Гомельчанин выставил счет ГАИ на $ 40 тысяч

И невероятное в ней не только то, что пострадавший от произвола Госавтоинспекции гомельчанин оценил свои моральные страдания в баснословную по белорусским меркам сумму, но и сам факт того, как он эти страдания получил.

Фигурант этой истории, как принято говорить, особа, широко известная в узких кругах. Будь на месте этого человека другой, все, возможно, сошло бы на нет довольно быстро: гражданин согласился с протоколами, оплатил штраф и пошел бы топить свою печаль в том, в чем бюджет позволяет. Но правоохранительная система «напоролось» на блогера, известного как Павел Пашин, который не только стал доказывать, что невиновен в инкриминируемых ему сотрудниками ГАИ правонарушениях, но и намерен добиться возмещения морального вреда от незаконных действий милиции.

Впрочем, слово Павлу.

Место, где все началось…

— Началось все чуть больше года назад. 16 октября 2017 года я вышел из дома, чтобы поехать в ГАИ и передать заявление относительно спорных моментов по пришедшему «письму счастья». Двигаясь к остановке общественного транспорта, я увидел, что на парковке, на своем «рыбном» месте, дежурит экипаж ГАИ. Автомобиль стоял на улице Студенческой, недалеко от пересечения с проспектом Октября. Подумал: зачем мне ехать в отдел в другой конец города, если по закону можно передать заявление любому сотруднику ГАИ, который имеет право его принять под роспись. Я подошел к патрульному автомобилю. В этот момент его водитель — инспектор Кадетов — сидя за рулем, общался с водителем другого автомобиля. Я поздоровался со вторым инспектором — Семерьяновым — и попросил принять заявление, после чего тот пригласил меня присесть на переднее сиденье. Присев, я, обращаясь к обоим, попросил расписаться на повестке, кто ее принял. И тут Кадетов с недовольством в голосе стал спрашивать, кто я такой, и говорить, что он меня сюда не звал. Я сказал, что меня пригласил в патрульный автомобиль его коллега, и разъяснил Кадетову: если он будет таким тоном общаться со мной, то в отношении него я составлю жалобу.

По словам Павла, в этом месте находился автомобиль ГАИ, когда возник спорный момент:

— Когда я вышел из автомобиля, инспектор выскочил вслед за мной, обежал — автомобиль, вступил со мной в пререкания и объявил, что задерживает меня за то, что я нахожусь на проезжей части. Я ответил, что нахожусь на прилегающей территории — на парковке для автомобилей. Он ответил: «Сейчас разберемся, что прилегающая территория, а что парковка»… И при угрозе применения ко мне физической силы и спецсредств обязал вернуться в патрульный автомобиль.

Видя неадекватность и незаконные действия Кадетова, я заявил ему отвод в соответствии с главой 5 ПИКоАП, на что милиционер ответил, что принимает его словно вызов на дуэль. Мое ходатайство Кадетов полностью проигнорировал, также впоследствии его проигнорировал и орган, ведущий административный процесс, что подтверждается постановлениями ГАИ о наложении административного взыскания в виде штрафов.

После этого я позвонил в службу 102 и вызвал следственно-оперативную группу (СОГ). Вместо СОГ позже пришел участковый инспектор.

— Дальше было что-то совсем невероятное, — продолжает Павел. — По понятным одному Кадетову причинам он провел в отношении меня личный обыск, изъял наручные часы, телефон, ключи, сложил всю изъятую у меня личную собственность в прозрачную папку-файл, которую не опечатал. Какое отношение мои личные вещи имели к административному правонарушению, для меня до сих пор остается загадкой. Но я препятствовать этому не стал, начал задавать уточняющие вопросы Кадетову, на что последний четко и мотивированно ответить не смог.

Видя перед собой вооруженного и неадекватно ведущего себя сотрудника милиции, который представлял реальную угрозу моему здоровью и жизни, я под протокол личного обыска передал ему свои личные вещи.

После этого Кадетов спросил, есть ли у меня при себе паспорт. Я ответил, что паспорта нет, но я водитель и меня можно «пробить» по «Кулону». На что он ответил: «Кулон» не работает. Я задал вопрос о ФИО командира, который выпустил на линию этот экипаж с неисправным спецприбором. Этот вопрос Кадетов проигнорировал, а вместо ответа объявил, что доставляет меня в РОВД для установления личности.

В пути следования в РОВД я находился на переднем пассажирском сиденье патрульного автомобиля. За рулем был Кадетов, позади него сидел Семерьянов, а позади меня — участковый. Мы подъехали к перекрестку, загорелся красный свет, Кадетов остановил автомобиль. Пока стояли на «красный», я повернулся к Семерьянову и спросил: «Мои личные вещи у вас?» На что Семерьянов ответил утвердительно и кивком головы показал, где они лежат. В этот момент Кадетов сказал, что я отвлекаю его от управления.

— В этот момент автомобиль находился не в движении, в салоне играла музыка, работала рация, по телефону разговаривал участковый. Я ответил Кадетову, что обращаюсь не к нему. После этого водитель патрульного авто нажал кнопку аварийной сигнализации, объявил, что привлекает меня к ответственности за нарушение пункта 24.1 ПДД. Все происходящее зафиксировал видеорегистратор, установленный в патрульном автомобиле, запись с которого я получил в ГАИ. Отдельного внимания заслуживает то, что инспектор застопорил движение на перекрестке, вынудив водителей других транспортных средств, включая автомобиль скорой помощи, который ехал за патрульным авто, объезжать его, не выставил знак аварийной остановки…

Читать дальше: Гомельчанин выставил счет ГАИ на $ 40 тысяч

Leave a Reply