Куда испарился дух встречи на Эльбе?

Куда испарился дух встречи на Эльбе?

Владимир Малышев

Один из ключевых эпизодов завершения Второй мировой войны – встреча в конце апреля 1945 года советских и американских солдат в Саксонии, на реке Эльба. Это хорошо известная история, ее много раз описывали в своих воспоминаниях и американские, и наши ветераны. Историческая встреча союзников произошла 25 апреля недалеко от города Торгау. Однако неплохо бы напомнить о ней сегодня, когда отношения между США и Россией оказались на самой нижней точке.
Тогда навстречу друг другу вышли части и подразделения 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии и 58-й стрелковой дивизии, входящей в состав войск 1-го Украинского фронта, которым командовал маршал Иван Конев. Войскам Красной армии был дан приказ остановиться у Эльбы. Расстояние между ними и американцами было всего 25 километров.
Союзники направили к Эльбе сразу несколько разведгрупп с целью обнаружить передовые части Красной армии. Первыми это сделали солдаты 273-го пехотного полка США во главе с лейтенантом Котцебу. 25 апреля в 11.30 в деревушке Леквитц они увидели всадника в незнакомой им форме. Один из американцев, знавший русский язык, попытался заговорить с незнакомцем, но тот пришпорил коня и умчался прочь.
Вторая группа, возглавляемая майором Крэйгом, прибыла в ту же деревушку Леквитц позднее, и снова наткнулась на наших кавалеристов. Обменявшись приветствиями, американцы и русские разъехались. Но была еще и третья группа, которой командовал юный лейтенант Робертсон.


Историческая фотография
25 апреля, около двух часов дня, командир 58-й гвардейской дивизии генерал Русаков сообщил, что полчаса назад в четырех километрах северо-западнее маленького городка Риза бойцы 7-й роты 173-го гвардейского стрелкового полка во главе с командиром роты старшим лейтенантом Голобородько заметили группу неизвестных военных в незнакомой форме.
Через некоторое время над крепостью, стоящей почти у самого берега Эльбы – реки, ставшей потом знаменитой, затрепыхалось большое полотнище. Можно было различить национальные цвета флага США – синий, красный и белый. Наши разведчики сразу же подали оговоренный с американским командованием опознавательный сигнал – красную ракету. Однако ответа – зеленой ракеты – не последовало. Как потом выяснилось, ее у американцев попросту не было.
Между тем до русских разведчиков, находившихся на западном берегу реки, донеслись выкрики сначала на английском языке: «Америка! Россия!» А через несколько минут со стен крепости раздалась русская речь: «Товарищи! Здесь союзники! Здесь американцы! Москва! Америка!»
Разведывательный взвод 58-й дивизии бросился к переправе, а наши солдаты, находившиеся на западном берегу, увидели, как от крепости к мосту побежал человек в американской форме. Через минуту советские солдаты, которыми командовал лейтенант Александр Сильвашко, уже жали руку американцу. Им был офицер разведки 1-го батальона 273-го полка той же 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии младший лейтенант Уильям Робертсон.
Среди союзников оказался солдат с фотоаппаратом, он-то и сделал те кадры, которые затем вошли в историю. Именно фотография Робертсона и Сильвашко, стоящих в обнимку, разлетелась по свету, и стала символом исторической «встречи на Эльбе» (на фото). Москва салютовала этой встрече 24 залпами из 324 орудий, торжества прошли на Таймс-сквер в Нью-Йорке. Встречи солдат армий США, Англии с советскими солдатами и офицерами вылились, как писали тогда газеты, в демонстрацию дружбы соратников по оружию.
В результате соединения войск союзников остатки вооруженных сил Германии были расколоты на две части – северную и южную. Это значительно ослабило их сопротивление и ускорило окончательный разгром гитлеровского Рейха.


