Суд в Минске: адвокаты раскритиковали манипуляции государственных экспертов

Несмотря на то, что некоторые белорусские телеканалы еще день назад поспешили дезинформировать зрителей, заявив о том, что Сергей Шиптенко, Юрий Павловец и Дмитрий Алимкин, пророссийские журналисты, сотрудничавшие с ИА REGNUM и другими СМИ РФ, признали себя виновными в разжигании розни, а следствию удалось полностью «установить вину обвиняемых», на самом деле сегодня, 23 января, в Минском городском суде только завершился второй день прений сторон.

Всё началось с выступления адвоката Сергея Шиптенко Марии Игнатенко, которая сразу отметила, что рада словам прокурора об отказе от «экономической» статьи в отношении Сергея Шиптенко и Юрия Павловца, рада предложению прокурора об освобождении всех публицистов в зале суда. Однако то, что гособвинение решило оставить статью 130 о разжигании расовой, национальной или религиозной вражды, не может не огорчать, сказала адвокат.

В то же время она заявила, что подсудимым необоснованно вменяется часть о совершении преступления «группой лиц», на что днём ранее также обратил внимание защитник Алимкина Николай Хлебовец. Игнатенко подчеркнула, что часть о наличии «группы лиц» предполагает соисполнительство, однако раз следователь уверен, что у журналистов были пособники, которые публиковали статьи, то здесь уместно говорить только о пособничестве. Дело в том, что Шиптенко на суде не раз заявлял, что после отправки своих материалов редакторам за дальнейшей судьбой текстов не следил, а значит, появление статьи и её публикация — это разные события.

Учитывая, что весь этот процесс — это, по сути, дело против свободы слова, о чём не раз писало ИА REGNUM и другие российские и белорусские СМИ, обойти этот вопрос стороной Игнатенко не могла. Она отметила, что не хочет быть пафосной, говоря о свободе слова, однако нельзя забывать, что это древнее понятие, которое в настоящее время присутствует во множестве белорусских правовых актов, это важный аспект, который гарантируется президентом. Шиптенко, Павловец и Алимкин — никакие не экстремисты, поэтому теперь довольно остро стоит вопрос о восстановлении правового положения журналистов, которые больше года провели в СИЗО за собственное мнение, хотя никакого уголовного дела в принципе быть не могло.

В ходе своего выступления Игнатенко сделала упор на ранее озвученной позиции защиты: заключение экспертов не выдерживает никакой критики. В частности, у адвокатов имеются основания полагать, что заседание РЭК (республиканской экспертной комиссии) 8 декабря 2016 года по текстам Артура Григорьева (материалы на EADaily под этим псевдонимом приписываются Сергею Шиптенко) не проводилось, так как отсутствуют даже извещения о заседании комиссии. Также 8 декабря члены РЭК ответили на правовые вопросы, хотя, как выяснилось позднее, эксперты не имели на это права.

Раскритиковала Игнатенко и позицию обвинения, которое после допроса всех свидетелей продолжает трактовать заключение экспертизы в свою пользу. Учитывая, что в рамках комплексной экспертизы госэксперты Алла Кирдун и Алеся Андреева не обнаружили выявленные ими ранее на заседании РЭК «признаки экстремизма» в текстах Артура Григорьева, похоже, что на заседании эти эксперты пришли к выводам на обывательском уровне, особенно не вдаваясь в суть дела, сказала адвокат.

Отметим, что ни на каком другом уровне госэксперты и не могли прийти к подобным выводам. Ведь, как поясняла еще библиотекарь Елена Иванова, возглавлявшая РЭК, эксперту достаточно иметь гуманитарное образование, иметь «фоновые знания». Согласно такому специфическому определению слова «эксперт», им может стать и человек с физкультурным образованием, что подтвердила на допросе сама Иванова. При этом никого из белорусских госэкспертов не смутило, что по методике российского сертифицированного специалиста в области экспертизы текстов на предмет признаков экстремизма (собственной методики в Белоруссии пока нет) Ольги Кукушкиной, если в материалах речь касается истории, экономики и других областей, то к экспертизе необходимо привлекать специалистов в этой сфере.

Однако никто из членов РЭК не был ни историком, ни экспертом в области экспертизы текстов на предмет наличия или отсутствия признаков экстремизма, Иванова, например, и вовсе не имеет ни одной научной публикации. В этой ситуации, безусловно, экспертиза не могла основываться ни на чём ином, как на выводах обывателя, что очевидно всем наблюдающим за процессом, и только прокурор продолжает трактовать это заключение в свою пользу.

При этом комплексная психолого-лингвистическая экспертиза — это единственное «доказательство», за которое держится обвинение. Как обратила внимание защита Шиптенко, ни один эксперт, в том числе разработчик собственной методологии Елена Галяшина, которая имеет в этой области 35-летний стаж, ни один историк или учёный, которые читали тексты подсудимых, не нашли в материалах «никаких признаков экстремизма».

Кандидат исторический наук Александр Гронский во время допроса подтвердил историческую достоверность фактов, приведенных в материалах публицистов. К тому же признать тексты экстремистскими может только Верховный суд — чего, естественно, даже в Белоруссии сделано не было. Многие историки, к которыми за разъяснениями обращались адвокаты, также обратили внимание на то, что критикует в своих статьях Сергей Шиптенко как раз тех, кто предпринимает шаги к ухудшению отношений между Россией и Белоруссией, заявила Игнатенко, то есть выступает против разжигания межнациональной розни.

