СССР: шаг из прошлого в будущее. Окончание

Начало здесь


 
Попробуем воскресить события после смерти Сталина.

Хрущёв нанёс удар по всей советской системе управления совсем не развенчанием культа личности «вождя народов», гвалтом о репрессиях и обещаниями, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме».
 


Главным предательством был хрущёвский волюнтаризм, подменивший принципы демократического централизма в партии.
 


Советская бюрократия, в которой видел главную проблему Сталин, после его смерти облегчённо вздохнула, набрала силы, и её инерцию не удалось преодолеть никому, включая борца за трудовую дисциплину Юрия Андропова.

Более того, Андропов притащил в экономику чубайсовский «свежак», а в ЦК продвинул «хозяина» Ставропольского крайкома КПСС Михаила Горбачёва, поскольку любил ежегодно отдыхать и лечиться в санатории «Красные камни» и знал семью разговорчивого хозяина региона.

М. С. Горбачёв в Ставрополе. 1970-е годы.
 


За время руководства краем Горбачёв с супругой обросли большими связями в высшем эшелоне власти, приезжавшей «на воды» в Кисловодск. Поэтому продвижение Горбачёва в органы высшего руководства страны не встречало противодействия.

Появился интерес к гармоничной паре и за рубежом.

В 2013 году в Лондоне было рассекречено более 400 документов из архива британского Форин офис, касающихся контактов Горбачева с руководством Великобритании.

Из них вытекает, что уже осенью 1984 года британской верхушкой ставилась задача выбора одного из молодых и перспективных членов Политбюро ЦК КПСС, чтобы пригласить его с визитом в Лондон для знакомства и установления деловых контактов на высшем уровне.

Первоначально присматривались к двоим — Алиеву и Горбачеву, но потом отдали предпочтение последнему: краснобай, представитель титульной нации, к тому же приглянулся Маргарет Тэтчер.

М. С. Горбачёв и М. Тэтчер на пресс-конференции в Москве. 1990 год.
 


Такое бывает не только у мужчин, о которых говорят: «седина в виски — бес в ребро».

Как выяснилось, поставить на Горбачева британскому премьеру рекомендовал профессор Оксфордского университета, советолог Арчи Браун, обративший на него внимание еще в 1978 году, когда тот стал секретарем ЦК.

С тех пор Браун внимательно следил за восхождением Горбачева вверх по советской политической лестнице.

Одним из источников информации для Брауна стал бывший секретарь ЦК КПЧ Зденек Млынарж, бежавший в 1968 году из Праги на Запад.

Он, оказывается, учился в одной группе с Горбачевым на юридическом факультете МГУ, жил с ним в одной комнате общежития, а в 1967 году даже приезжал к другу в Ставрополье.

О чём накануне «пражской весны» велись беседы с участием Раисы Максимов ны предположить нетрудно.

А вот какие характеристики давались Горбачёву на начальном этапе его деятельности ЦРУ:
 

«Резкий контраст со стилем предшественников… Горбачев дал понять, что намерен всерьез взяться за решение существующих проблем. Популистский стиль… тщательно продуманные PR акции… подключение жены Раисы к работе со СМИ и на телевидении».
 

Рассекреченный документ ЦРУ от июня 1985 года интересен прогнозом и анализом как возможных перемен в СССР, так и предвосхищением провала начатых Горбачевым реформ.
 

«Горбачев использует проверенный временем метод консолидации своей власти — выдвигает своих сторонников на руководящие посты.

Продвинув на Пленуме в апреле трех своих единомышленников в состав Политбюро, он фактически обеспечил себе большинство при принятии решений…

Любая допущенная им ошибка приведет к консолидации оппозиции и ударит по нему самому».
 

Судя по характеру донесений, заготовкой каких-то сценариев действий для секретаря КПСС в США не занимались, чего нельзя сказать о Великобритании, первой начавшей присматриваться к чете Горбачёвых.

Для оценок происходившего вполне достаточно того, что натворил «прораб перестройки», продолжавший окружать себя уже не сторонниками, а завербованными иностранными разведками предателями типа секретаря ЦК КПСС Яковлева, генерала КГБ Калугина и др.

Долго подвизаясь на партийной работе, Горбачёв и его окружение хорошо знали, что разрушить партию можно только изнутри.

