Первая мировая без мифов и штампов

Первая мировая без мифов и штампов

Валерий Панов

Фонд исторической перспективы и Российское историческое общество провели международную научно-практическая конференцию «Историческая память и общественное сознание: международный и мемориальный контекст». Она была посвящена 100-летию окончания Первой мировой войны, которое будет отмечаться 11 ноября 2018 г. В этот день недалеко от города Компьень век тому назад Антанта и Германия подписали перемирие (Компьенское).
И хотя итоги войны подвел 28 июня 1919 г. Версальский мирный договор, во многих странах Европы именно событие, произошедшее 11 ноября 1918-го, остается одним из главных национальных праздников. Называют его по-разному: во Франции и Бельгии – День перемирия, в Великобритании – День памяти, в Канаде – День поминовения. Но отмечают во всех этих странах со всеми подобающими его значению торжествами.
В честь окончания Первой мировой отмечается и международный День памяти погибших в той войне, что втянула в свои жернова 38 государств. Длившаяся четыре года и три месяца, война унесла более 9,5 млн жизней, 20 млн человек были ранены 3,5 млн остались инвалидами. Наибольшие потери понесли Германия, Россия, Франция , Англия, Австро-Венгрия.
Однако Первой мировой эту войну назовут только после окончания Второй, ужасы и жертвы которой стали неизмеримо большими в сравнении с ее предшественницей.
А до этого в России ее называли Второй Отечественной, так как Первой у нас была война с Наполеоном; европейцы называли Великой войной; кстати, русские тоже использовали это название, а вот советские политики и ученые отдавали предпочтение термину «империалистическая война» и т. п. Как сказала доктор исторических наук, президент Фонда исторической перспективы Наталия Нарочницкая (на фото), «…презрительное клише “империалистическая война” было создано школой М. Покровского, которая обличала “буржуазно-помещичьи интересы”, вторя поношениям России немцами и поляками. М. Покровский и С. Пионтковский, два столпа той исторической школы, выходцы из образованного сословия, создавали “красную профессуру” для сокрушения русской истории…»
В приветственном письме к участникам конференции председателя Российского исторического общества, председателя Оргкомитета по подготовке мероприятий, связанных со 100-летием Первой мировой войны Сергея Нарышкина тоже было отмечено, что «образ Великой войны остается первоосновой общеевропейской исторической памяти. Каждая из стран собственным путем пришла к осознанию ее значения. В России этот процесс занял долгие годы, и лишь недавно благодаря усилиям профессиональных историков и всего общества Великая война заняла подобающее ей место в системе национальных исторических координат».
Значение той войны для России и всего мира было переосмыслено, в том числе, и в результате реализации проектов Фонда исторической перспективы «Программа памяти, посвященная 100-летию начала Первой мировой войны», «Россия и Революция. 1917–2017», подчеркнула во вступительном слове одна из организаторов мероприятия Елена Рудая. Но мифы и штампы восприятия войны 1914–1918 гг. до конца не преодолены.
Наталия Нарочницкая отметила, что тема Первой мировой войны наиболее мощно подвергалась идеологическому воздействию. А ведь Первая мировая война должна быть оценена как необычайный урок. Дело в том, что она втянула в свой ареал больше территорий и большие системы и тематику, чем это изначально планировалось главными зачинщиками и участниками военных действий. Она спровоцировала глобальные внутриполитические изменения даже в странах-победительницах. Франция , например, в течение пяти веков являлась одной из важнейших держав Европы, но перестала играть прежнюю роль…
Отметим, что на Западе Первая мировая война не случайно имеет название The Great War – Великая война. Во Франции и Англии исследований по этой проблематике выходит даже больше, чем по истории Второй мировой войны. Причем роль Восточного (русского) фронта в зарубежной историографии, как правило, преуменьшается.
В США подчеркиваются заслуги своей страны в разгроме Германского блока. В Англии основной причиной победы Антанты обычно считают союзническую (прежде всего, британскую) блокадную политику, которая посадила Германию на голодный паек и довела до поражения.
Обо всем этом тоже шла речь на конференции. Кстати говоря, очевидно, что подобные мероприятия не должны ограничиваться лишь академической аудиторией, сегодня наше общество нуждается в них особенно остро, так как погружение в подлинную историю поможет нам не только лучше понять настоящее, но и даст возможность заглянуть в будущее.
«Первая мировая война является началом современности, – с такого неожиданного вывода начал свое выступление Владимир Романов, декан факультета истории, мировой политики и социологии Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, член Общественной палаты РФ. – Не современного мира, а именно современности как некоего феномена со своими измерениями. Она стала, по сути, первым глобальным конфликтом, который втянул в себя весь мир. Уже само это событие предопределило формирование глобального мышления. Любые проекты – экономические, политические, социокультурные стали носить общемировой характер».
До войны, к примеру, США были фактически второстепенной державой. Во многих случаях это предопределяло характер мышления всех американцев, от «простых людей» до политической и академической элиты. Конечно, США не могли остаться в стороне от европейских процессов. По их убеждению, речь шла о борьбе цивилизации против «варварства». Уже тогда американцы решили, что смогут поучить Европу и помочь ей, в том числе и войсками. С началом войны американская элита приступила к конструированию того мира, который должен получиться после окончания войны, Первая мировая сформировала новый образ мысли американской академической элиты, привела к формированию на англосаксонском пространстве некой корпорации, которую называют политико-академическим комплексом: сращивание верхушки ученых с политиками.
Война преодолела местечковый уровень американского мышления. При этом американцы никогда не оставляли идею распространить свое влияние на весь мир, они и сейчас навязывают ее всем. При этом знания американцев и сегодня оставляют желать лучшего. Наталия Нарочницкая привела такой пример. Когда войска США вошли в Афганистан, то американцы искали на карте эту страну на границе своих южных штатов, где-то рядом с Мексикой. Общая эрудиция выпускника колледжа – это удручающее отсутствие всякой эрудиции, хотя есть крупные пять-шесть центров, где изучают Европу.
В истории Британии Первая мировая война занимает особое место, говорила Екатерина Романова, доцент кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.
Читать дальше: Первая мировая без мифов и штампов

Leave a Reply