Директива Жукова
Командование Красной армии готовилось к встрече с американцами заранее. Маршал Жуков направил в войска директиву, где подробно указал, как себя вести с союзниками. Пункт первый директивы гласил: «Старшему войсковому начальнику, на участке которого произошла встреча, в первую очередь связаться со старшим начальником американских или английских войск и установить повсеместно с ним разграничительную линию согласно указаниям Ставки… Никаких сведений о наших планах и боевых задачах наших войск никому не сообщать».
Зная, что в конце войны радостных застолий не избежать, Жуков требовал: «Инициативу в организации дружеских встреч на себя не брать. При встречах с союзными войсками относиться к ним приветливо. При желании американских или английских войск организовать торжественную или дружескую встречу с нашими войсками, от этого не отказываться и высылать своих представителей. О всех такого рода приглашениях немедленно докладывать по команде и посылать своих представителей в каждом случае с разрешения старшего начальника не ниже командира корпуса».
При этом особо отмечалось, что при всех встречах с союзниками, «нашим войскам во всех случаях быть образцом дисциплинированности и порядка. Всему генеральскому и офицерскому составу строго соблюдать форму одежды и иметь опрятный вид». Указывалось также, что особое внимание следует обратить «на сохранение военной тайны».
В американской армии тоже готовились. Отпечатали специальные брошюры о некоторых русских обычаях. Солдатам рекомендовали пожимать руки при встрече с красноармейцами, на праздничных концертах хлопать в ладоши, а не свистеть в знак одобрения, как это принято в США, и т.п.


Банкет для генерала Брэдли
После исторической встречи в Торгау маршал Иван Конев пригласил американских офицеров и генералов во главе с Омаром Брэдли на дружескую встречу в свой штаб на берегу Эльбы. Вот как он вспоминал об этом в своих мемуарах «Записки солдата»: «Русские банкеты на Эльбе начались со штабов дивизий, и, по мере того как этот обычай распространялся, штабы соединений и объединений пытались перещеголять друг друга в обилии закусок и напитков. Русская водка и бесконечные тосты за победу уже свалили с ног офицеров нескольких штабов…»
У Конева Брэдли ожидал роскошный банкет: «На столе в изобилии были свежая икра, телятина, говядина, огурцы, чёрный хлеб и масло, – восторгался Брэдли. – Центр стола был уставлен бутылками с вином. Графины с водкой стояли повсюду, и тосты начались сразу же, как только мы уселись за стол. Конев встал и поднял свой бокал. – «За Сталина, Черчилля и Рузвельта!» – провозгласил он тост, не зная ещё, что Трумэн сменил Рузвельта на посту президента США».
После обеда хор красноармейцев исполнил для Брэдли американский гимн. Они не знали английского, но выучили текст наизусть. Затем перед Брэдли выступила «балетная труппа, танцевавшая под аккомпанемент дюжины балалаек», что привело американского генерала в восхищение. На вопрос гостя, кто эти красавицы, Конев ответил: «У нас в армии все девчата такие». В завершение американец получил в подарок донского жеребца и «русский пистолет, рукоятка которого была украшена красивой резьбой».
Когда же настала очередь Коневу нанести визит в ставку Брэдли, то американец тоже решил не ударить лицом в грязь, застолье проходило под аккомпанемент скрипача-виртуоза.
«Обычный американский солдат», – представил его генерал Брэдли. Хотя на самом деле это был специально выписанный из Парижа знаменитый профессиональный скрипач Яша Хейфиц, кстати, уроженец России.
А Коневу генерал армии США подарил джип с карабином и ящиком сигарет, заметив: «Мне, вероятно, достанется от начальника контрольно-финансового управления, и в течение 20 лет после войны придётся расплачиваться за это».


Лицемерная «дружба»
Но так относились друг к другу солдаты и офицеры, а иногда даже и генералы, участники общих сражений с нацизмом, с радостью праздновавшие окончание кровопролитной войны.
Однако в Вашингтоне, в Лондоне, да и в Москве тоже отлично понимали, что как только утихнет гром орудий, прежние союзники тут же станут врагами. Британский премьер Уинстон Черчилль описал в своих мемуарах сложившуюся весной 1945 года ситуацию.
«Уничтожение военной мощи Германии повлекло за собой коренное изменение отношений между коммунистической Россией и западными демократиями. Они потеряли своего общего врага, война против которого была почти единственным звеном, связывавшим их союз. Отныне русский империализм и коммунистическая доктрина не видели и не ставили предела своему продвижению и стремлению к окончательному господству».
Но ведь к мировому господству на самом деле стремились разжиревшие на войне США, а Англия, закулисный организатор Второй мировой войны, ради достижения безоговорочного господства «англоговорящих стран» в мире, отчаянно пыталась сохранить остатки своего былого могущества.
Поэтому еще до встрече на Эльбе, в апреле 1945 года Черчилль приказал Объединённому штабу планирования Военного кабинета представить соображения относительно операции «Немыслимое» – нападения на СССР в Европе силами британских и американских войск, при участии 10-12 немецких дивизий разгромленного Рейха. Операцию планировали начать 1 июля 1945 года. Этот циничный план не был осуществлён только потому, что англо-американцы имели в Европе 103 дивизии против советских сил, эквивалентных 264 союзническим дивизиям, 8798 своих военных самолётов против советских 11 742, обладая превосходством лишь на море.
Сталин узнал об этом предательском плане союзников от советской разведки в Лондоне. Москва потребовала от британцев расформировать сдавшиеся немецкие дивизии и перегруппировала свои силы в Европе, чтобы их не застали врасплох. США, всё ещё нуждавшиеся в помощи России против Японии на Дальнем Востоке, решили отложить нападение, уповая на наращивание своей ядерной мощи.

