«Буря в пустыне» – послесловие к годовщине, или Мифотворчество как информационное оружие. Часть первая

«Буря в пустыне» – послесловие к годовщине, или Мифотворчество как информационное оружие. Часть первая

17 января 2021 года исполнилось 30 лет с начала операции «Буря в пустыне». Столько же насчитывает беспрецедентная по масштабам кампания по фальсификации и искажению фактов по поводу этих событий. Замалчивание неудобных фактов, гипертрофированная героизация мнимых побед и примитивная ложь, которую тиражировали СМИ и даже государственные деятели, навязывались так бесцеремонно и активно, что давно перешагнули пределы воображаемого.

Миф 1. Иракская армия была полностью разгромлена

Западная пропаганда широко использовала приводимый ниже снимок как доказательство «конца иракской армии». Все старательно избегают упоминать, что фото сделано в Кувейте утром 26 февраля, когда иракские войска уже выполняли приказ на вывод и находились в походной колонне, о чём Багдад официально объявил. Американские ВВС фактически били в спину. Известное американское ноу-хау.

В операции «Буря в пустыне» впервые в военной истории вместо традиционной огневой подготовки был применён бесконтактный способ воздействия, то есть массированная воздушная кампания. Она началась 17 января и продолжалась до 24 февраля 1991 года, когда было начато наземное наступление сил коалиции. Ирак располагал примерно 600 самолётами (из них около 70% были устаревшими) и 400 вертолётами. Авиационная группировка союзников превосходила по численности иракские ВВС в пять раз и использовала космические средства разведки, целеуказания и связи, имея, таким образом, огромное качественное преимущество. Тем не менее по итогам воздушной фазы иракская авиация потеряла 34 самолёта и 7 вертолётов; потери ВВС союзников – 68 самолётов и 29 вертолётов. Это мало напоминает разгром, о котором трубили тогда СМИ.

Что касается наземной фазы, то и здесь дело обстоит совсем не так, как рассказывают западные мастера дезинформации.

К началу наступления сил коалиции в самом Кувейте находились всего две дивизии ВС Ирака, в первом эшелоне обороны на юге страны – 9, в том числе три танковые дивизии Республиканской гвардии. Всего в составе иракских сухопутных сил насчитывалось 43 дивизии, сведённых в 8 армейских корпусов, но лишь четверть была развернута на ТВД. Коалиция выставила против них в наземной операции до 700 тыс. военнослужащих – только в VII экспедиционном корпусе было 142 тыс. солдат и офицеров, 1587 танков, 1502 БМП и БТР, 669 артсистем и 223 боевых вертолёта. Пентагон направил самые боеспособные соединения американской армии, включая 82-ю и 101-ю дивизии ВДВ, 1-ю и 3-ю бронетанковые, 24-ю механизированную, экспедиционный корпус морской пехоты и многие другие. Активно поддержала союзников Великобритания, а всего в созданной США коалиции участвовали 37 стран, при этом общая численность привлечённых военнослужащих превысила 1,2 млн человек и более 200 тыс. гражданского персонала.

Вот как описывали результаты боев в США: «За 80 часов непрерывного движения и боев VII корпус разгромил 12 иракских дивизий, уничтожив при этом около 1300 танков противника, 1200 БТР и БМП, 285 артиллерийских и 100 зенитных систем, взял в плен 22 тыс. пленных. Собственные потери корпуса составили 11 танков, 19 БМП, один вертолёт «Апач» и 22 человека убитыми».

Профессиональные пропагандисты, сценаристы Голливуда и работники жёлтых СМИ оценили иракские потери в 3847 танков (!), около 3000 артиллерийских орудий и 100 тыс. убитыми. То есть получалось, что танков было уничтожено в два раза больше, чем имелось на вооружении иракской армии. Это никого не смутило.

Одновременно в США категорически отвергали потери танков «Абрамс» М1А1, пока не стало достоверно известно, что только в одном бою в ночь на 27 февраля 3-я бригада 1-й пехотной дивизии потеряла пять «Абрамсов» и четыре БМП «Бредли». Причем вся эта техника была уничтожена «дружественным огнём» – будучи контратакованными, американские танкисты впали в панику и стреляли без разбору. По данным МО СССР, только в ходе танкового сражения в районе авиабазы ас-Саман было подбито 68 американских танков «Абрамс». В США эти сведения были табуированы: видео- и фотоматериалы с кладбищ американской бронетехники в Ираке тщательно удалялись; были даже случаи возбуждения уголовных дел.

Война выявила многочисленные изъяны американской армии, прежде всего тылового обеспечения, но военная цензура старательно удаляла любой негатив. Показателен случай, когда 27 февраля большинство танков 1-й и 3-й бронетанковых дивизий остались без горючего. В тех условиях это означало потерю боеспособности и, продлись боевые действия ещё немного, генералу Шварцкопфу пришлось бы заниматься организацией отступления и эвакуации.

В мифотворчестве не отставали и союзники: французские «историографы» утверждают, что их контингент уничтожил две мотострелковые (!) дивизии иракцев, потеряв двух человек! И это при том, что французы принимали участие в операции лишь один день 24 февраля, после чего американцы поручили им функции охраны, а полков как таковых и мотострелковых дивизий в ВС Ираке никогда не было и нет.

