Н. Выхин: "не извинюсь, а добавлю!"

Н. Выхин: "не извинюсь, а добавлю!"

После публикации моей статьи «Слово о Путине»[1] многие сверстники говорили и писали мне, что я «круто взял», и по сути, оскорбил своё поколение (70-х годов «выпуска»). Призывали извинится за резкие слова о некоторых качествах и свойствах пост-брежневской самовлюблённой и мелочно-продажной быдло-массы. Редакция ЭиМ намекает — ты бы, Коля, помягше… Наши современники — «каки ни есть, но всё родня»… Так вот, не извинюсь, а ещё и добавлю! Заслужили. И я не только о вас говорю, сверстники. Я о себе говорю. О себе, может быть, вперёд вас…
Как это ни странно на первый взгляд, но основное определение американской демократии (которое сегодня старательно затирают либералы) – два века было таким: «демократия есть власть вооружённых мужчин». Мужчин не только в том смысле, что они с «помидорами» родились, а прежде всего – в смысле качеств характера: отвага и мужество.
Американская демократия на её пике, как и любая другая демократия – была властью мужчин с «кольтами» и «винчестерами».

Она означала сперва распределение секторов стрельбы: когда на нашу крепость нападают индейцы или бандиты – у тебя вот этот сектор стрельбы, а у тебя – вот этот. И не путайтесь, чтобы не оголить участок крепостной обороны!

И потому настоящая американская демократия XIX века очень походила на казачью демократию в России, да и на… крепостное право! Ведь у крестьян всё решала сходка, были выборные старосты… А помещик тогда кто? Сперва был кем, я имею в виду? Да комендант крепости! Потому и крепостное право, а не кандальное или цепное! Царь его ставил защищать крепость, а крепостью в Средние века была каждая деревня… Помните у Пушкина:[i]Только ждут с востока рать –
Читать дальше: Н. Выхин: "не извинюсь, а добавлю!"

Leave a Reply