На две буквы

Вызывает ли буквосочетание ЕС такой же душевный трепет, как раньше?.. У кого как.
21 августа далекого 1849 года великий французский прозаик и поэт Виктор Гюго – мало кто помнит о том, что он был еще и общественным деятелем – выступая на Третьем Всеобщем конгрессе мира в Париж е, заявил: «Настанет день, когда все вы, все нации континента, не утрачивая ваших отличительных черт и вашего великолепного своеобразия, все неразрывно сольетесь в некоем высшем единстве и образуете европейское братство». На тот момент слова Гюго звучали просто как издевательство. Какое братство, когда Европу сотрясал очередной приступ революций?! 1848-49 годы по разрушительности можно сравнить разве что с 1917-19. И хотя идея объединения раздробленных германских и итальянских государств действительно уже витала в воздухе, но это было объединение совершенно по иному принципу – национальному, а не наднациональному. Тут бы пруссакам, ганноверцам, баварцам и саксен-веймар-эйзенахцам слиться в единое государство, а не мечтать о европейском братстве!.. Так что над поэтом-романтиком просто посмеялись, сочтя его слова чем-то вроде призыва немедленной организации полета на Марс: красиво, конечно, но полный бред же.
Прошло много лет; бюст Гюго, украшенный этой самой цитатой, высится в Национальном собрании Франции, ибо сейчас призыв поэта к европейскому единству считается едва ли ни первой ласточкой-звоночком к созданию Евросоюза. Идеи Гюго были подкреплены множеством великих и не очень умов – от Ленина с его классической работой 1915 года «О лозунге Соединенных Штатов Европы» до германского императора Вильгельма II, который идеей этих Штатов буквально горел, мечтая создать общеевропейский противовес Америке. Получился, правда, очередной военный союз – Тройственный, в итоге ставший одним из главных разрушителей Европы в Первой мировой войне. Хотели как лучше, но получилось как всегда.
Читать дальше: На две буквы

Leave a Reply