Как Наполеон Беларусь освобождал: к годовщине Бородинской битвы – Юрий Глушаков

Как Наполеон Беларусь освобождал: к годовщине Бородинской битвы – Юрий Глушаков

В сентябре миновала очередная дата сражения на Бородинском поле. В жанре столь модного ныне ревизионизма и альтернативной истории попробуем и мы посмотреть по-новому на войну 1812 года и судьбы белорусского края.

Бонапарт-освободитель

Сегодня школа национальных романтиков оспаривает прежнюю оценку Отечественной войны 1812 года. Дескать, белорусы сами были оккупированы Российской империей. И в лучшем случае, речь шла о столкновении двух захватчиков – а не о какой ни защите Отечества. К тому же, Наполеон Бонапарт обещал вернуть независимость Польше и Великому княжеству Литовскому. Так что, возможно, белорусам стоило поддерживать именно французского императора. И уже тогда мы с помощью Наполеона Бонапарта и его гренадеров могли интегрироваться в Европу.
Собственно говоря, значительная часть белорусской шляхты так и поступила. При этом некоторые – еще задолго до того, как «Великая армия» в июне 1812 года форсировала Неман. Участники восстания Тадеуша Костюшки в эмиграции охотно примкнули к армии революционной Франции. Уже во время своего Итальянского похода Александр Суворов, недавний победитель польских повстанцев, столкнулся с чрезвычайным упорством легионов Яна Генриха Домбровского на поле боя. Лихая польско-литовская шляхта подарила Франции и Западной Европе новый вид кавалерии – уланов. Вооруженных пиками неукротимых всадников испанские инсургенты называли «адскими пикадорами». Однако, по иронии истории, вчерашние борцы за свободу под знаменами Наполеона жестоко подавляли национально-освободительное движение испанского народа.

Наполеон готовился к войне с Россией тщательно. В числе прочего, великий корсиканец прорабатывал и варианты поднять в царском государстве восстание крестьян, пообещав им освобождение от крепостного права. С этой целью «император всех французов» даже изучал историю пугачевского движения. Само собой, что им было обещано и восстановление польской и литовской государственности.

Наполеоновскую «Великую армию», включавшую войска Франции, Пруссии, Австрии, Саксонии, Баварии, Вестфалии, Италии, Испании, Польши – всего 16 европейских государств, и даже эскадрон северо-африканской конницы, вполне можно назвать аналогом НАТО того времени. Значительная часть местной шляхты встречала ее восторженно, и присоединялась к наполеоновским частям. С одной стороны, недавнюю элиту разделенной Речи Посполитой можно понять. С другой – все они принесли присягу русскому царю, желая прежде всего сохранить свои земли с крепостными крестьянами и сословные привилегии. В основном, белорусская и литовская шляхетская молодежь вступала в польский корпус Юзефа Понятовского. Всего в армии французского императора сражалось до 20-25 тысяч уроженцев ВКЛ. Первым в Вильно вошел уланский полк князя Радзивилла.

Впрочем, захватчиков встречали с энтузиазмом не только польско-католические круги. В Могилеве французском императору принес присягу православный епископ Варлаам. Витебские дворяне преподнесли Наполеону ключи от города. Что ж, привилегированные классы всегда имели особое понятие о «патриотизме».
1 июля 1812 года в захваченной Вильне Наполеон подписал декрет о провозглашении Конфедерация Великого княжества Литовского в пределах Минской, Гродненской, Виленской губерний и Белостокского округа. Была создана Временная комиссия правительства ВКЛ.
Наполеон вот-вот намеревался освободить белорусских крестьян от крепостной зависимости. Но с какого то момента все пошло не так. Массовой поддержки этот проект не получил. Никакой реальной «великолитовской» или белорусской государственности или хотя бы автономии создано так и не было. В отличие, например, от герцогства Варшавского на территории коронной Польши.
Читать дальше: Как Наполеон Беларусь освобождал: к годовщине Бородинской битвы – Юрий Глушаков

Leave a Reply