Поляки читают биографию Бандеры ч.3


«Волынская резня» заставила польских мирных жителей искать помощи сначала у нацистов, а затем у коммунистов.

Поляки вступали в немецкую полицию с целью защиты своих близких от террора ОУН-УПА, а когда немцы ушли на Запад и на их место пришла Красная армия, поляки начали вступать в отряды советской милиции и истребительных батальонов.

Как справедливо отмечает автор книги «Степан Бандера: Жизнь и посмертная судьба украинского националиста. Фашизм, геноцид, культ» Гжегож Россолински-Либе, некоторые польские подразделения Армии крайовой, Крестьянских батальонов и 202-го батальона немецкой полиции Шуцманшафт в рамках мести проводили ответные операции, в которых погибали мирные украинцы.
 


Россолински-Либе оценивает количество поляков, убитых бандеровцами, в 70—100 тысяч человек и количество украинцев, убитых поляками, — в 10—20 тысяч.
 


 
Вопрос ответственности Бандеры за «Волынскую резню» является вопросом достаточно сложным. Нет никаких доказательств существования его приказов, целью которых было уничтожение польского населения Волыни и Восточной Галиции, но действия УПА, военной организации ОУН-Б, вписываются в рамки инструкций, написанных Бандерой в документах, предназначенных для украинских националистов.

Лидер ОУН-Б, даже несмотря на то, что во время «Волынской резни» находился в специальной части концлагеря Заксенхаузен в Целенбау, отвечает за этнические чистки, поскольку до их проведения многократно призывал своих подчиненных совершать такие преступления.

 

 
Убитые в результате действий УПА-ОУН(Б) жители села Липники (ныне не существующего), под городом Березно, ныне Ровненская область, 1943 год.

 


Поражение Рейха в битве за Сталинград и успешные наступательные операции Советского Союза отразились на позиции ОУН-Б в сфере сотрудничества с Берлином.

Бандеровцы чувствовали приближающийся конец Гитлера и начали обсуждать возможные варианты выхода из трагически сложного положения. Уход Вермахта означал приход Красной армии и борьбу на смерть с большевиками, поэтому украинские националисты нуждались в новых союзниках.

Увидели их в Великобритании и в США, поэтому в первой половине 1943 года начали ребрендинг и переход от фашистской программы к новому более демократичному амплуа. Бандеровцы начали высказывать свою враждебность не только в отношении к Советскому Союзу, но также к своим бывшим союзникам и «освободителям от большевистского ига».

На одном из собраний бандеровской верхушки был заслушан доклад Михаила Степаняка, который указывал, что связь с нацистами и бандитская деятельность против польских поселенцев скомпрометировали ОУН и УПА, и что даже изменение программы и названия не вернёт доверия людей, которые считают ОУН фашистской организацией.
 


Токсичность ОУН-Б угрожала её потенциальному союзу с Западом и совместной борьбе против Советского Союза — а это была их последняя надежда на победу над большевиками и создание независимой Украины.
 


 

«Heil Hitler! Слава Гитлеру! Слава Бандере!..» — лозунг на Глинских
воротах Жолковского замка. Лето 1941 года, до ареста Бандеры.

 


Следующими проблемными темами, затронутыми Россолинским-Либе, являются действия и политика УПА в отношении к восточным украинцам и евреям.

Читать дальше: Поляки читают биографию Бандеры ч.3

Leave a Reply