"Булкохрусты" в Октябре

"Булкохрусты" в Октябре

Вообразите, что группа конструкторов придумала первый самолёт, сиречь, летающий аппарат тяжелее воздуха. Самолёт взлетел, и довольно долго летал, осуществил целый ряд взлётов и посадок. Потом, в какой-то момент, машина взорвалась. Упала и разбилась. Что скажет нормальный человек? Он скажет «бывает!». Профессия лётчика-испытателя потому и считается такой опасной, что заранее всего предусмотреть невозможно. И когда испытатель поднимает в воздух экспериментальную машину – у него всегда парашют под рукой. И все понимают, что ничего странного в этом нет…
Мягко говоря, СТРАННЫЙ вывод сделали бы те, кто заявил по итогам взрыва: аппараты тяжелее воздуха летать не могут, это антинаучная утопия, а то, что он довольно долго летал перед крушением – лишь исключение(?), подтверждающее правило. И ни на что, господа воздухоплаватели, кроме монгольфьер не рассчитывайте…
Или допустим, сделали первый стальной пароход. Он плавал-плавал, а потом то ли случайно, то ли в силу диверсии налетел на подводные камни. И опять выходят «умники» и говорят: только деревянные корпуса, только парус – всё остальное невозможно!

Именно так (странно) реагируют на 100-летие Октябрьской революции очень и очень многие, мотивированные пресловутым «хрустом французской булки» обозреватели, ранее не замеченные в русофобии. То есть они не прозападные либералы (которые совсем уж отбитые дауны), они вроде как патриоты, но…

Всех не процитируешь, их очень много, но, в сущности, они постоянно повторяют друг друга и тезисы их перекрёстны. Вот, к примеру, Антон Любич в статье «Дорогостоящий рывок в экономический крах», убеждает нас в серьёзном патриотическом издании, что: «Запрет частной собственности имел глубочайшие последствия. Ведь что такое частная собственность? Это агрегированные, накопленные сбережения – те результаты труда, которые не были проедены. Запрет частной собственности – это запрет сбережений. Ибо сбережения без возможности их последующего инвестирования утрачивают смысл. Все, что не проедено, будет потеряно. Такой подход катастрофически снижает горизонт планирования»[1]. Горизонт планирования, Карл!!!

Мягко говоря, путаник этот Антон Любич, если о системе Госплана говорит как о «снижении» горизонта планирования, а о системе хаотических обменов, доведшей до «Великой Депрессии» — как о «повышении» горизонта… Кстати, повышение горизонта (на местности) – сокращает обзор, а не увеличивает его, но это к слову…А что же у них, в США, без революции и гражданской войны, на ровном месте, как говорится, «на бильярдном столе» — нашли в 1930-33 годах голодомор, и более 7 млн американцев голодом уморили?! Я извиняюсь спросить – это рыночные плановики так распланировали, что ли? Чтобы каждые 20 лет падать в массовый голод и выходить каждый раз разжиганием мировой войны?!

Казалось бы, человек, который сокрушается о «горизонтах планирования» — должен уважать советскую практику. А он наоборот. Он планирование приписал рыночному идиотизму и вывалил всё в популярной деловой газете…

Оказывается, подлая система Госплана не научила наших людей… планированию! Как пишел Любич, «Мы наблюдаем следствия этого подхода в поведении людей в России и через четверть века после падения коммунистического строя. Это отличает нас от наших уважаемых западных партнеров и остается существенным недостатком нашей экономики, психологическим недостатком тех, кто в ней по-прежнему принимает ключевые решения»[2].Вот уж четверть века Госплана нет – а планировать экономику так и не выучились! Потому что «планировать без сбережений нельзя», а сбережения без частной собственности «теряют смысл»
Читать дальше: "Булкохрусты" в Октябре

Leave a Reply