Само заключение «экспертами» написано экспрессивно, с иронией, вольным пересказом материалов. Из текстов подсудимых также нельзя никаким «логико-семантическим путём» выявить, что речь идет о белорусском народе, поскольку везде публицисты критиковали власти и политические власти Белоруссии, а их эксперты выделили в отдельную группу, то есть вывод, к которому пришли госэксперты, как сказала адвокат, можно было получить только «эзотерико-мистическим путём». Добавим здесь, что учёные, к которым за консультацией обращалась защита, отмечали, что власти нельзя выделять в какие-либо группы, поскольку это некорректно с точки зрения социологии.

Адвокат Шиптенко обратила внимание на то, что «эксперты», которые не имеют исторического образования, в своём заключении по многим вопросам выносят свой вердикт, хотя ничто не мешает публицисту предполагать, что замена топонимики с русского языка на белорусский свидетельствует о вытеснении русского языка. В завершении Мария Игнатенко заявила, что обвинения против её подзащитного абсурдны, попросила оправдать по всем пунктам обвинения Сергея Шиптенко. Также адвокат попросила вернуть журналисту все изъятые в ходе обыска вещи, в том числе книги; предметы, признанные вещественным доказательствами; снять арест с имущества, в частности, с машины и денежных средств на счету.

Примечательно, что дело над белорусскими публицистами, которые не боялись открыто критиковать рост популярности в Белоруссии агрессивного национализма и русофобии, которые являются сторонниками интеграции России и Белоруссии, совершенно непрофессионально, лживо представил в своём выпуске белорусский телеканал «Беларусь-1».

По итогам судебного заседания 22 января, то есть когда прения сторон только начались, телеканал «Беларусь-1» выпустил репортаж о суде над Шиптенко, Павловцом и Алимкиным, где в качестве видеоряда использовали кадры с судебного процесса над повинной в ряде убийств бандой чёрных риелторов из Могилёва, а также со ссылкой на «некоторые СМИ» сообщил, что авторы ИА REGNUM якобы признали свою вину в том, что писали тексты, которые «могли стать причиной разжигания национальной розни». В репортаже белорусского телеканала говорится, что «вина обвиняемых полностью установлена».

Это при том, что на тот момент выступил только прокурор и один из трёх адвокатов, а судья не начала зачитывать приговор. В связи с этим искажающим действительность роликом Игнатенко попросила суд вынести частное определение в адрес БелТВ и поставить вопрос о том, что такой подход неприемлем, и важно создать видеосюжет, где будут указаны реальные факты.

Выступила сегодня и адвокат Юрия Павловца Кристина Марчук, поблагодарив гособвинителя за отказ от «экономической» статьи и отметив, что в этом «разум возобладал». При этом она подчеркнула, что в действиях следователя Мацкевича, который проводил расследование по делу «белорусских декабристов», присутствуют признаки состава преступления — привлечение лица, которое заведомо невиновно. Напомним, что защита во время одного из заседаний даже ходатайствовала о вызове в суд следователя для дачи показаний, однако судья в удовлетворении этого прошения отказал.

Марчук солидарна с адвокатами Алимкина и Шиптенко в безосновательности вменения подсудимым части о совершении преступления «группой лиц». Защита Павловца отметила, что из зачитанных самим же прокурором переписок подсудимого и заместителя главного редактора ИА REGNUM Игоря Павловского следует, что журналист никаких заданий не получал, какой-либо сговор тоже отсутствует, а после отправки трилогии о белорусской идентичности Павловец даже не обсуждал с редактором, будет ли она опубликована или нет. При этом, как обратила внимание Марчук, Павловец сам часто критиковал острые моменты в текстах других авторов агентства. Адвокат подчеркнула, что хотя шеф-редактор аналитической редакции ИА REGNUM Юрий Баранчик и числится в Белоруссии в розыске, в реальности Россия не стала выдавать журналиста в республику из-за отсутствия в его действиях состава преступления.

Помимо этого, во время своего выступления Кристина Марчук еще раз обратила внимание суда на вопиющие нарушения, которые были допущены при задержании публицистов. Так, почти полгода Павловец не знал, совершение преступления с кем в «группе» ему вменяется. Указала адвокат и на еще ряд нестыковок, касающихся как выполненного некомпетентными экспертами заключения, так и слов членов РЭК во время дачи показаний.

В частности, эксперты исследовали публикации Павловца под разными псевдонимами, хотя на тот момент еще не могли знать, что это писал один человек. На допросе эксперты тоже говорили, что не знали, что все эти тексты писал один и тот же журналист, но заседание по всем этим текстам проводилось в один день, и заключения были оформлены одним протоколом. Добавим, что эта нестыковка может говорить о том, что следствие по текстам авторов ИА REGNUM началось задолго до заведения реального уголовного дела.

Отметила Марчук и логические ошибки в экспертизе. Например, в текстах Павловца о белорусской идентичности говорится об истории Белоруссии в составе Великого княжества литовского, что белорусские власти и ставят во главу угла. Однако госэксперты каким-то странным образом приходят к выводу о том, что публицист отрицает «историческое прошлое, связанное с ВКЛ».

Очевидно, такое можно было вывести только «логико-семантическим путём», как и искажённые цитаты и другие абсурдные выводы Аллы Кирдун, Алеси Андреевой, о чём тоже не умолчала адвокат. Среди таких «любимых» доводов Марчук упомянула и слова экспертов о том, что российская аудитория не обладает критическим мышлением (!), что как-то совсем не соответствует ни реальному положению дел, ни тем выводам, которые должны делать непредвзятые эксперты по сути рассматриваемого вопроса. Интересно, что подобные заявления псевдоспециалистов разжиганием розни не считаются, а зря.

Читать дальше: Суд в Минске: адвокаты раскритиковали манипуляции государственных экспертов

Leave a Reply