С подачи Яковлева Горбачёвым стал активно артикулироваться так называемый «плюрализм мнений», означавший подмену демократического централизма неограниченной свободой болтовни.
 


Это стало первой разрушительной силой в партии, открывшей дорогу краснобаям и двурушникам.
 


Чтобы ослабить противодействие старой партийной гвардии, Горбачёвым была начата массовая кампания по замене людей старой закалки в составах ЦК, обкомов и крайкомов. Предлог — «необходимость омоложения партийных кадров».

В 1987 году Горбачев ликвидировал экономические и промышленные отделы в партийных комитетах. Это означало резкое ослабление позиций КПСС в контроле над экономикой. К тому же иного механизма управления не было предложено.

Беспрецедентным в отношении «чистки» элит стал 1989 год, когда на апрельском Пленуме ЦК КПСС 74 члена и 24 кандидата в члены ЦК были отправлены в отставку.

М.С.Горбачёв: «Видимо, товарищи, всем нам надо перестраиваться. Всем».
 


Апофеозом можно считать выборы народных депутатов СССР, когда благодаря организационным нововведениям многие влиятельные руководители вынуждены были баллотироваться, добиваясь выдвижения от территориальных округов.

Самым большим скандалом 1989 года был провал на выборах первого секретаря Ленинградского обкома КПСС, члена Политбюро ЦК КПСС Ю. Соловьева.

Горбачёв свёл до минимума активность Политбюро ЦК КПСС и Секретариата.

Если в чернобыльском 1986 году было проведено 40 заседаний Политбюро, то в 1989 году — 22; в 1990 году — 9.

Секретариат практически перестал работать как коллективный орган.

Параллельный шаг состоял в том, чтобы развалить реальный сектор экономики.

Для этого была придумана выборность руководителей государственных предприятий и учреждений.

Под завесой обеспечения широкого участия трудящихся в управлении производством, Горбачёв сумел повернуть дело так, что народ только потом осознал, до какой глупости он докатился.

Под улюлюканье «плюралистов» из сферы управления производством были вымыты знающие и многоопытные руководители, что привело к разбалансированности производственных связей, снижению производственной дисциплины.

Но и этим всё не закончилось.

Настоящее добивание государственных предприятий и организаций началось с принятия постановлений о деятельности кооперативов и ВТК, открывающих путь к опустошению финансовых ресурсов и складских запасов под видом реализации населению по остаточной стоимости так называемых «неликвидов».

Дефицитные материалы, комплектующие, цветные металлы и даже хозяйственный инвентарь, не прикарманенные кооператорами, бурным потокам потекли в Польшу в обмен на тряпьё и доллары.

Чтобы создать дополнительную мотивацию разбазариванию государственной собственности Центр вдруг обеспокоился тем, что горожанам неплохо бы заняться садоводством и огородничеством.

Людям выделяли неудобицы в приличном удалении от городов, что превратило их усилия по освоению карьеров, раскорчёвыванию поросших кустарником и заболоченных кусков земли в сплошную каторгу и под чистую вымыло их скромные финансовые запасы.

Никто в государстве не подумал о типовом проектировании, строительстве дорог и коммуникаций.

На обустройство садовых товариществ в частном порядке стала отвлекаться колхозная техника. По проезжей части ежедневно стали курсировать не доехавшие на поля грузовики с навозом и удобрениями.

На стройку счастливчики завозили всё, что можно было прибрать на предприятиях и в организациях.

Чтобы вымыть оборотные средства у предприятий руководству поручили выдавать возвратные субсидии на застройку участков в садовых товариществах. О привязке возвратных сумм к твёрдой валюте тогда речь не шла.

Люди, конечно же, воспользовались этим, только вот из-за обвала рубля предприятиям вернулись ничтожные суммы средств.

Наряду с умышленными действиями по развалу экономики СССР была воскрешена всем надоевшая ещё при Хрущёве тема сталинских репрессий вперемешку с разжиганием национализма в союзных республиках.

Даже в США понимали, что фиаско Горбачёва неизбежно, но никто не предполагал, что дело дойдёт до развала СССР.

