Доктрина шока по-украински

Известная канадская журналистка и исследовательница Наоми Кляйн является автором бестселлера под названием «Доктрина шока: расцвет капитализма катастроф». Книга вышла в 2007 году на английском языке, после чего была в 2009 переведена на русский издательством «Добрая книга». В 2009 году по книге был снят документальный фильм, который тоже доступен в свободном доступе на русском языке. Фильм сразу же после своего появления в интернете стал хитом соцсетей, наравне с серией фильмов «Дух времени». В своей работе Наоми Кляйн камня от камня не оставляет от популярного в среде перестроечной интеллигенции мифа о тождественности так называемого «свободного рынка» и политических свобод, то есть пресловутой демократии.
Используя очень обширную ссылочную базу Наоми Кляйн убедительно доказывает, что идеология рыночного фундаментализма всегда насаждалась в моменты войн, катаклизмов или диктатур. Самым ярким примером являются рычночные эксперименты «чикагских мальчиков» в Чили во времена диктатуры Пиночета. Наоми Кляйн развенчивает популярный среди русскоязычной интеллигенции миф о небывалом экономическом подъеме при Пиночете. На самом же деле, ситуация сложилась совершенно противоположная: в Чили наступила страшная инфляция и массовое обнищание населения. Чтобы спасти ситуацию, в начале 1980-х Пиночету пришлось проводить национализацию стратегических предприятий и регуляцию рынков. Что идёт в разрез с догмами рыночных фундаменталистов об эффективности саморегулирующегося рынка.
Подобные реформы проходили в Аргентине во времена правления военной хунты во главе с диктатором Хорхе Виделой. В Великобритании приводить в жизнь неолиберальные утопии «свободного рынка» взялась Маргарет Тэтчер. Её политика сразу же встретила ожесточенное сопротивление со стороны профсоюзов, в первую очередь профсоюза шахтёров. Борьба с профсоюзами продолжалась больше года и закончилась победой Тэтчер. Но, тем не менее, её популярность пошла на убыль. На помощь Тэтчер пришли её единомышленники по вере в «свободный рынок» — аргентинские военные. Они напали на Фолклендские острова в 1982 году, что вызвало всплеск патриотической истерии в Великобритании. Война слона с моськой не могла закончиться ничем иным, как победой Великобритании. После чего Тэтчер на волне патриотического психоза была удачно переизбрана на второй срок в качестве премьер-министра Великобритании. Она успела продать частным корпорациям все самые лакомые активы государства, в том числе британские авиалинии, государственную нефтедобывающую корпорацию, телекоммуникационную компанию и даже местный водоканал.
В России «шоковая терапия» Гайдара и Чубайса тоже имела катастрофические последствия: массовое обнищание основной массы россиян при умопомрачительном обогащении тонкой прослойки «нуворишей». Закономерно, что этот процесс привёл к внутриполитическому кризису 1993 года. Ельцин вышел с этого кризиса путём расстрела парламента и его защитников. В этом его всячески поддерживала и даже подстрекала к кровопролитию «совесть нации» — либеральная интеллигенция. Чтобы закрепить успехи «рыночных реформ» Ельцину пришлось развязать кровопролитную чеченскую войну. Президент Чечни Джохар Дудаев категорически отказался проводить в Чечне грабительскую приватизацию, за что и поплатился.
В Ираке после американских бомбардировок и последующего отстранения от власти Саддама Хуссейна тоже началась эпоха неолиберальных реформ. Дошло до того, что в стране были закрыты 17 цементных заводов для того, чтобы закупать цемент за рубежом через американских подрядчиков. В этом контексте Украина так и напрашивается в один ряд к приведенным выше странам. Ведь на Украине неолиберальные реформы начались именно после Евромайдана в сопровождении войны на Донбассе. В 90-х годах Украине удалось избежать своих гайдаров и чубайсов. Напротив, украинская конституция 1996 года выгодно отличалась своей социальной направленностью. Одним из главных авторов конституции был лидер Социалистической партии Украины Александр Мороз. Да, конституция во многом декларативный документ, но всё же определенные блага советского социального государства у населения ёще оставались.
Украине удавалось избегать «шоковой терапии» по рецептам «чикагских мальчиков» достаточно долго, даже не взирая на кризис 2008 года, который больно ударил по экономике страны. Но всё изменилось после недоброй памяти Евромайдана. Всевозможными «активистами», «правозащитниками», «экономистами» и прочими получателями грантов от дядюшки Сема со всех трибун и телеекранов проповедовалась безальтернативность «непопулярных реформ». «Непопулярные реформы» проповедовались как единственный путь к багатству и процветанию. В качестве примера приводилась «шоковая терапия» в Польше в начале 90-х под руководством Лешека Бальцеровича.
