Евгений Константинов: Дело регнумовцев. Последний штрих


2 февраля 2017 года многонедельный изматывающий фарс подошел к концу. Дело регнумцев, которое вызывало огромный резонанс в славянофильской среде, завершилось обвинительным приговором. Журналисты были признаны виновными в разжигании межнациональной розни, и получили одинаковые сроки лишения свободы с отсрочкой приговора. После этого их отпустили из зала суда.

Вашему покорному слуге выпала часть попасть в кадр оппозиционного журналиста в момент рукопожатия с Дмитрием Алимкиным. Я пришел в суд практически за час до начала заседания, так как опасался, что из-за наплыва прессы в зал могут пустить только ограниченное количество людей.

К счастью, мои опасения оказались напрасными. Мест, разумеется, на всех не хватило, однако желающие смогли разместиться в проходе. Многие оппозиционные журналисты не стремились занять кресла, так как планировали вести фото и видео съемку обвиняемых.

Когда я направлялся в суд, то был уверен, что прокурор уже на прошлом заседании огласил за судью приговор обвиняемым. Были даже определенные сомнения в том, что судья прислушается к прокурору и отпустит обвиняемых домой. Белорусская Фемида всегда представлялась мне достаточно непредсказуемой, а в данном случае наличие некоторых подковерных игр грозила моим друзьям серьезным сроком заключения.

До начала заседания мне довелось услышать множество самых невероятных предположений. Кто-то уверял, что в недавнем выступлении Лукашенко угрожал следственным органам ответственностью за фабрикацию дела. Другие склонялись к значительному смягчению приговора, так как дело носит резонансный характер. Были и скептики вроде меня, которые уже имели возможность столкнуться с белорусским правосудием. Разочаровывать никого не хотелось, да и оставалась какая-то глупая, глубоко спрятанная надежда, что все обойдется.

Не обошлось. Судья скучным и невыразительным голосом зачитал приговор, буднично предупредил обвиняемых об ответственности за нарушение режима, после чего регнумцев выпустили из клетки, дабы они расписались в подписке о невыезде. Далее милиция и комитетчики попросили присутствующих удалиться из зала.

Было заметно, что обвиняемые находятся в подавленном состоянии. Они встретили момент освобождения из клетки без особенных эмоций, молча заняли место в первом ряду, а потом спокойно расписались в документах.

У выхода из зала уже дежурила толпа журналистов. Юра Павловец отказался от интервью, мотивируя это страшной психологической усталостью. Дмитрий Алимкин пожал руки тем, кто его приветствовал, а потом по-английски исчез. Сергей Шиптенко обстоятельно ответил на вопросы. Он заявил, что приговор будет обжалован, а сам он продолжит публицистическую деятельность.

После окончания процесса люди еще долго не расходились. В кулуарах обсуждалось общее положение с правами человека в стране, а также возможность объединения для противостояния национализму.

В тех коротких репликах, которыми мы обменялись с ругнумцами, чувствовалась глубокая усталость. Я даже не представляю, сколько времени должно пройти, чтобы ребята полностью оправились от пережитого. Разумеется, год жизни им уже никто не вернет, да и пребывание в застенках КГБ здоровья не добавляет.

Самый главный вопрос, который всех волнует – что дальше? Если обжаловать приговор в суде более высокой инстанции, то принесет ли это какие-то плоды? Звучало даже мнение, что на данном этапе стоило бы уйти в тень, и не привлекать внимание, дабы не раздражать власть.

Лично я считаю апелляцию делом практически безнадежным. В ходе самого процесса уже была невооруженным глазом видна предвзятость следствия и экспертов. Они могли действовать таким образом, только будучи полностью уверенными в своей безнаказанности.

Главным и одним из немногих положительных моментов стало то, что общая беда некоторых из нас сплотила. Совместные хождения в суд познакомили вчерашних приятелей в соцсетях. Теперь им гораздо проще объединяться ради общего дела.

Чем стало дело регнумцев для меня? Во-первых, знаком того, что режим устраивает «карусели». Сегодня он сажает националистов, а завтра русофилов. Римляне назвали бы это принципом «разделяй и властвуй». Во- вторых, не прошла тест на демократию оппозиция. В целом она полностью отказалась от своих принципов, дабы уничтожить политических противников. В-третьих, стало понятно, что украинская истерия русского вторжения перебросилась и к нам. Многие из противников регнумцев обвиняли их в прямом пособничеству России по ликвидации национального суверенитета.

Сложно жить в эпоху великих перемен. Еще сложнее видеть, как страдают близкие тебе люди. В целом же нам ничего не остается, как только сплотиться и преодолеть лихолетье. Думаю, что сил для этого у нас хватит…

Читать дальше: Евгений Константинов: Дело регнумовцев. Последний штрих

Leave a Reply