Но уже осенью 1945 года, когда Япония была повержена, США разработали план атомной бомбардировки городов Советского Союза. У СССР тогда еще не было атомной бомбы, но напасть на нас они и тогда тоже не решились.
Опасались огромной, закаленной в боях Красной армии, нашей танковой армады, которая стояла тогда в Восточной Европе и, в случае атаки на СССР, могла сразу ворваться в Западную Европу, где американцы ядерное оружие применить уже не могли. На параде Победы в Берлине в сентябре 1945 года перед стоящими на трибуне генералами союзников прогрохотали специально присланные Сталиным гигантские тяжелые танки ИС-3 (Иосиф Сталин). Грозный облик этих исполинов с невиданными литыми куполообразными башнями тоже остудил горячие головы.


«Встреча на Эльбе» в искусстве
В 1949 году в СССР режиссер Григорий Александров снял художественный фильм, посвященный историческому событию. Его действие начинается в конце войны со встречи советского командира с западными союзниками. Встретившись на Эльбе, коменданты городов, расположенных в советском и американском секторах, подружились. Но в конце фильма в советской части обнаруживают и раскрывают нацистский заговор, организованный американцами. Комендант американской части, верный своему долгу офицер, пытается помешать нацистам, помня, что это их общий враг, но женщина – эмиссар ЦРУ– препятствует ему. В конце фильма, после провала операции, она покидает Германию.
Так что даже тогда, когда уже началась холодная война, не все иллюзии были нами еще изжиты…
Сегодня же, когда США уже открыто объявили Россию своим врагом и не скрывают намерения нас уничтожить, встреча на Эльбе должна быть для нас уроком. Многие тогда в нашей стране наивно считали, что совместная борьба с нацизмом даст нашей стране после войны возможность мирно сотрудничать с Западом.
Может, именно так думали и простые американские солдаты, которые радостно пили водку вместе с советскими коллегами по оружию. Да и многие годы спустя после войны мы продолжали надеяться, что «дух Эльбы» поможет нам улучшить отношения с США, а в 90-е мы буквально бросились к американцам в объятия. Но это снова была напрасная иллюзия. В этих объятиях нас чуть не задушили.


Коварство «союзников»
В Вашингтоне и Лондоне на самом деле никогда Советский Союз настоящим союзником не считали, а рассматривали его как опасного геополитического противника. Как и сегодня – Россию. Союз против Гитлера был для англосаксов всего лишь временной «сделкой», стремлением использовать СССР для борьбы с Гитлером в своих интересах. Американцы все годы войны продолжали поставлять Рейху сырье, а когда Красная армия вошла в Германию, начали с немцами закулисные сепаратные переговоры.
Немного времени спустя после встречи на Эльбе в своей знаменитой Фултонской речи, которая считается началом Холодной войны, Черчилль объявил: «От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь континент, был опущен «железный занавес».
«Дух Эльбы», о котором мы и сегодня с ностальгией вспоминаем, был проявлением энтузиазма простых людей в военной форме стран-союзников, которые боролись с общим для них в то время страшным врагом –нацизмом, но к реальной геополитической борьбе в мире никакого отношения не имел и не имеет.
США и Англия никогда на самом деле не считали СССР настоящим союзником. Увы, если русским и американским солдатам и придется встретиться сегодня, то уже явно не как «братьям по оружию». «Дух Эльбы» за океаном давно испарился.
«Столетие»

Оригинал