Алексиевич "показали в шерсти"

Мало какие тексты сегодня могут вызвать грандиозный скандал. Но такой текст появился. Это интервью лауреата Нобелевской премии по литературе, проживающей с недавних пор в Белоруссии Светланы Алексиевич, опубликованное агентством Regnum. Блестящую журналистскую работу сделал Сергей Гуркин, у которого и сохранилась аудиозапись беседы. В каком-то смысле он голыми руками «взял языка». Фёдор Михайлович Достоевский учил, что «чёрта надо показывать в шерсти». Собственно, так оно и получилось в этом интервью.

Светлана Алексиевич известна, прежде всего, как автор книги «У войны не женское лицо». Это обработка множества интервью с участницами Великой Отечественной. Тогда ведь множество женщин на фронте служили медсестрами, снайперами, радистками, разделяя наравне с мужчинами весь ужас войны, но и всеми силами приближая победу в ней.

«Все, что мы знаем о женщине, лучше всего вмещается в слово «милосердие». Есть и другие слова – «сестра», «жена», «друг» и — самое высокое — мать», — пишет Алексиевич в своей книге.

Всё так, но общее впечатление — беспросветность советского режима и вообще России. В годы перестройки, во время развала СССР и в 90-е такое было даже модным. Мы любили расковырять себе болячки, расцарапать погрубее, насладиться безысходностью здесь и с идеализирующей надеждой смотреть на цивилизованный Запад. Мы все пытались встать и стоять на цыпочках ради того, чтобы нас заметили, куда-то к себе приняли, а сами наслаждались гротескным покаянием. Нам казалось, что мы вычерпываем из себя грязь, и таким образом всё хотели доскрестись до твёрдого и чистого дна, чтобы потом, как казалось, опереться на стерильную твердь, оттолкнувшись от неё, полететь ввысь к цивилизованной Европе.

Такое было тогда популярным и востребованным. По мере сил и таланта тем же самым занималась и Светлана Алексиевич. Поэтому, когда белорусскому литератору в 2015 году присудили Нобелевскую премию, то и мы на телевидении вежливо отправили через эфир свои поздравления по принципу «в день рождения не хамят». А все-таки наша, по-русски пишет, боль чувствует, женщина опять же. В конце концов, вернулась из долгой европейской эмиграции недавно. Здесь её книги издают неизбывными тиражами — свободная же страна.

Сама Алексиевич в рамках приличия не удержалась, а Нобелевская премия сыграла с ней злую шутку. Светлана восприняла награду как охранную грамоту, как то, что теперь она — уже сертифицированный западный интеллектуал и может, не стесняясь в выражениях, выкладывать нутряное отношение к России.

В Европе такое привычно обкладывают декорирующими штампами. Алексиевич с нобелевским мандатом ретушировать ничего не собирается. В её словах — откровенный расизм в форме русофобии, высокомерное пренебрежение правом русских на собственные язык, культуру и даже на саму жизнь.

Читать дальше: Алексиевич "показали в шерсти"

Leave a Reply