Парад капитализма – 1: «ключевые мифы»

Парад капитализма – 1: «ключевые мифы»

Ключевой миф (не только у капитализма, вообще) – это некое утверждение, повторяемость которого стремиться к бесконечности, а доказательность, рациональные основания – к нолю. Первое делает его «ключевым», а второе «мифом». Нет числа повторениям законов Ньютона в школах мира, но ведь у них есть и рациональное, достаточное основание. С другой стороны, некая необоснованная ложь, сказанная один-два раза, а потом забытая – тоже не может претендовать на роль «ключевого мифа».
А вот когда сойдутся бесконечность повторений, упорных, как сама смерть, вдалбливающих, зубрящих – и ноль содержания, тогда мы и имеем «ключевой миф». «Кровавый Сталин», «Россия сбила «боинг», «Рыночная экономика эффективнее всего» — и тому подобные ключевые мифы, глобальные (как миф ГУЛАГа) и локальные (как миф о «боинге» или «страшном Асаде в Сирии») – по сути, слагают фундаментальную основу современной жизни, формируя её уродливую и неадекватную реальность.

Ключевой миф призван подменить собой здравый смысл и непосредственный житейский опыт.
Проживая в доме сталинской постройке, и в городе той же самой постройки – ты обязан верить, что Сталин плохой. Зато те, кто не предоставили тебе ни одного квадратного метра – хорошие и благородные люди. Хоть не они, а Сталин тебя «пересадил» из лаптей в кожаную обувь. Хоть не они, а Сталин выстроил ту школу, которая сделала тебя образованным человеком, и которую «светлоликие свободолюбцы» теперь разрушают до основания…
Когда ты говоришь, что в рыночной экономике тебе очень плохо, и ты в упор не видишь в её маразматических играх ничего эффективного – тебе отвечают, что не нужно смотреть на личный опыт. Личный опыт совсем не важен, а смотреть надо на ФРГ, которая «вон какая успешная» — и всё благодаря рыночной экономике…
А ты не хочешь смотреть на ФРГ, и не потому, что считаешь себя со своей бедой пупом земли, а просто из тех соображений, что про себя и свои болячки ты знаешь лучше всех. А про ФРГ ты ничего не знаешь, кроме того, что тебе рассказывают «светлоликие», вбивающие, как гвоздь, тебе в голову, образ её невообразимой успешности…
Правдивость этих историй – на совести навязчивых рассказчиков, а по личному опыту ты уже знаешь, что совести у них нет. Кроме того, если ты умный человек, то ты знаешь базовое правило логики:
— нельзя утверждать post hoc ergo propter hoc[1] — «после этого, значит по причине этого».
Даже если ФРГ и процветает – откуда мы знаем, что причины этого именно те, про которые нам рассказывают «светлоликие»? Например, возможность выращивать кокосы связана с климатом, а вовсе не с трудолюбием селян. А что, если (простое предположение) – у процветания ФРГ совсем другие причины, никакого отношения к «рыночным отношениям» не имеющие?!
Знание с достаточным основанием работает само по себе, безо всяких отсылок к ФРГ или Швейцарии. Оно должно войти в твой личный, непосредственный опыт – иначе оно не является знанием с достаточным основанием. В частности, рыночная эффективность должна лично ощущаться тобой на твоём месте, а не «где-то в ФРГ, где нас нет».
Нельзя принимать простое сосуществование элементов как причину и следствие! Это безумие! Иначе мы будем считать палку в углу причиной дождя, поскольку когда шёл дождь – палка стояла в углу.
Считать рыночную экономику причиной процветания ФРГ – всё равно что считать сомбреро причиной появления бананов. «Растить бананы очень просто – надо лишь на всех колхозников надеть сомбреро, и дело пойдёт на лад!» — утверждает очередной Хрущёв. А когда сомбреро надеты, бананы не растут – начинается занудное разбирательство: видимо, сомбреро были не того размера, не из той соломки, не с той шириной полей – вот бананы и не уродились!
«Расцвести стране очень просто – надо просто запустить рыночные отношения».
В 9 из 10 стран, «запустивших» этот миф у себя – всё так «запущено», что уже стало неизлечимо. Почему? Потому что вы, по сути, уравняли внешние приметы со внутренней анатомией успеха, сомбреро с урожайностью бананов.
На самом деле каждой успешной страны – уникальна, соткана из сотен и тысяч уникальных факторов, которые были в распоряжении ИМЕННО И ТОЛЬКО у этой страны. Мы не можем повторить успехов кокосоводов Экватора, потому что у нас нет тех факторов, которые работают на них. А страна без нефти не может повторить успеха нефтедобывающей страны, и т.п.
А потому надо ориентироваться на то, что делает успешным лично тебя, а не на то, что кого-то и где-то якобы сделало успешным, о чём тебе известно из смутных преданий. Чужой опыт тоже, конечно, желательно учитывать, для широты картины мира, но не тогда, когда он идёт вразрез с твоим собственным опытом.
+++
Плановых экономики может быть много, «мильон видов», а рыночная – всегда одна. Базируется их различие на определённости и неопределённости.
Определённого может быть очень много разного, и хорошего, и плохого, и умного, и не очень.
Можно засадить сад помидорами, а можно редисом. Или вообще горчицей – имея какие-то свои виды на сей горький продукт.
На этом выборе определённости можно выиграть, а можно прогореть.
