Год Солженицына и век прогресса

Год Солженицына и век прогресса

Интуитивно каждый понимает, что Солженицын, как и весь антисоветизм XXI века с рожей Бандеры и «лесных братьев» — фундаментально враждебен основным принципам цивилизации и прогресса. Он из разряда тех явлений, когда и добрые намерения оборачиваются злом, и даже искреннее стремление к добру не помогает адепту. В итоге всех усилий, в итоге жалости к жертвам и призывов лирой добрых чувств – всё равно является нечто базово-античеловеческое, отучающее от членораздельной речи и прямохождения, расслабляющее человека до животного состояния.
Итогом всех усилий «гуманизма по Солженицыну» человек утрачивает желание и способность читать, в том числе, и того же самого Солженицына. Итогом является человек, который ни на что не годен, и которому на всё наплевать. Итогом является сворачивание созидания, как явления, уход в низшие физиологические радости хорька и хомячка…
Обычно у нас говорят, что Солженицын солгал – и дальше не идут. Мол, ложь бесплодна, отсюда и угасание импульсов культуры в пост-советизме, нарастание патологических извращений на экране, на странице, на сцене…Но дело не только во лжи. Дело в том «великом отречении» от защиты великого дела, подло обоснованного спекуляциями на «слезинке ребёнка». Если мы выйдем из мира витиеватой демагогии, то увидим, что жизнь довольно просто устроена.

Если у тебя есть ценность – её нужно защищать. Не защищают только помойки. Любую ценность обороняют. Почему? Раз она ценность – то её стремятся похитить. Поэтому к ценности ставят часовых, сторожей, караульщиков.

Мало того, что часовые должны не спать. В их прямой обязанности (не право – обязанность!) – убивать тех, кто покушается на охраняемую ценность или святыню. И нельзя выстроить гуманизм на отказе от защиты ценностей: ведь тогда не останется ни ценностей, ни тебя самого, заживо сожрут (что в наши дни и происходит).

Гуманизм может требовать от часового только одного: делать перед смертоносным выстрелом предупредительный, в воздух. То есть расстреливать врага не сразу – а только когда он отказался внять предупреждению. Но если враг лезет упорно, игнорируя предупредительные залпы – тогда бьют на поражение. И это не жестокость, не тоталитализм, а просто сама жизнь, как она есть.

У меня есть то, что мне дорого. Если я не буду его защищать всеми средствами, включая и расстрелы тех, кто покусится на святое – то, что мне дорого, погибнет. Значит, если я ничего не защищаю – для меня нет ничего святого, ничто мне не дорого…Если не понимать этого простого правила (право часового стрелять на убой после предупредительного выстрела) – тогда невозможны не только прогресс и цивилизация. Невозможны и простая стабильность с выживанием. Народ, развесивший сопли Солженицына – не жилец на белом свете. Такой народ – окровавленная тушка в реке с пираньями, его жрут со всех сторон…А раз по Солженицыну просто выжить невозможно – то что говорить о каком-то развитии, прогрессе, движении вперёд? Куда может двинуться обглоданный упырями скелет, кроме кладбища?Избрав себе мишенью ненависти пресловутые «сталинские репрессии» (охватом они были меньше, чем «репрессии Обамы»[1]) – пост-советские демагоги постоянно бьют по нервам пересыпанием костей. Их мировоззренческая платформа проста и суицидальна:
1.Врагов у нас нет, их параноик Сталин выдумал.
2.А если жизнь неопровержимо докажет, что враги всё же есть (куда ж им деться-то?!) – всё равно не надо их убивать.
3.Пусть лучше они нас убьют, чем мы их. Им, врагам, за нас, кротких, потом стыдно будет, как американцам за индейцев сегодня…
Куда, кроме могилы, можно привести общество с такой платформой? А ведь её воспроизводят снова и снова, и первой такого рода токсичную «милость к падшим» развернул именно Солженицын. Именно он настаивал на щемящей жалости к уркам, «забывая» пожалеть всех, кто становился жертвами этих урок.

Как отмечает один из исследователей творчества неистового «Исаевича» — «…Не в этом ли заключается «нравственная ценность» книг Солженицына — не в воспевании ли низменных страстей человека и возведении порождающего эти страсти индивидуализма в ранг величайшей добродетели? И ровно ту же неприязненность к народу демонстрируют депутаты Мосгордумы: «Через всю жизнь у сердца несу «Иван Денисыча», — истошно вопит депутат Теличенко, и вся фракция «Единая Россия» единодушно голосует за певца бандеровцев и волчьих правил»[2].

Речь идёт об установке памятника Солженицыну в Москве – вопреки мнению большинства горожан. Плевать на мнение горожан – главное «единороссы» с жалостью к уркам под сердцем…Но в чём токсичность предлагаемого варианта гуманизма по Солженицыну? Давайте рассмотрим это подробнее…+++
Читать дальше: Год Солженицына и век прогресса

Leave a Reply