Смена нормы патологией

Смена нормы патологией

Глава подразделения Unilever в Западной Европе Ян Зейдервелд ещё в 2012 году со страниц Financial Times Deutschland говорил, что в Европу возвращается бедность. Годом позже британская газета Guardian с изумлением и ужасом выяснила прежде немыслимое для Англии: 83 процента учителей в Великобритании ежедневно видят голодных учеников: «Более половины педагогов говорят, что в последние пару лет голодных школьников стало больше, так как многие британские семьи страдают от уменьшения льгот, безработицы и рецессии в экономике».
По результатам опроса «Евробарометра», который отслеживает уровень тревоги и беспокойства среди жителей Старого Света оказалось, что «71 процент жителей Евросоюза считает положение экономики своей страны плохим».
Многие скажут: нам бы их проблемы! Их бедность у нас будет выглядеть как богатство. Отчасти это верно (Европа очень многого добилась в 1950-80 годы) – однако важна тенденция! Падающий может падать с очень большой высоты – но это не отменяет факта его падения.
Недавно Der Tagesspiegel, Германия написал пессимистично: «…сегодня весь мировой порядок является постевропейским. Привлекательность европейской модели ощутимо теряет силу… Исчерпан общественный договор, согласно которому каждое новое поколение должно пребывать в лучшем положении, чем предыдущее. Технология подтачивает средний класс — опору демократии».Что вообще происходит? Очевидная тенденция последних 20 лет — это когда бедные становятся беднее, а богатые богаче. Западная пресса и институты не скрывают, что группа наиболее обеспеченных увеличила потребление весьма значительно, поэтому бедные и распадающийся средний класс живут не только не лучше, чем в начале 90-х, но и существенно хуже…+++Время, на самом деле, неделимо. Оно делится на прошлое, настоящее и будущее только для нас, с нашей точки восприятия. А так – это единый процесс, каждая частичка в котором успевает побывать и в роли будущего, и в роли настоящего, и в роли прошлого.

Наше отношение к СССР, к 1917-му году неразрывно связано с нашим сегодняшним ОБРАЗОМ ПРАВИЛЬНОГО. Мы даём оценки прошлого, и строим планы на будущее, исходя из того, какой мир мы сегодня считаем правильным, эталонным, образцовым.

То есть человек берёт некую идеальную данность и соотносит её с эпохами: в этой эпохе того, что мне любо, больше, а в этой – меньше. Дальше следует оценка: прекрасная эпоха, ужасная эпоха, средней паршивости эпоха…Конечно, такая умственная работа доступна только достаточно образованному, развитому человеку с рациональным складом ума. Она недоступна социальному дегенерату, майдауну, у которого стремления могут запускаться на час и меняться через час. Майдаун, который пытается выкурить Ющенко или Порошенку оттуда, куда сам же их и привёл, причём много раз подряд – это уже не совсем человек и уж точно не биологический вид homo sapiens. Мы называем этот тип «вторичным дегродом», видом «posthomo», ибо его нельзя отнести ни к разумным, ни к умелым.Если же мы остаёмся в рамках рациональности, то прошлое (как и виды на будущее) согласовывается с идеалом. Сам же эталон существует в нашем мышлении.

Поэтому прошлое, как ни странно, может «меняться» — точнее, меняется наше отношение к нему. Если смещаются наши представления об идеальном обществе, то смещаются и наши оценки реальных обществ.

В частности, оценка советской власти неразрывно связана с оценкой 90-х годов ХХ века. Считаем ли мы рыночное общество «нормальным»? Считаем ли мы нашу жизнь в 90-е и сейчас нормальной? Конечно, с теми оговорками, что были перегибы, извращения, искажения, но в общем и целом, при взгляде издалека эта всё-таки, пусть несовершенная, но движущаяся в правильном направлении жизнь? Или же нет?Если мы оцениваем текущую жизнь, как нормальную (пусть и нуждающуюся в некоторых улучшениях, но не стратегического характера) — тогда, конечно, объяснимо и негативное отношение к советскому периоду.Вот как представляет картину мира «Экономическая и философская газета» (г.Москва) – некогда выступавшая одной из газет левых, социалистических сил РФ: «У Порошенко и его партии есть политические противники, которые открыто выражают свое недовольство. Это нормально для любой демократической страны. С правонационалистической стороны атакуют радикалы Яроша и Билецкого, с леволиберальной – активисты, поддерживающие Саакашвили и Садового. Вполне стандартная для нынешних европейских стран, особенно для Восточной Европы, политическая конфигурация»[1].

То есть даже самые чудовищные картины в стиле Босха – гниющей, непрекращающейся мятежевойны выставляются публицистами, как норма – ну, с некоторыми, может быть, отклонениями, перегибами, но в целом норма.

— «Так и надо! Может быть, эмоций поубавить, стёкол поменьше бить, покрышками меньше дымить – но в целом всё путём…».Если ЭТО (современная наша жизнь) – норма, то вызывают раздражение все, кто пытается или пытался эту норму нарушить. Жило себе общество, и всё было хорошо (ключевое слово) – а тут пришли большевики и всё запутали… Симпатии к революции, столетие которой мы отмечаем в 2017 году – начинаются с подозрения, что не всё было и не всё теперь «хорошо».

И что современная жизнь, во многом реставрировавшая дореволюционную (хотя это лишь цветочки — ягодки ещё впереди) – не норма. Никакая не норма, а жуткая аномалия, социальный Чернобыль, наполненный социальной радиацией и социальными мутантами.

И – вывод – мир не устроен так, как его пытаются изобразить на своих «птолемеевых картах» либеральные теоретики.

И что «американская модель» глобализма – не цветущий ухоженный сад взаимных улыбок и услужливой деликатности, а дикий лес, полный хищного зверья.

И в этом лесу не станут слушать мои или ваши, читатель, длинные объяснения, а просто расчленят и сожрут. А сожрав, закопают, и прикроют могильник вывеской «цветущего сада улыбок»: мол, заходите к нам, новые дураки, мы пожрать всегда любим…+++Нормальность требует сохранения, а ненормальность – преодоления. Наши представления о нормальности ставят нас по разные стороны баррикад: одни защищают ту норму, которую другие считают аномалией.Если же мы рассматриваем 90-е как патологию, как чёрную дыру, как реакцию распада человека и его цивилизации – тогда мы позитивно оцениваем советский период (тоже, естественно, с оговорками).

Лично я не могут считать современную жизнь нормальной. Я не вижу в ней ни корней, ни стабильности, ни перспектив, ни образа будущего (если не считать мрачные сценарии пост-апокалипсисов).

Пост-советская жизнь – это жизнь-паразит. Её представители могут ненавидеть СССР или даже уважать его, но ВСЕ ВМЕСТЕ паразитируют на его наследии: от оружия и армии до индустрии и разведанных недр. Корней у паразита нет – потому что он враждебен и вековым традициям и техноэнергии просветительского модернизма. Паразит презирает образование, науку и технику – потому что они «напрягают».
Читать дальше: Смена нормы патологией

Leave a Reply