Карл Юнг: О необходимости Бога

Карл Юнг: О необходимости Бога

ХХ век представлялся Юнгу утратившим связь со смыслом бытия — с сердцевиной жизни. «Духовное измерение все еще знакомо нам, но мы утратили контакт с нашими дорогами к нему и с символической жизнью, которая поддерживает и питает его» — писал он. Где мы теперь? Что стало со всей той энергией, которая больше не направляется в средоточия религиозных форм?
Согласно Юнгу, она стекается обратно в человеческую психику, неся с собой гибельные эффекты. Лишенная присущих ей выходов в религиозном опыте, она приобретает негативные формы.

Для каждого в отдельности эта лишенная уместности энергия может привести к неврозу или психозу; в общественной жизни она может привести к различным видам геноцида, массовым уничтожениям.

Если жизнь человека иссушена, если она далека от живительного сока непосредственных религиозных переживаний — то она окружена рутиной повседневной скуки, лишена радости и смысла. Живя в таком обществе, мы чувствуем боль смертельной усталости и мы не в силах найти эффективные меры для его исцеления от постоянного роста преступности, экологических бедствий и психических заболеваний. Чувство безнадежности просачивается повсюду, как запах гнили.

Эти невзгоды, с точки зрения Юнга, можно объяснить отсутствием надежной взаимосвязи с психической реальностью, которую предоставляет нам религия благодаря могуществу своих символических систем.

Так Юнг создал новую дисциплину — глубинную психологию, и она представляет собой новый общий путь к пониманию и объяснению необходимости Бога.Юнг видел цель аналитической психологии в том, чтобы помочь нам восстановить связь с истинным содержанием религиозных символов, обнаруживая их эквиваленты в нашем собственном психическом опыте.

В наше время, по мнению Юнга, различные религиозные системы утратили свою силу для подавляющего большинства людей.

Теперь религиозные символы больше не служат посредниками для восприятия образов божественного присутствия. Мужчины и женщины живут в одиночестве, каждый сам по себе, встречая «взрывы» многообразия божественных образов, во всей несхожести принимаемых ими форм. Как мы отвечаем на этот вызов? Как нам найти способ выстроить взаимоотношения с этим священным опытом?Юнг отвечает на этот вызов тем, что отмечает появление в общественном дискурсе нового словаря для описания содержаний психической реальности.Юнг разделяет наше эго — центр сознательного смысла собственного Я, самоидентификации – и нашу «самость», которая знакомит нас с иным миром, в котором действуют совсем другие законы[1].

В нас присутствует Нечто, о котором мы не знали, что оно здесь. Нечто происходит внутри нас и мы должны прийти к соглашению с этим фактом. Юнг назвал эту определяющую силу в бессознательном Самость (Self).

Самость присутствует в нас, как предрасположенность быть сориентированными относительно центра[2]. Например, некоторые аборигены Австралии поклоняются Единому. Они ощущают его присутствие в самих себе, хотя говорят о нем не как о моем Едином или нашем Едином, но как о Едином — сердцевине всей жизни. Самость не принадлежит целиком сознанию или бессознательному, но упорядочивает нашу психику во всей ее целостности, подобно срединной точке или оси, вокруг которой вращается все сущее. Мы воспринимаем ее как источник жизни для целостной психики, т.е. она входит в отношения с сознательным эго как наиболее значимое присутствие из всех знакомых нам раньше
Читать дальше: Карл Юнг: О необходимости Бога

Leave a Reply