29 апреля 1991 г для президента США Буша-старшего по поручению заместителя директора ЦРУ Джона Хелджерсона был подготовлен секретный документ под номером 50USC4039. Озаглавлен он был «Кто примет власть от Горбачёва».

Вот его основные тезисы.
 

«Эра Горбачева практически закончилась. Даже если через год он останется в своем кремлевском кабинете, реальной властью обладать не будет.

Если в ближайшее время Горбачев будет свергнут, то это сделают сторонники жесткой линии…

Однако со временем влияние реформаторов будет расти, и демократы придут к власти.

Переход власти, вероятно, не будет гладким, неизбежен переходный период с интенсивной борьбой за власть и, как следствие, безвластие».

Всё произошло в точном соответствии с прогнозами.

После своей отставки в декабре 1991 года весь архив, накопленный за 6 лет работы в Кремле, Горбачёв прихватил с собой в свой фонд на Ленинградском проспекте, 39.

Он насчитывает более 10 тысяч любопытных материалов, практически закрытых для широкого круга исследователей.

По мнению германского журнала «Шпигель», «в этих документах содержится многое из того, о чем Горбачев предпочел бы умолчать».

Очень верно подметил вроде бы не имеющий отношения к политике театрал Юрий Богуславский, сказав:

«В начале нового пути человека по фамилии Горбачёв ни в коем случае нельзя было делать “кучером”».
 

Как известно, в истории лишь три государства — США, СССР и Израиль — создавались как проекты, по кем-то заранее начертанному плану, в соответствии с определенными представлениями об идеальном обществе.

Проект под названием СССР оказался на том историческом промежутке времени неудачным.

Историки и аналитики трактуют причины по-разному.

Часть абсолютизируют стремление народов к национальному обособлению, которое, по их мнению, заложено в природе человека и вырвалось наружу при первом дуновении свободы.

Другие связывают возникшее у людей стремление «эмигрировать, не уезжая». Если бы реформы проводились решительнее и давали людям надежду, никто, кроме стран Балтии, не захотел бы отделяться.

Третьи винят в исчезновении единого государства республиканскую номенклатуру, возжелавшую сделаться суверенной.
 


На самом же деле корень проблем кроется не в системе, а в её последовательном уничтожении группой лиц, дорвавшихся до власти.
 


Как говорят в народе, «рыба гниёт с головы», а голова в централизованной системе управления — главный орган.

После развала СССР некоторые либеральные исследователи политических процессов впали в эйфорию и устами Френсиса Фукуямы заявили, что коммунизм побеждён. Наступает «конец истории».

Проживая в США, японец на радостях запамятовал, что рядом с его родиной существует 1,5-миллиардный по численности населения конгломерат стран, не отказавшихся от идей социализма и сумевших без особого напряжения преодолеть кризис, связанный с распадом Советского Союза.

Вряд ли он разобрался и в том, почему в самый трудный период СССР крепчал и набирал сил, а в более благополучный период военного затишья оказался уязвимым.

Для того чтобы понять происходившее, следует вспомнить, от чего зависела устойчивость сталинской системы управления, какие организационные принципы обеспечивали её нормальное функционирование.

Это в первую очередь — демократический централизм как основополагающий принцип функционирования партийных структур, а так же критика и самокритика, которой отводилась роль нормы поведения и движущей силы развития.

Всё это малопосвящённым людям может показаться неправдоподобным, потому постараюсь коротко раскрыть суть этих подходов.
 

Критика и самокритика в сталинские времена означала, что коммунисты имели возможность смело обсуждать любые проблемы партийной и хозяйственной жизни без оглядки на авторитеты, а руководители не стеснялись публично признать свои недостатки, а потом опереться на поддержку тех, кто их критиковал.

Демократический централизм, означающий подчинение меньшинства большинству, исключал самодеятельность после принятия решения большинством голосов.

Это дисциплинировало и создавало здоровую атмосферу, объединяя членов партии в едином стандарте партийной жизни.

Парткомы на местах являлись арбитрами взаимоотношений людей труда и бюрократии.

Обращение в партком позволяло пресечь любые злоупотребления и защитить маленького человека от самоуправства и преследования.

Зажим критики строго карался. А получить партийное взыскание или вообще лишиться партбилета означало выпасть из обоймы и поставить крест на карьере.

