Без культуры: пещерная психология

Без культуры: пещерная психология

Неизбежность сравнения двух революционных переломов, духовное, в том числе и эстетическое их отражение – ставят перед литературоведением вопрос о зеркалах постижения большевизма и его антипода — ельцинизма. Традиционная концепция художников в отношении большевизма – «родовые муки». Словами Шолохова говоря — «да, был Культ, но была и Личность». Или, выражая образами С.Дали – человек вылупляется из земного шара-яйца, разрывает оболочку, а из разрыва течёт кровь… Опираясь на эту концепцию «родовых мук», пытался оправдать себя и ельцинизм. Мол, да и у меня есть муки, не отрицаю: но в них рождается новый мир… Подвох был в том, что муки бывают не только родовыми!
Ужасы революции, никогда не скрывавшиеся (посмотрите хотя бы старейшие из советских фильмов ленинианы или про гражданскую войну) – неразрывно связаны в зеркале культуры с надеждами и мечтами о лучшем мире. Ужасы «радикальных реформ», тоже не очень-то скрывавшиеся, пытались говорить о себе то же самое. В начале 90-х появляется целый ряд произведений (например, замечательный, как примета времени художественный фильм «Удачи вам, господа!») который пытается отражать новое время по старой схеме «родовых мук».
Однако с годами этот мотив угасает, и наконец совсем исчезает из книг, кинематографа и других произведений искусства.

Потому что главное отличие ельцинизма от большевизма – в нём нет надежды. Ужас есть, расправы, шокирующие сцены – завались. А надежды нет. То есть: никто не пытается спасти тонущий корабль, битва идёт лишь за места на шлюпках, которых, к тому же явно недостаточно…

Думая о той крови, которую кисть С.Дали отразила на философском полотне «Рождение нового человека» – я хочу подчеркнуть (в том числе и своими художественными произведениями, повестями и романами о моём времени, моих 90-х) – что далеко не всякая кровь питает собой росток нового времени.

Есть очень много крови, которая, проливаясь, просто уходит в канализацию, бессмысленно и бесплодно. И в этой бессмысленности кровопролития – главное отличие 1991 года от 1917. Новые деятели, ненавидящие большевизм, ущемлённые, обиженные им (а все обиды живы в памяти, ведь те, кому сегодня всего-то 50 лет – прожили ПОЛОВИНУ всей эпохи и эры Октября!) – оказались не просто мстительны. Они оказались удивительно бесплодны с точки зрения цивилизационной, с точки зрения мирового культурного наследия.

Именно эта бездарность и духовно-умственная ущербность антисоветчиков намертво привязала их к ненависти, к деструктивному и бессмысленному «вечному бою» с мертвецами.

Задумывались ли вы почему у наших либералов-западников голова вывернута за плечи, почему они смотрят исключительно за спину истории? И почему то же самое – у глобалистов в США, где они воюют с памятниками давно миновавшей гражданской войны (т.н. конфедератопад, покушение на статую Колумбу и др.)?

Объяснение просто, и даст его именно литературоведение: это люди, у которых ничего нет впереди. Свою власть они привыкли обосновывать не собственными идеями, а чужими преступлениями.

Реальными или выдуманными – другой вопрос. Уже очевидно, что большинство приписанных Сталину «зверств» — это лишь внутренние садистские фантазии самих либералов, их «оговорки по Фрейду». Уже ясно, что описывая «сталинские органы» либерал на самом деле описывает, что он, либерал, делал бы с народом, окажись на месте Сталина.
Читать дальше: Без культуры: пещерная психология

Leave a Reply