Идеальная модель: Грудинин-премьер

Идеальная модель: Грудинин-премьер

Нет ничего более предсказуемого, ничего менее интригующего, лишённого вариантов – чем провал либеральной экономической политики. Тут воистину – захочешь удивиться очередному «дну» и не сможешь! Трудно отказать в масштабности злодейству, которое в считанные годы превратило вторую (как минимум) экономику мира в 2% мировых ВВП. И техносферу, способную производить «все виды известной человечеству продукции»[1] — превратило в адаптивную мастерскую отвёрточной сборки…
Но интриги никакой нет (кроме, конечно, загадок психиатрии относительно людей, такое с самими собой проделавшими). Не нужно проверять либеральный курс на провал, ставить эксперименты, потому что итог известен заранее!

Дело в том, что нельзя, в принципе нельзя успешно завершить дело, которое даже не начинали делать. Нельзя построить, например, дома, если не начать его строить. Если завершение дела – вопрос неопределённый (что там ещё в итоге получится?) – то в начале дела нет никакой неопределённости. У не начатого – конца не будет. Никакого.

Я готов обсуждать любые претензии к деяниям коммунистов. Готов обсуждать предположения, что они делали не то, не так, не там, не тогда и т.п. Но нельзя уйти от факта: они что-то делали. Я не готов гарантировать триумф любого начатого дела. Но я готов гарантировать провал любого не начатого дела.Всё равно нужен проект, а проект предполагает с неизбежностью планирование. Что бы вы не начали строить – хоть Вавилонскую башню, хоть египетские пирамиды – нужно рассчитать поставки строительных материалов, транспортную логистику, трудовые ресурсы, их обеспечение и т.д. Очень допускаю, что фараон не хотел кормить строителей своей пирамиды, ему это было неинтересно и затратно. Однако если бы он перестал их кормить – они бы померли, и никакой пирамиды ему не построили. Именно поэтому фараон вынужден был подтаскивать на строительную площадку огромное количество пищевых продуктов, в буквальном смысле горы продовольствия… Естественно, в плановом режиме. А как иначе?Безумие либерализма, противопоставившее его всей известной человеческой истории и духу цивилизации, культуры – в том, что у либерализма никакого проекта нет. У тёмных кураторов есть в закулисье какие-то сатанинские заморочки, но я говорю об открытой вывеске либерализма. А она гласит: резвись каждый, кто во что горазд, а башня с пирамидой сами вырастут…

Из хаотичных метаний людей, не объединённым вообще никаким проектом, по определению ничего доброго выйти не может. Это армия без полководца, школа без учебников и учителей, цех без мастера и завод без директора. И фабрика без обысков на проходной: кто хочет, вносит, что хочет, кто хочет – выносит, что хочет…

+++Каждому из нас очень дорого обходится каждый день премьерства человека, который ничего не знает об устройстве экономики, и не желает ничему учиться. «…От прогрессирующей безличности и некультурности нашего живущего миражами интеллигентного слоя мы теряем политическое чутьё…» — писал князь Ухтомский ещё в 1900 году. С тех пор проблема не только осталась, но и расширилась. Мы действительно стали заложниками «прогрессирующей безличности живущих миражами» полуобразованцев, недоучек, решивших ждать у моря золотую рыбку, не сплетя при этом невод, и не закинув оный в воду…Годы, проведённые в бесплодном ожидании инвестора (который не придёт, а если придёт – то сделает выгодно себе, а не нам) – навсегда вычеркнуты из человекочасов созидательного труда. В воспалённом мракобесии ожидания «экономических чудес» правительство утратило представления о причинно-следственных связях и естественно-научных законах. Например, о том, что произведённое должно быть произведено. И чтобы завершить проект – нужно его начать, а сперва хотя бы определиться с проектом…Сила либерализма – в связи с человеческим низом. Либерализм во всём мире страшно эксплуатирует усталость человека от умственных перегрузок, желание человека скакать по лианам с дубиной в руках, и пожрать сырого мяса после дикой охоты.

Никакая либеральная программа не поднималась выше желудка и половых органов. Всякая из них сводит человеческие потребности к низшим и закупоривает человека исключительно на низменных потребностях. За пределами этой силы «возвращения к зоологическому естеству» в либерализме ничего нет.

Дуракам он сулит удовлетворение низменных потребностей, а самым нужным дуракам даже выполняет свои посулы. Но в очень ограниченном режиме: материальные ресурсы либерализма сжимаются шагреневой кожей, невозможно предотвратить массового обнищания, если не вести рационального хозяйствования. Рационального – значит, выстроенного на разуме, а не на чувствах и эмоциях, на устойчивой связи порой нудных обязанностей, а не на хотелках и капризах.А либерализм не может дать рационального хозяйствования, потому что всё его обаяние и весь его соблазн построены на обращении к животному, звериному, скотскому началу в человеке. Если либерализм перестанет апеллировать к низшему низу (например, голым задницам на экране и сцене) – все увидят, что он не более, чем безумие, психическое расстройство расторможенной чувственности и всех видов недержания.Человечество рассталось со свободой (liberalis) ради рационального хозяйствования. Можно было скакать по лианам и дальше, но очень страшно и очень голодно. И люди слезли с деревьев, где они были полностью, абсолютно liberalis, вне любых норм и ограничений – стали рыть каналы и громоздить крепостные стены под палкой надсмотрщика.Всякий человек повторяет в своей личной биографии этот путь человечества. Можно пойти на завод (а завод – почти тюрьма, кто работал – знает), а можно и не пойти. Не пойдёшь – всё твоё время будет свободным. Хочешь дома лежи, хочешь – по улицам шатайся. Даже странно: почему многие меняют такую свободу на почти тюремный заводской режим?Ответ очень прост: зарплата. У кого есть деньги – отдельный разговор. А у кого нет – тому на свободе очень голодно. Конечно, по будильнику не вскакивать, от начальства не выслушивать нагоняи – но голодному и разутому даже сон не сладок!
Читать дальше: Идеальная модель: Грудинин-премьер

Leave a Reply