"Скатывание" человека, сворачивание истории…

"Скатывание" человека, сворачивание истории...

Наши публицисты-острословы, с благими намерениями, но контрпродуктивно порой карикатуризируют образ США, приписывая их населению тот облик, который они не без успеха навязали нашему населению к 1991 году. Животное скотство голого потребительского эгоизма и растащиловки – нельзя распространить на всю историю США, и даже сегодня, когда по всему миру оно расползается жирной кляксой – США не только скоты. А ещё в 50-е годы ХХ века США – были общепризнанно самым религиозным обществом среди белых народов. «Оттуда» на их деньгах доселе написано «В Боге наше доверие» (другое дело, КОГО они считают Богом).
США прошлого известны колоссальными благотворительными инициативами. Скажем, «Армия Спасения» — десятки тысяч очень активных и жертвенных людей, помогавших, в том числе, и голодающим в России. США — страна не только Марка Твена и Теодора Драйзера, но и современных нам Рея Брэдбери, Стивена Кинга… Другое дело, что в азарте борьбы с нами они навязали нам «как собственную» модель общества дегенеративных потребителей-зоопатов, которая бумерангом ударила и по ним самим.

Дегенератизм общества и социопатии – теперь наша общая беда. Она пришла от них, убила нашу страну, и теперь к ним вернулась. Можно выяснять, кто прав, кто виноват, но конструктивнее искать для общей проблемы общее решение. Сила США кроется, конечно же, не в продажности и цинизме её граждан, в этих качествах (нарастающих) – залог гибели США.

И проблема не только в атеизме. Атеизм ХХ века был по большей части созидательным, он не только азартно потреблял материальные блага, но и азартно их производил. Поэтому был влюблён в технику, в науку, в раскрываемые образованием и трудолюбием возможности.Но на смену ему на рубеже веков (и ранее) пришёл, и неизбежно пришёл атеизм потребительский, звериное безверие, главная цель которого не созидание, не производство и творчество, а расхищение. Главный мотив этого течения – «до смерти времени очень мало, после смерти ничего нет, надо успеть урвать побольше. Любой ценой для окружающих – они не имеют значения».

Такой потребительский атеизм, конечный продукт атеистической логики (неизбежно вытекающий из неё, если продумать её посылки, и прийти к окончательным умозаключениям) сформировал сперва смешанные общества (современные США, современная Европа), в которой новое, зверино-хищное ростовщическое рвачество соседствует со старым созидательным началом «умелых рук» и жаждой творчества.

Затем эта смешанность преодолевалась, стали появляться законченные общества всеобщего потребительского цинизма, где созидание ради людей «себе в напряг» расценивается уже как безумие. Таков современный украинский социум, жадная толпа еврохалявщиков, рассматривающая совершенно искренне потребление не как итог производства, а как подачку. Украинский социум, снизу доверху пронизанный клептофилией, совершенно утратил представление о заработке, как итоге работы, о разделении труда и месте человека в этом разделении. Он наивно, но всей душой верит, что деньги платят не по месту работы, а по паспорту европейца (отчасти так и есть – учитывая социальные завоевания старой, во многом социалистической Европы). То есть для сверхпотребления не нужно ничего производить – нужно только быть принятым в определённый круг «свояком» — и тут же всё получишь. Клептофилия породила украинскую тотальную клептократию, когда не только всё государство, но и всё общество состоит из коррупции, выступающей уже не «порчей»[1] отдельных членов социума, а его всеобщим и стабильным свойством. Близко к этой черте социального небытия подошло и очень родственное украинскому, тоже тяжело больное, российское общество.
Читать дальше: "Скатывание" человека, сворачивание истории…

Leave a Reply