Жажда вечной молодости.

Дмитрий Хворостовский, Олег Янковский, Александр Абдулов. © / www.globallookpress.com

Смерть Дмитрия Хворостовского всколыхнула острую тему — лечение стволовыми клетками.

Как объяснить, что великий певец, очень красивый, спортивный и здоровый человек, сгорел от рака, дожив только до 55 лет? И почему ему не смогли помочь врачи самых лучших клиник?

Появилась информация, что свою негативную роль сыграло лечение эмбриональными стволовыми клетками. В Интернете обсуждают, что Хворостовский мог прибегнуть к помощи такой терапии.

Удивительно, но след такого лечения прослеживается и во многих других трагических смертях известных актёров — Любови Полищук в 2006 г., Александра Абдулова в 2008-м, Олега Янковского в 2009-м, Анны Самохиной в 2010-м, Жанны Фриске в 2015-м. Список можно продолжать, в нём есть спортсмены, политики и другие публичные люди. Все они были успешными, красивыми, далеко не старыми. А если кто и был в возрасте, то незадолго до своей кончины будто расцветал, молодел. И вдруг появлялся рак или ещё какая-то необъяснимая и странная болезнь, становившаяся причиной смерти.

Что это — побочные эффекты лечения стволовыми клетками или мы просто впадаем в конспирологию? Ясно, что есть понятие врачебной тайны и доктора будут молчать. Могли бы всё рассказать близкие и родственники. Но все годы, прошедшие после смерти многих актёров, они тоже молчат. Значит, мы не можем быть на 100% уверены, что всё дело в омолаживающих клетках, пока никто не раскрыл нам эту информацию.

Однако несколько лет назад произошла утечка информации о том, что причина многих смертей реально связана с терапией эмбриональными стволовыми клетками. И более того, во многих случаях всё это касается одной конкретной клиники.

Об этом рассказала медсестра, работающая в этой клинике. Похоже, что она была так потрясена чередой актёрских смертей, что нарушила профессиональную тайну. В этой столичной клинике успешно, как ему казалось, лечился Александр Абдулов. Потом он сагитировал на это своего друга Олега Янковского. У того тоже вначале всё было замечательно, он вроде бы обрёл вторую молодость. Для него это было, наверно, ещё более удивительным, ведь он был старше Абдулова на 9 лет. Анализы и исследования показывали, что оба актёра реально стали моложе. Наверняка замечали это и окружающие. Говорят, что знаменитые актёры даже советовали своим коллегам по театру тоже полечиться в этой клинике.

Проклятые вопросы

Почему нам не кажется странным, что народные любимцы могли лечиться таким экзотическим способом? Ведь его эффективность и безопасность под большим вопросом. С этической точки зрения он тоже скомпрометирован многими скандалами вокруг забора эмбриональных стволовых клеток от абортивного материала. Сегодня есть способы получать стволовые клетки и без абортов, из собственных клеток больного. Но не очень верится, что этим сложным методом пользуются в клиниках вроде той, где лечились актёры.

«На самом деле ничего странного в выборе подобных методов лечения и клиник нашими актёрами и публичными людьми нет, — считает психолог Юлия Гуревич. — Эти люди — элита, сливки общества, и для них нужны элитные способы лечения. Модные, дорогие, а не банальная терапия за «три копейки». Это нормально, так функционирует общество. Естественно, увидев улучшение в состоянии здоровья, другие коллеги по цеху тоже охотно соглашались на такое же лечение. Почему они не думали о возможных последствиях? Чтобы разобраться в этом, нужно иметь специальное образование и склонность к анализу. Это очень сложные вопросы. Поговорите с медиками, и вы поймёте, что даже у них нет единого мнения о безопасности лечения стволовыми клетками».

Так почему же стволовые клетки вызывают рак?

Эта тема активно обсуждается в научной прессе, но практически не выходит за её пределы. Последнее исследование на эту тему опубликовано на днях в известном журнале «Стволовые клетки и трансляционная медицина» (STEM CELLS Translational Medicine). Название статьи говорящее: «Раковые клетки, раковые стволовые клетки и мезенхимальные стволовые клетки: их влияние на развитие рака». Последний тип клеток (МСК), как оказывается, обладает противоположными свойствами. В одних случаях эти клетки препятствуют развитию рака, в других — способствуют: МСК может перерождаться в так называемую раковую стволовую клетку, которая даёт начало развитию опухоли. Более того, она обычно бывает самой злокачественной и живучей. Последнее свойство — одно из главных для стволовых клеток. И в этом они очень похожи на раковые клетки.