А можно вообще ничего не сажать. И думать – всё равно само что-нибудь вырастет. И – действительно, ЧТО-НИБУДЬ да вырастет, правда, заранее не угадаешь, что.
Тут ключевая разница:
1) Будет что-то, мы знаем, что. Мы это запланировали.
2) Будет что-то, не знаем что. Грядущее покрыто мраком.
Первое – социализм (точнее, социализмы, их вариантам нет числа). Второе – капитализм.
По сути, рыночный миф запрещает именно то, чем человек сделал себя человеком и выделил из животной среды: всякую попытку исправить действие слепых, неуправляемых стихий. Человек исправил действие молнии, придумав громоотвод; но ему строго запретили исправить действие циклических кризисов, придумывать кризисоотводы!
Важно понимать, что ЛЮБОЕ вмешательство в стихийно складывающиеся реалии – уже есть покушение на рыночную экономику и «свободные отношения». Кто бы и как бы не вмешался в жизнь джунглей – он уже, одним фактом своего вмешательства, нарушил и прервал ход их естества.
+++
Конечно, не всякое планирование – правильное. Много есть вариантов неправильного планирования, роковых ошибок при планировании, как много есть на свете «летательных аппаратов» — не сумевших пройти лётные испытания.
Но сам принцип планирования – всегда правильный. Он содержит в себе и механизм преодоления ошибок целеполагания, которого в дикой природе просто не существует (по причине бесцельности). Изменить курс движения – и отказаться от самого движения – разные вещи. Особенно если от всякого движения отказываются, ссылаясь, что раньше двигались неверным курсом…
+++
Рыночные экономисты могут гордиться тем, что никогда не ошибаются – потому что не ошибается тот, кто ничего не делает. А они в буквальном смысле слова ничего не делают: созрел плод, сорвали. Не выросло плодов – не сорвали, на всё воля рынка.
Их знание об экономике ограничивается тем, что они ничего о ней не знают. Разумно хозяйствующее человечество знало бы цены на десятилетия вперёд, а рыночный экономист не знает точной цены на нефть или золото даже на завтра!
Но их нельзя упрекать – потому что при их методологии «невмешательства в стихию» вообще нельзя ничего знать или контролировать. В лучшем случае можно только предсказывать, ориентируясь по косвенным признакам, и всё время добавляя мем «но это неточно». Потому что с точностью рыночный экономист не может сказать вообще ничего!
Поскольку всякое знание о процессе является прологом к управлению процессом, рыночный миф, запрещая управлять экономикой, запрещает и изучать её. Неуправляемость и непознаваемость – не просто близко родственны, но и вообще две стороны одной медали. Непонимание – причина неуправляемости, а неуправляемость – следствие непонимания, незнания.
+++
Может ли рыночная экономика быть эффективной? В чистом её виде, очевидно, что нет. Эффективность связана с целеполаганием, а рыночная экономика циклична и бесцельна.
Зачем же тогда нужен рыночный миф, столь настойчиво, хотя со всё более очевидной неосновательностью, вбиваемый в головы?
«Элиты» он привлекает тем, что через непознаваемость и неуправляемость щедро дарует им безответственность. Поскольку неясно, что должен сделать начальник, куда привести – то любой итог и любой пункт прибытия можно объявить «успехом» и «победой».
То есть благодаря рыночному мифу «элиты» лишаются ТЕХЗАДАНИЯ. Это не тот случай, когда тебе сказали построить дом, а ты не построил – и наказан. Этот тот случай, когда сказали строить неизвестно что, ты положил кирпич на кирпич, и объявил это «шедевром».
На помощь рыночному мифу приходят «свободные выборы» — процесс смены объективной шкалы оценки на глупый и фарсовый «конкурс симпатий».
Понимаете, техзадание снимает демократическую клоунаду, у него принципиально другие критерии оценки. Если человек справляется с ясной и однозначно озвученной задачей – зачем его избирать? А если не справляется – тем более, зачем?!
Мастеров своего дела не выбирают – ими становятся. И доказывают мастерство вовсе не «выдвижением кандидатуры», а результатом труда.
Другое дело, что когда неизвестно – что именно и к какому сроку должен обеспечить руководитель – тогда определить его остаётся только глупым способом «конкурса симпатий», так сказать, на глазок и по вкусу. Нет технического задания – нет объективно измеримых обязанностей и рационально оцененных успехов. Если ничего не планировалось – зачем удивляться, что ничего не сделано?
Вот и остаётся оценивать только улыбку да красноречие болтунов!
Преобразоваться это общество не может ни в какую сторону, потому что – повторюсь – всякое вмешательство в то, что само собой сложилось, есть убийство рыночного принципа.
Куда не начни менять – уже само то, что ты меняешь что-то есть свидетельство ПЛАНИРОВАНИЯ.
Где есть план – там возникает ответственность.
Начальникам она очень не нравится.
Но у человечества иного пути прогресса – нет.
——————————————————
[1] Логическая ошибка, заключающаяся в том, что простую последовательность событий во времени принимают за их причинную связь. Данная ошибка лежит в основе многочисленных суеверий, легко возникающих в результате соединения во времени двух событий, никак не связанных друг с другом.
Экономика и Мы

Оригинал