А. Полянский: уроки капитализма

А. Полянский: уроки капитализма

Читая воспоминания доктора исторических наук Алексея Полянского о его поездке в Таиланд — никак не можешь отделаться от ощущения, что тайское вчера — это наше завтра, а во многом уже и сегодня. Что такое капитализм — Швеция с Малышом и Карлсоном? Или всё же Таиланд с его рабами за миску риса? Это возможность человеку «сделать себя» — или наоборот, невозможность самому себя «сделать»? Это поощрение труда или тупая лотерея с узким кругом выигравших и необозримой массой проигравших? Язвы капитализма — это советская пропаганда или смрадная неизбежность такого уклада жизни, в котором каждый сам за себя?
… Господин Парл — коммерческий директор — подводит меня к столу, за которым склонился пожилой мужчина в очках с выпуклыми стеклами.
— Это Буньен, потомственный резчик. Он с севера, из провинции Чианграй. Там резьба по дереву — традиционный промысел. Буньену шестьдесят три года. Ремеслом занимается лет с двенадцати.Мастер вырезает рельефную картину на деревянной доске. На куске войлока — несколько маленьких блестящих стамесок. Мастер поочередно берет их и ловкими, отточенными движениями наносит штрихи на картине. Сейчас он отделывает крону изображенной на доске пальмы. Поражают его доведенные до автоматизма движения, ловкость, с которой он вырезает тропические заросли, фигуры охотников, вонзивших длинные копья в извивающегося на земле тигра.— Резчик знает наизусть больше тридцати сюжетов. Каждый может вырезать с закрытыми глазами. Оно так и лучше: бедняга ведь плохо видит. Двенадцать часов напряженной работы в день, к тому же вечером, при тусклой лампочке. Так что вырезает, можно сказать, на ощупь. Но с каждым днем ему все труднее. Буньен не жалуется, но я вижу, как иногда, морщась от боли, он растирает суставы пальцев. Еще год-два, и совсем не сможет работать.— Уйдет на пенсию? — спрашиваю я.На лице господина Парла смущенная улыбка.— Пенсия ему не положена. Тот, кто трудится в частной компании, должен двадцать лет выплачивать определенную сумму в фонд социального обеспечения. Но ему было не до этого. Надо было поднимать четверых детей. В монастырь, наверное, уйдет. Дети его сами едва сводят концы с концами, и вряд ли им удастся прокормить старика.+++

Вспоминаются инициативы Кудрина и его ЦСР — «об ограничении круга получателей пенсии в России». Кудрин ведь не только о повышении пенсионного возраста думает, чтобы никто до пенсии не доживал. Он ещё и автор идеи — «вместо маленьких пенсий для всех — достойные пенсии для избранных». Для этого увеличиваются и стаж и количество «баллов» и прочие средства обмануть простого работягу, не дать ему пенсии… Чтобы сказать потом словами господина Парла: «пенсия ему не положена»…

+++ Буньен согнулся над своим столом, по его изрезанному глубокими морщинами лицу стекают капли пота.— В последнее время он плохо зарабатывает,— говорит господин Парл,— не та производительность труда…У самого входа в цех мальчуган лет десяти усердно зачищает наждачной бумагой большую деревянную фигуру слона.Господин Парл кладет мальчику руку на плечо.— Тават — наш самый младший рабочий.
Читать дальше: А. Полянский: уроки капитализма

Leave a Reply