Преимущества капитализма и идеологическая борьба

Илл. Обед на небоскрёбе. New York Herald Tribune. 02.10.1932

После того как стало очевидно, что Вторая Русская Революция, застенчиво называемая Августовским путчем 1991 года не принесла процветания, а наоборот – ввергла страну в хаос, разрушение и катастрофическое неравенство, многие задумались, а можно ли вернутся обратно. В те блаженные догорбачевские времена «развитого социализма» с их признаками застоя, равновесием и уверенностью в завтрашнем дне. Негативный опыт дикой эпохи накопления капитала, демоническая олигархия, сбой в работе социальных лифтов вызвали волну ностальгии по социализму. Идеи социализма стали затребованы, они в тренде. Но есть ли где-то мирная, эволюционная дорога к социалистическому витку истории, или снова нужна революция, экспроприация, гражданская война, разруха.

Возможно прав был Уилл Роджерс, что «одна революция все равно, что один коктейль: вы сразу же начинаете готовить следующий». Почему нет. Если революционеры чувствуют, что за счет энергии толпы можно успешно разрушать настоящее во имя будущего. Общество разогрето ожиданиями. Только добавить немного денег и хорошее руководство, хаос гарантирован. И таки да, есть государства, которые не в силах отказаться от все новых пьянящих и изнуряющих революционных коктейлей.

Однако здравые опасения потрясений мятежного времени заставляют вспомнить Питирима Сорокина с его теорией конвергенции, сформированной еще в сороковые годы. Согласно этой теории возможно создание новой социально-экономической системы, соединяющей ценности капитализма и социализма, создающей формы, в которых в концентрированном виде найдет своё выражение то лучшее, что имеется в обеих системах.

Вообще-то заимствование идей социализма, в частности государственное регулирование экономики, как лекарство от кризисов, капитализм начал использовать гораздо раньше. Феноменальный экономический рывок СССР в двадцатые – тридцатые годы, на западе был замечен, и до сих пор вызывает удивление и уважение. Социализм также не терял времени, перенимая у капитализма успешные идеи массового производства, научно-технические решения и даже достижения индустрии развлечений. То есть взаимопроникновение двух систем шло своим чередом, не затрагивая фундаментальных моментов противоположных систем.

Нарождающийся из феодальных недр, капитализм долгое время не нуждался в идеологическом обосновании. Развитие механики, широкое применение в производстве машин и труда наемных рабочих было гораздо эффективнее производственных отношений уходящей феодальной системы. Строй развивался естественным путем, приспосабливаясь к ситуации методом проб и ошибок. Жесткая конкурентная борьба и возможность получения неограниченной прибыли за счет эксплуатации, предопределяли игнорирование ценностей справедливости и гуманизма в угоду целесообразности. Увы, обратной стороной нерегулируемого капиталистического прогресса, основанного на эксплуатации и неравенстве распределения доходов стали жестокие депрессии, безработица и кризисы перепроизводства.

Напротив, именно вымыслу идеологов-энтузиастов совершенного «утопического» общества справедливого для всех, мы обязаны появлению идей социализма и коммунизма. Тем не менее, возможность опробовать в широком масштабе эти давние замыслы идеального общества появилась только на базе капитализма.

Основой идеологии в первой стране, победившей социалистической революции были классовые идеи марксизма. По замыслу революционеров, достичь равенства и справедливости в обществе можно путем изъятия, экспроприации частной собственности, в первую очередь на средства производства, и перехода ее в общественную, государственную. Соответственно исчезал класс капиталистов собственников, эксплуатирующих пролетариат. Создавалась основа для бесклассового, а, следовательно, более справедливого общества.

Государственное плановое хозяйство СССР давало огромные преимущества в возможности концентрации сил и средств общества на критических направлениях. Появились грандиозные проекты в энергетике, металлургии, военных отраслях, образовании, архитектуре … многие из которых были успешно реализованы и принесли огромные экономические плоды. При этом вопросы поощрения эффективности управления и производительности труда отходили на второй план. Результативное стимулирование к труду происходило только в условиях мобилизационной экономики и в военное время. В мирное время предпочтение отдавалось вариантам морального стимулирования трудящихся. Социалистическое соревнование, стахановское и гагановское движение, доски почета на предприятиях. Безработица сменилась огромной нехваткой рабочих рук и специалистов. Вариант «кнута» — борьба с тунеядством, приобретала все более формальный оттенок.

Тем не менее, идеи социализма, подкрепленные экономическим и военным успехом СССР, были простыми, притягательными, гуманными, и понятными. Многие страны делали попытки их применить, и на первых этапах строительства социализма имели ощутимые положительные результаты. Так образовался Социалистический лагерь практически на равных конкурирующий с капиталистическим. Но наивно было бы ожидать, что эта ситуация устроит западные страны, краеугольным принципом которых была вера в неприкосновенность частной собственности. Именно в этот период сороковых – пятидесятых годов возникли и развивались идеи конвергенции.

Послевоенная экономическая ситуация в США была чрезвычайно благоприятна. За годы войны национальный доход США удвоился, более чем в два раза возрос объем промышленного производства. США принадлежало 70 % всего мирового запаса золота. Бреттон-Вудское соглашение сменило мировую финансовую систему, основанную на «золотом стандарте». Это привело к появлению стандарта международной валютной системы, основанной на господстве доллара.

Читать дальше: Преимущества капитализма и идеологическая борьба

Leave a Reply