О роли США в конституционном перевороте 1993 года

«На Западе… слишком многие до сих пор испытывают угрызения совести  и, пребывая в молчании,

ждут не дождутся, когда время сначала затушует, а затем и полностью изгладит из памяти

ельцинское десятилетие, лишь бы им не предъявили счет за многочисленные льстивые речи

и манипуляцию данными. Опасаются неприятных последствий».

Антонио Рубби

ЧАСТЬ 1.

Прошло 20 лет с момента роспуска и расстрела Ельциным Верховного Совета России. Вроде бы, должно было отболеть и забыться. Но события сентября-октября 1993-го не отпускают. Да, государственный департамент США рассматривал возможность военной поддержки Ельцина! И никакой конспирологии: читайте стенограммы выступлений американских законодателей, публикации в ведущих заокеанских СМИ того времени и – особенно! — вышедшие за последние годы мемуары современных политических деятелей США.

Представляется весьма символичным, что президент РФ Б.Н. Ельцин предпринял первую открытую попытку государственного переворота ровно через два месяца после инаугурации и вступления в должность Билла Клинтона — 20 марта 1993 года.  Появление Ельцина на российском телевидении с указом об «особом порядке управления страной» (ОПУС), предполагавшим роспуск Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, спичрайтер президента Клинтона Джордж Стефанопулос называет в своих мемуарах «первым реальным кризисом» для новой американской администрации. Перед Клинтоном и его командой стояла дилемма, от решения которой во многом зависело дальнейшее развитие не только российско-американских отношений, но и сугубо внутренних событий в России.  Возобладала следующая точка зрения.  По словам Стефанопулоса, «может быть, Ельцин действовал вне рамок новой конституции [Стефанопулос ошибается: до принятия «новой» конституции в России оставалось еще 9 месяцев. – А.Д.], но казалось, что он делает это во имя демократических реформ». Специальный советник госсекретаря по связям с бывшими республиками СССР (впоследстии заместитель госсекретаря и основной архитектор отношений с Россией) Строуб Тэлботт «настоял» на том, что «Ельцин был единственной лошадью реформаторских сил» в России.

Результатом совещания стала следующая уродливая формула, официально озвученная Стефанопулосом на брифинге 21 марта 1993 года: «Мы поддерживаем демократию и реформы, и Ельцин – лидер движения реформ».  Иными словами, нет Бога, кроме «движения реформ», и Ельцин – пророк «их».  Тем самым администрация США полностью солидаризировалась с Ельциным и дала ему санкцию на государственный переворот.  Не получилось в марте – получится через полгода.

Отношение правящей элиты США к первой попытке конституционного переворота в России было отражено в заголовке передовицы в «Нью-Йорк таймс» 22 марта 1993-го: «На баррикады с г-ном Ельциным»?  Cам Билл Клинтон пишет в своих мемуарах, что наблюдал речь Ельцина о введении ОПУСа по одному из телевизоров, установленных в Овальном кабинете Белого дома.  По другому в это же время транслировалась игра в баскетбол между университетскими командами из Нью-Йорка и Арканзаса, родного штата Клинтона.  «В обоих случаях, — пишет экс-президент, — были команды, за которые я болел».  Очень образное сравнение… 

Переворот 1993-го года и расстрел Верховного Совета РФ широко освещались американскими СМИ. В период с 22 сентября по 5 октября только в одной газете «Нью-Йорк таймс» вышли порядка полусотни статей и материалов. Уже первая опубликованная 22 сентября 1993 года статья в «Нью-Йорк таймс» «Противостояние в Москве: США поддерживают действия российского лидера по преодолению кризиса» содержит деталь, не совпадающую со сформулированной впоследствии официальной картиной событий.  По сообщению репортера газеты Элейн Сциолино, ссылающейся на заявление тогдашнего госсекретаря США Уоррена Кристофера, об указе No.1400 в Белом доме узнали не из новостей, а «за час до» ельцинского выступления по телевидению 21 сентября 1993 года.  Жители России еще были в полном неведении относительно того, что они услышат с телеэкранов в 20.00, а российский МИД уже услужливо сообщил эту информацию послу США в Москве Томасу Пикерингу, а также послам Великобритании, Франции, Германии, Италии, Канады и Японии.

Читать дальше: О роли США в конституционном перевороте 1993 года

Leave a Reply