Артем Агафонов: Между семейным насилием и насилием над семьей

Артем Агафонов: Между семейным насилием и насилием над семьей

Пожалуй, самый противоречивый и самый конфликтный документ последнего времени был, наконец списан Президентом в утиль. Концепция Закона «О противодействии семейному насилию» вызывала самые ожесточенные споры. У каждой из сторон хватало и аргументов, и эмоций. Даже после того, как глава государства поставил на концепции крест, споры не утихли, а разгорелись с новой силой.
Что касается моей позиции, я приветствую как решение Лукашенко, так и продолжение общественной дискуссии по этому вопросу. Проблема насилия в некоторых семьях, действительно, существует. И ее необходимо искать более эффективные механизмы противодействия этой проблеме. Это всем понятно и, периодически появляющиеся в СМИ, сообщения о совершенно диких случаях подобного насилия об этом просто кричат. И именно такие случаи в подтверждение своей правоты приводят сторонники Концепции. Не спорю, невозможно оставаться равнодушным, когда читаешь, например, про слуцкого изверга, насмерть забившего трехлетнюю Марусю. Так и хочется поддержать любой документ, который сможет остановить подобное. Но это – именно тот случай, когда нужны не эмоции, а взвешенность и осторожность. Потому что велик риск сделать только хуже, «выплеснуть ребенка вместе с водой».
Если вспоминать про того же садиста из Слуцка – он и так понесет наказание. Вероятно, даже будет привлечен к высшей мере. Вообще, в нашей стране и так хватает, и правовых норм, и институтов, как государственных, так и общественных, которые направлены против семейного насилия. В целом, система функционирует, нужна только кропотливая работа по ее совершенствованию, причем не только в отношении защиты от семейного насилия, но и защиты самих семей от тех перегибов, которые эта система допускает.
Вместо этого было предложено вновь все перекроить и сотворить монстра. Первое, что бросается в глаза – крайняя однобокость документа и закрепленное в нем неравноправие сторон. Есть обидчик и есть жертва. Жертва имеет все права, обидчик – никаких. При этом каких-либо действенных механизмов проверки той информации, которую предоставляет жертва домашнего насилия также не предусмотрено. Таким образом, человек может быть обвинен голословно и понести наказание. Согласитесь, это прекрасная возможность для сведения счетов. Причем не только между супругами. Концепция предполагает распространить действие закона также и на бывших супругов и лиц, которые совместно проживали и вели совместное хозяйство. Представляете, какая атмосфера может сложиться в обществе после этого? Ведь искушение отомстить за все обиды бывшим супругам или любовникам часто бывает велико, особенно в первое время после разрыва отношений. Но авторов эти вопросы не заботят.
Читать дальше: Артем Агафонов: Между семейным насилием и насилием над семьей

Leave a Reply