Людоедство под вывеской «высоких технологий»

Инвестирование людоедства как способ «приумножить деньги в десятки раз» в «кризисный период»

В настоящее время группа влиятельных медицинских технократов, занимающих ответственные посты в российском здравоохранении и медицинской науке, настойчиво лоббирует продвижение в стране так называемой «фетальной терапии».

В основе фетальной терапии лежит изъятие и использование тканей человеческих эмбрионов и плодов (лат. fetus), жизнь которых искусственно прерывается на разных сроках беременности, чаще всего на 15–22 неделе. Фетальные — зародышевые — клетки вводят в организм людей, страдающих различными заболеваниями, а также в целях «омоложения» стареющего организма, и даже используют в производстве косметических средств.

Сегодня эта деятельность официально отнесена в России к разряду «высоких и высокорентабельных технологий». Например, фетальная терапия пропагандируется на сайте так называемого Института высоких технологий.

Формально, в задачу указанного института входит «финансирование проектов в сфере высоких технологий» и «консолидация научно-технического потенциала РФ и зарубежных партнеров» (1, 2). Причем, одним из направлений деятельности института, как объявлено на сайте, является помощь инвесторам в поиске особенно прибыльных областей, позволяющих не только «сберечь деньги» «в кризисный период», но и «значительно их приумножить» — «в десятки раз» (!).

К числу таких «золотых жил», рекомендуемых институтом для вложения средств — в целях получения, как сказано на сайте, «vip-money» («vip-денег») — отнесено «применение аллогенных фетальных стволовых клеток, взятых из эмбрионов человека, при лечении больных с различными видами заболеваний и патологий (более 30 заболеваний и патологий) . За этим «высоконаучным» названием и скрывается деятельность, которую ещё совсем недавно чаще называли просто «фетальной терапией».

Фетальная терапия не раз вызывала резкие протесты общественности, в том числе православной. Например, в заявлениях Церковно-общественного совета (ЦОС) по биомедицинской этике Московского Патриархата она недвусмысленно названа «разновидностью людоедства» (каннибализма).

В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» (принята Освященным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13—16 августа 2000 года) однозначно сказано, что «осуждая аборт как смертный грех, Церковь не может найти ему оправдания и в том случае, если от уничтожения зачатой человеческой жизни некто, возможно, будет получать пользу для здоровья. Неизбежно способствуя ещё более широкому распространению и коммерциализации абортов, такая практика (даже если её эффективность, в настоящее время гипотетическая, была бы научно доказана) являет пример вопиющей безнравственности и носит преступный характер»

«Живые» биодобавки из нерожденных младенцев для «восстановления процесса осмысления»

Одним из наиболее активных поборников фетальной терапии в России до сих пор остается академик Российской академии медицинских наук (РАМН) профессор Г. Т. Сухих. Этот человек, с 2007 года возглавляющий московский ФГУ Научный Центр акушерства, гинекологии и перинатологии (ФГУ НЦ АГиП) им. В. И. Кулакова Росмедтехнологий, печально «прославился» на всю Россию тем, что, начиная с 1990-х годов, упорно продвигает в стране фетальное людоедство.

Интересно, что некоторые единомышленники академика Сухих предлагают вообще отказаться от употребления выражения «фетальная терапия» (получившего в народе дурную славу) — дабы не смущать население.

Действительно, вместо выражения «фетальная терапия» в настоящее время чаще используют менее понятные для неспециалистов словосочетания. Например, такое — «трансплантация фетальных аллогенных стволовых клеток».

Также нередко этой деятельности присваивают пышные названия типа «новые клеточные технологии», «новые медицинские технологии» или просто «высокие технологии» .

Сам академик Г. Т. Сухих так охарактеризовал cвою «высокую» деятельность в 2001 году:

«Клеточная биология в качестве основного средства борьбы с болезнями предлагает использовать клетки. Но не всякие. Только эмбриональные, зародышевые — фетальные.