Численность освобождённых работников даже крупных парткомов была всего пару-тройку единиц. Но избрание в состав партийных комитетов лучших представителей рабочего класса и крестьянства, трудовой интеллигенции, коллегиальное рассмотрение проблем позволяло правильно оценить ситуацию и своевременно принимать необходимые меры.
 

 
Нормально работали до поры до времени и экономические рычаги в самодостаточной стране, свидетельством чему являются характерные для того времени очень высокие темпы экономического роста.

Сохранив демократический централизм как норму партийной жизни и развивая критику и самокритику, коммунисты государств Востока избежали тех разрушительных процессов, которые похоронили СССР.

Быстро оправившись от шока, вызванного развалом первой страны социализма и кризисом советской идеологии, эти страны начали поиск оптимальных решений.

Они не расшатывали власть, потому не побоялись впустить конкуренцию в сферу экономики, ограничив её влияние на управленческие процессы, политику и формирование личности.

Подобно тому, как пролетарская революция в России побудила капитал поделиться частью своей прибыли с теми, кто создаёт материальные блага, социалистические страны Востока пошли навстречу деловой инициативе в той мере, в какой она не наносит ущерб управлению социальными процессами.

Они сделали симбиоз планового хозяйствования и предпринимательства управляемым, демонстрируя, что в такой конфигурации социализм обрёл прочность и стал реальным проектом, нацеленным в будущее.

Весьма показателен пример Китая, где компартия не выбросила на свалку истории наследие Мао Цзедуна и не стала портить имидж изрядно нашкодившего вождя, мобилизовав народ на созидательный труд вне зависимости от имущественного положения граждан.

Судя по документам последнего съезда Компартии Китая, резонно полагать, что великая страна социализма в последнее время пошла в решительное наступление в стремлении совершить качественно новую «мировую революцию».

Примирив труд и капитал в своей стране, и не ослабив бразды правления, политические элиты Китая приступили к экспорту глобальных проектов, объединённых в Концепцию сообщества единой судьбы человечества.

Вот уже четыре года они продвигают идею совместного строительства «Пояса и пути» как огромной платформы сотрудничества для осуществления общего развития заинтересованных стран, независимо от их политической ориентации.

Это, по сути дела должно привести не к «концу истории», а к консолидации всех политических систем и «концу борьбы идеологий», пониманию того, что вражда при современном уровне развития технологий грозит человечеству банальным уничтожением, чего допустить нельзя.

Недавно, открывая Диалог между КПК и политическими партиями мира, Си Цзиньпин указал, что предстоит строить мир без страха и с общей безопасностью.
 

«Нам следует придерживаться новой концепции общей, комплексной, кооперативной и устойчивой безопасности и создавать архитектонику безопасности, характеризующуюся равноправностью, справедливостью, совместным строительством и совместным использованием, — сказал китайский лидер и продолжил: — Предстоит строить мир без бедности и с общим процветанием.

Нам следует продвигать вперед экономическую глобализацию, отличающуюся открытостью, инклюзивностью, всеобщей преференцией, сбалансированностью и обоюдным выигрышем, создавать благоприятные условия для совместного развития всего человечества».
 

Если учесть, что идея мирного сосуществования разных политических систем была озвучена Советским Союзом на ХХ съезде партии в 1956 году, то Китай, вроде бы, не выглядит новатором.

Однако он служит примером того, что его проекты принимаются не для бравады и революционных деклараций, а после тщательного изучения ситуации в мире, определения того порога общественной зрелости, который может обеспечить позитивный результат.

Поскольку Россия и Беларусь выстраивают с Китаем дружественные взаимоотношения, это сотрудничество является важным подспорьем того, куда следует сориентировать вектор политического сближения в будущем.

Конечно, СССР завершённый проект, и его реанимация — плод воображения. Однако широкий альянс государств, объединённых долгосрочным экономическим сотрудничеством, уже просматривается на примере Союзного государства и Евразийского экономического сообщества.

Хочется верить, что наше подключение к реализации китайской Концепции сообщества единой судьбы человечества станет новой формой мировой интеграции в противовес угрозе третьей мировой войны.

Читать дальше: СССР: шаг из прошлого в будущее. Окончание

Leave a Reply