Для проведения этой «шоковой терапии» на Украину были завезены западные советники с Польши, Литвы, Грузии, Америки. Как верно подметил журналист Андрей Манчук, цель привлечения этих «варягов» была двоякая. С одной стороны, они были согласны не колеблясь приводить в действие самые непопулярные и антисоциальные реформы, так как не имели политических претензий на Украине. Ведь украинские политики, всё-таки, вынуждены заботиться о своих электоральных перспективах. Политическая партия «Народный Фронт» и её лидер Арсений Яценюк, которые были главными адвокатами «рыночных реформ», сейчас имеют рейтинг в пределах статистической погрешности. Тогда как на парламентских выборах 2014 года эта политическая сила была первой по количеству отданных за неё голосов. С другой стороны, после того как «варяги» проведут свои убийственные реформы и поедут к себе домой – на них можно будет сбросить всю вину.
Наоми Кляйн цитирует гуру рыночных фундаменталистов Милтона Фридмена, который призывал проводить неолиберальные реформы в моменты кризисов и катаклизмов, когда народные массы шокированы и не могут сопротивляться. В украинском контексте это видно совершенно отчетливо. Упомянутая мной партия «Народный фронт» не только является флагманом рыночных реформ, но и является так называемой «партией войны».
Это сочетание совершенно не случайно, как может показаться на первый взгляд. Без войны на Донбассе проводить в действие масштабное урезание всех социальных программа, массовую приватизацию госсобственности и тому подобные вещи было бы значительно тяжелее. Украинской власти война нужна как воздух. Ведь пока сохраняется очаг напряжения на Донбассе — можно проводить любые антинародные реформы. Любой кто осмелится выступить против — сразу же будет уличён в «работе на Кремль» и записан в агенты ФСБ. Канал «Эспрессо ТВ», который принадлежит «Народному фронту», является флагманом патриотической истерии среди всех украинских СМИ. Одиозный украинский политик Илья Кива, которого можно назвать «личным Жыриновским» министра МВД Авакова, просто фонтанирует идеями. Кива постоянно завяляет о необходимости введения в стране тоталитарного строя, составлении расстрельных списков по образцу 37 года, введения смертной казни и запрета на любые демонстрации. Напомним, что Аваков является одним из лидеров «Народного фронта». Свои сумасбродные предложения Кива объясняет необходимостью защиты от вездесущей «руки Москвы».
Михаил Саакашвили тоже никак не выступает против неолиберальных реформ. Скорее наоборот — он является их яростным сторонником. Пока под стенами украинского парламента стоял «Михомайдан» была принята убийственная реформа Уляны Супрун, которую уже успели прозвать в соцсетях «доктором Смерть». Также в первом чтении был принят закон о тотальной приватизации всех остатков государственной собственности. Включая все государственные цирки, киностудии и даже военные заводы. «Михомайдан» против этих губительных реформ ничуть не выступает. В этом тоже можно увидеть элемент «доктрины шока»: внимание народа отвлекается дымовой завесой, пока в парламенте уничтожается будущее всей страны.
Гипотетический приход к власти Саакашвили и его команды не сулит ничего другого кроме как продолжения прежней политики, только в намного более ускоренных темпах. Будут распроданы остатки государственной собственности. Мораторий на продажу земли будет отменен, после чего она окажется в собственности транснациональных агрохолдингов. Остатки советского социального государства будут ликвидированы окончательно. Хотя, этот процесс на Украине идёт столь быстрыми темпами, что ко времени прихода Саакашвили к власти ему уже нечего будет добавить.
Любой другой режим, который придёт на место Порошенко будет продолжать войну на Донбассе. В идеальном для властьимущих варианте развития событий эта война должна продолжаться вечно. Пока существует угроза российского вторжения — можно давить любые протестные движения под предлогом борьбы с «рукой Кремля». Как несложно заметить любому, кто внимательно интересовался этим вопросом — украинская власть не прилагает никаких особых усилий к победе в этой войне. За несколько лет войны в стране не был даже построен патронный завод, ведь единственный патронный завод на Украине расположен в Луганске и работает в пользу ЛНР. Украинской власти не нужна ни победа, ни поражение в войне — ей нужна сама война. Ведь война всё спишет, как говорится…
Читать дальше: Доктрина шока по-украински

Leave a Reply