Миф 2: Цели и задачи «Бури в пустыне» полностью выполнены

Главной целью операции было свержение режима Саддама Хусейна. В первые часы наземной операции 24 февраля более 40 тяжёлых транспортных вертолётов «Чинук» и 60 «Блэк Хоук» 18-й авиабригады в сопровождении трёх десятков ударных «Апачи» и «Кобр» перебросили десантников 1-й бригады 101-й ВДД на 180 км вглубь Ирака. После высадки часть из них приступила к сооружению долговременной базы, а другая продолжила бросок на север. Они углубились на 270 км и перерезали стратегическое шоссе, соединяющее Кувейт с Багдадом в готовности обеспечить продвижение главных сил к иракской столице. Отдельные подразделения вышли к городу Неджеф, а ДРГ спецназа США и Великобритании были замечены и частично уничтожены северо-западнее Багдада.

Утром 28 февраля 1991 года вступил в силу приказ президента Дж. Буша о завершении операции «Буря в пустыне», а 3 марта в местечке Сафван (погранпереход между Ираком и Кувейтом) было подписано соглашение о прекращении огня. Подчеркнём – это не был акт о капитуляции! Более того, документом предусматривалось, что ни один военнослужащий коалиции не должен остаться на территории Ирака! Свои подписи под этим документом поставили командующий операцией американский генерал-лейтенант Норман Шварцкопф, от иракской стороны – начальник оперативного управления ГШ генерал-лейтенант Султан Хашем Ахмед. В попытке хоть как-то уязвить иракцев они настояли на ещё одном подписанте – им стал «командующий силами Арабской лиги» саудовский генерал-лейтенант принц Халед бин Султан. От Кувейта никого не было и быть не могло, поскольку многие подданные эмира Джабера, включая его самого, покинули свою отчизну при первых известиях о вступлении иракской армии.

Власти США весьма неуклюже пытались объяснить прекращение боевых действий тем, что, мол, диктатора заставили уйти из Кувейта и больше делать там нечего – статус-кво восстановлен. 2 марта, то есть спустя двое суток после официального прекращения боевых действий, 24-я механизированная дивизия совершила марш в долину р. Евфрат, уничтожая по пути колонны отходящих иракских войск и даже автобусы с беженцами. Впоследствии бывшие подчинённые командира дивизии под присягой дали показания, что выполняли приказы генерал-майора Барри МакКэффри, в том числе расстрелы сотен иракских военнопленных. Высшее американское руководство об этом знало, но решило не выносить сор из избы. В итоге МакКэффри вошёл в предвыборный штаб будущего президента Клинтона и завершил карьеру четырехзвёздным генералом. Однако судьба 24-й дивизии, одного из старейших и самых заслуженных соединений армии США, после такого пятна на репутации сложилась иначе – в дальнейшем она была превращена в учебный центр Национальной гвардии, а затем расформирована.

Выступая в январе 1992 года в Багдаде, Саддам Хусейн заявил: «Мы не просили перемирия. Это была не наша инициатива». Истинная причина прекращения войны заключается в том, что американцы осознали: иракская регулярная миллионная армия с 8-летним боевым опытом, накопленным во время войны с Ираном, могла нанести нападающей стороне неприемлемый ущерб. Особенно насторожили американцев ракетные удары по Саудовской Аравии (КСА) и Израилю.

9 января 1991 года в Женеве глава МИД Ирака Тарик Азиз на вопрос, будет ли Багдад атаковать Израиль в случае начала операции союзников, ответил утвердительно. И это были не пустые слова: впоследствии иракские ракетные атаки попортили немало крови израильтянам. Ирак задействовал мобильные комплексы ОТР «Эль-Хуссейн» и «Эль-Аббас», разработанные на основе советских ракет 8К14. Радиус их боевого применения составлял 550 км, всего было выпущено более 80 ракет. США доставили в КСА и Израиль около 60 противоракетных комплексов «Пэтриот», но, по оценкам контрольной палаты администрации США, было перехвачено всего 9 % ракет, а эффективность ударов была занижена многократно. Так, 25 февраля одна из ракет попала в казарму на территории военной базы Дахран (Саудовская Аравия). В здании находилось более 200 американских военнослужащих, по официальным данным погибли 28, 97 были ранены. Есть, однако, обоснованные сомнения в объективности этих данных: получается, что 100 человек из находившихся на тот момент в казарме вообще не пострадали, тогда как само здание превратилась в груду горящих развалин!

Невозможно поверить, что Вашингтон создал огромную войсковую группировку и начал боевые действия во имя выполнения резолюции СБ ООН. Американцы умеют считать деньги и не тратят их на что-то эфемерное. А затраты на подготовку, развёртывание и собственно боевые действия вышли далеко за триллион долларов. Чтобы лучше представить эти масштабы, достаточно указать, что среднесуточная потребность в снабжении группировки коалиционных войск на ТВД в период с конца августа по начало октября 1990 года составили: пресная вода – 57 млн. л в день; лёд – 95 тонн в день; бензин – 687 тыс. л; дизтопливо – 456 тыс. л; авиационный керосин – 198 тыс. л. За время воздушной фазы авиация коалиции совершила около 110 тыс. самолётовылетов (84% приходилось на долю США), сбросив 88,5 тыс. тонн боеприпасов (75% – американских), в том числе 6,5 тыс. тонн высокоточных (американских – 90%). Однако к большим людским потерям американцы готовы не были, а именно это их непременно ожидало, продолжи они наступление на Багдад.

Тогда был запущен новый план – изолировать Ирак и довести до состояния, когда режим будет неспособен оказывать сопротивление. Совет Безопасности ООН с готовностью пошёл навстречу. В апреле 1991-го появилась миссия UNIKOM (United Nations Iraq-Kuwait Observation Mission), в состав которой входили как военные наблюдатели, так и войсковые подразделения с задачей наблюдения за ситуацией на ирако-кувейтской границе. В 1993-м под контролем ООН была завершена новая демаркация границы, причем не в пользу Ирака и с депортацией всех проживавших в приграничных районах Кувейта иракцев.

Продолжение следует

ФСК

Оригинал