Пан или пропал…

Пан или пропал...

С момента остановки Игналинской АЭС в 2009 году Литва находится в ожидании финансовой помощи от Евросоюза, необходимой для полного вывода электростанции из эксплуатации. Согласно последним заявлениям министра энергетики Жигимантаса Вайчюнаса, Брюссель готов выделить на этот проект 780 млн евро.
Однако закрытие ИАЭС — это не только вопрос денег, ведь главной проблемой остается отсутствие рабочей технологии для безопасной утилизации облученного топлива. Каковы возможные риски беспрецедентной инициативы литовских властей?

Работа по утилизации радиоактивных отходов, возникающих при эксплуатации АЭС, представляет собой сложный комплекс операций, причем единого «рецепта» в этом деле не существует. Объясняется это тем, что сами отходы подразделяют на три категории: низко-, средне- и высокоактивные.
С экономической точки зрения все очевидно: чем выше радиоактивность, тем больше денег приходится тратить для того, чтобы обеспечить их надежную изоляцию.
К примеру, захоронение рабочей одежды персонала АЭС, которую относят к разряду низкоактивных отходов (НАО), требует всего лишь грунтового укрытия. А вот для облученного ядерного топлива (ОЯТ) система изоляции и хранения будет куда более дорогостоящей. Но и тут, конечно, не все «линейно» и просто.
Облученный реакторный графит относится к среднеактивным отходам, но на Игналинской АЭС его, как уже отмечалось в предыдущих материалах, несколько тысяч тонн.

Фото: sputniknews.lt
Для населения наибольшую опасность представляют высокоактивные отходы — ОЯТ. Опыт обращения с ними у разных стран различается. В США, например, существует закон, приравнивающий ОЯТ к отходам.
Читать дальше: Пан или пропал…

Leave a Reply