Их получают из тканей зародышей при абортах. Из эмбриона, удовлетворяющего требованиям по срокам, выделяют необходимые для медицинских целей материалы.

Процесс этот трудоемкий, он требует ювелирной точности и абсолютной стерильности. Применяемые при лечении биопродукты, приготовленные из фетальных тканей и клеток,… подлежат жесткому контролю на стерильность (отсутствие вирусных и микробных возбудителей), что позволяет вводить их посредством различных методов инъекции, имплантации и трансплантации…

На предлагаемые не имеющие аналогов способы приготовления клеточного трансплантанта из фетальных тканей получен патент № 2160112 от 10 декабря 2000 г.»

Тем, кто согласится прибегнуть к введению клеток человеческих эмбрионов и плодов, «удовлетворяющих требованиям по срокам», академик обещает «восстановление умственных способностей», «процесса осмысления», «оптимизацию веса», «омоложение внешнего вида», «повышение либидо» и «потенции», «замедление старения» и множество других чудес.

По его словам, фетальная терапия («политкорректно» называемая «клеточной терапией») — это «последнее достижение биологии и медицины, хорошие клинические результаты и живое дополнение к обычной терапии при многих заболеваниях, дающее результаты во многих случаях, когда другие современные методы не достигают эффекта», одним словом — «исключительно многообещающее направление в медицине».

Причем, для такой «терапии» более всего «удовлетворяют требованиям по срокам» нерожденные младенцы, которых безжалостно извлекают из материнской утробы во втором триместре (обычно на 14–22 неделе) беременности путем «управляемых абортов», производимых «по социальным» и «медицинским показаниям» (например, по результатам пренатальной диагностики).

В качестве типичного примера можно привести описание «методики» приготовления «лечебной» взвеси, приведенное в одном из российских патентов, заявленном в 2002 году (имя патентообладателя: Учебно-научный центр Медицинского центра Управления делами Президента Российской Федерации, в числе соавторов фигурирует и академик РАМН Г. Т. Сухих):

«Данная методика выполняется следующим образом… Из очищенных фетальных клеток второго триместра беременности, по подобранной рецептуре… готовят взвесь. Способ выполняют в следующей последовательности.

По социальным показаниям производят управляемый аборт (по существу, это индуцированные преждевременные роды, в результате которых может родиться живой ребенок — примечание автора).

Из эмбриона получают и очищают клетки различных органов и систем. Затем готовят взвесь, которая содержит клетки эмбриона, соответствующие пораженным отделам головного и спинного мозга пациента, также в данную взвесь добавляют элементы эндокринной и иммунной системы эмбриона, например клетки печени, селезенки, вилочковой железы, для коррекции патологий указанных систем больного. Полученную взвесь вводят больному в лимфатический узел…».

Интересно, готовы ли авторы изобретения посвятить в секреты своей «врачебной» и «научной» деятельности (по приготовлению дьявольских «взвесей» из живых младенцев) своих маленьких детей или внуков, если таковые у них имеются?

Кстати, вопреки восторженной рекламе ангажированных «целителей», подобное лечение отнюдь не безопасно для пациентов, причем не только с точки зрения их души, но и тела. Препараты, полученные из телец нерожденных (точнее, уморенных вскоре после искусственного извлечения из тела матери) младенцев несут опасность заражения прионами, а также другими, пока ещё неизученными патогенами (например, ещё необнаруженными видами вирусов), для которых не разработаны системы тестирования .

Продолжающееся продвижение фетальной терапии в России — грозный симптом опасного ослабления «процесса осмысления» и нравственного чувства как у поставщиков, так и потребителей данной «медицинской услуги», а также у чиновников и «организаторов здравоохранения», покровительствующих этой аморальной деятельности.

Попытки «этического обоснования» фетального каннибализма

Фетальная терапия — по существу, изощренная форма людоедства — до сих пор запрещена в большинстве стран либерального Запада, несмотря на распространение там идеологии «секулярного (атеистического) гуманизма» .

В частности, осенью 2008 года Европейское патентное бюро наложило запрет на патентование разработок, связанных технологиями работы с человеческими эмбриональными стволовыми клетками, так как «подобные технологии… наверняка вызовут в обществе стойкий протест и обвинения в нарушении базовых принципов морали».

Читать дальше: Жажда вечной молодости.

Leave a Reply