Всемирный день международного уголовного монстра

Всемирный день международного уголовного монстра

17 июля отмечается Всемирный день международной юстиции. В этот день в 1998 году был подписан Римский статут Международного уголовного суда (МУС). Сегодня международная уголовная юстиция – это действительно монстр, не имеющий отношения ни к понятию «международного», ни к понятию «юстиция».

Первым щупальцем монстра стал Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии, созданный в прямом нарушении международного права в 1993 году Советом Безопасности ООН. Сразу после голосования ряд членов СБ (например, КНР, Бразилия) заявили, что они действовали в нарушение норм международного права.

Однако через год СБ ООН создал ещё один трибунал – Международный уголовный трибунал по Руанде. В 1998 году появился Международный уголовный суд. В 1997 году – Специальный трибунал по Камбодже. В 2002 году – Специальный суд по Сьерра-Леоне. В 2007 году – Специальный трибунал по Ливану. В 2016 году – Специальный трибунал по Косово. В 2019 году – Специальный суд по Центральной Африке.

В настоящее время Международный трибунал по бывшей Югославии и Международный трибунал по Руанде официально прекратили деятельность, но на самом деле они продолжают функционировать под новой вывеской «Международный остаточный механизм для уголовных трибуналов». И если трибунал по Югославии просто поменял вывеску над входом,

ICTY – Международный трибунал по бывшей Югославии. MICT – Международный остаточный механизм для уголовных трибуналов (существовали параллельно в течение нескольких лет!)

то трибунал по Руанде «прекратил деятельность» эффектнее – он заполучил новое здание, построенное уже после «прекращения» деятельности.

Cтарое здание Международного трибунала по Руанде;

Новое здание, построенное на средства ООН после «закрытия» трибунала

Итак, создание системы международной уголовной юстиции началось с учреждения специальных трибуналов для отдельных стран и регионов. При этом создание Международного уголовного суда (МУС) не остановило процесс размножения специальных судов.

Официально провозглашёнными целями международных уголовных трибуналов объявляется «борьба с безнаказанностью», «преследование лиц, совершивших международные преступления». На самом деле цели этой системы совсем другие. Основных целей три: ликвидация системы высшего руководства государств; разрушение прогрессивного международного права; создание новой мировой системы норм – глобального права.

До 2020 года государственных лидеров ликвидировали на традиционном «испытательным полигоне» МУС – в Африке. Это были руководители Ливии, Кот-д’Ивуара, Демократической Республики Конго, Кении, других стран. А в марте 2020 г. Международный уголовный суд принял решение начать расследование военных преступлений, совершённых военными США в Афганистане, что напрямую связано с попыткой помешать победе на выборах президента США Д. Трампа. Международный уголовный суд поставил высшее военное руководство США перед выбором: либо оказаться под угрозой ареста и суда, либо отказаться от поддержки действующего президента.

Главное направление удара, наносимого монстром международной юстиции, – ликвидация принципа суверенитета государства. Это и навязчивые ордера на арест глав государств, и попытки распространить свою юрисдикцию на страны, не подписавшие Римский статут Международного уголовного суда. Начали с Судана. Затем – Мьянма. А теперь предпринимаются попытки создать основания для распространения юрисдикции международных судов на Китай и Россию. Не надо думать, что выход России из Статута МУС в 2016 году сдержит это заведение от «расследования» ситуации на Украине и в Грузии в нужном ему ключе. Кстати, оценим в данном контексте одну из недавно принятых поправок в Конституцию России…

Не случайно деятельность органов международной уголовной юстиции сопровождается скандалами. Она скандальна по своей сущности. Одним из последних скандалов стал арест в Финляндии бывшего главного свидетеля Специального суда по Сьерра-Леоне Джибрила Массакви. На показаниях данного свидетеля было построено большинство обвинений в этом суде. Сейчас оказалось, что это жестокий преступник, совершавший убийства и изнасилования. Впрочем, СМИ «открыли» это сейчас только для себя. Адвокаты Специального суда говорили об этом раньше, ещё во время судебных процессов. Говорили также, что Массакви даёт показания за деньги, получаемые от прокуратуры! Более того, прокуратура признавала, что платит своим свидетелям. А судьи при этом отказывались рассматривать иски защиты, которая требовала разобраться со свидетелями, нанятыми за деньги!

Вообще, примеров грязных дел прокуроров и судей предостаточно. Это и прямые угрозы свидетелям и членам их семей, которые отказывались давать ложные показания. Это и ряд смертей обвиняемых с прямым указанием на участие или соучастие в этих смертях сотрудников трибуналов. Это и омерзительная коррупция. Официально сотрудники трибуналов всё это отрицают, а здесь (в случае с Джибрилом Массакви) – прямое признание! Да, а что: мы получаем нужные нам показания за деньги!

Деньги – важнейшая составная часть системы международной уголовной юстиции. За время своей деятельности МУС вынес всего четыре окончательных приговора, но стоило это 1 миллиард долларов США (!). Есть процессы и подороже. Так, один только процесс по делу «Прокурор против Айяша и др.» в Специальном трибунале по Ливану стоил почти миллиард долларов. При этом ни один из обвиняемых не был арестован и на процессе не присутствовал; в случае ареста хотя бы одного из трёх обвиняемых, процесс должен быть проведён заново.

И эти затраты – ничто по сравнению с выгодами, которые получают главные бенефициары деятельности международных уголовных судов. В большинстве своём это крупнейшие ТНК. Перечисляя выше главные цели «международной юстиции», мы не назвали ещё одну: а именно поддержание вооружённых конфликтов в тех странах и регионах, где эти ТНК осуществляют разграбление природных ресурсов. И ликвидация неугодных лидеров, и переписывание международного права работают на эту основную цель международного уголовного монстра.

Заглавное фото: Twitter

ФСК

Оригинал