Захар Прилепин: Бабченко погубил наркотик дешевой популярности

Известный писатель и публицист рассказал изданию Ukraina.ru о своих отношениях с убитым, а затем воскресшим журналистом и о том, зачем нужна была эта провокация
— Зачем, по-вашему, была устроена эта провокация, и к чему она приведет? Каковы будут последствия этого «шоу» и для Бабченко, и для Украины?— Это всё гадание на кофейной гуще. Мы можем вообще никогда не узнать деталей этого дела, но суть всё-таки проста.
Первое: Аркадий плотно лежит под СБУ, собственно, он их агент. Это раз. И вертеть они им могут как угодно. В России он жил и ничьим агентом не был, а там, раз, и стал.
Второе: естественно, это задумывалось, как операция, направленная против России, но что-то пока идёт не так: даже Шендеровичу и Божене Рынске не нравится случившееся, а представьте себе милейших людей, которые успели ему скинуться на похороны. Британская пресса — и та пишет, что это позорище какое-то.
Так что, учитывая немедленную и, по итогам, глупую реакцию первых лиц украинского государства на «убийство», они там ещё и друг друга таким образом подставляют.
По итогам: если завтра СБУ не предъявит миру офицера ФСБ с ледорубом, европейские заинтересованные лица переглянуться и скажут: о, это особенные ребята, эти украинцы, надо с ними аккуратнее, кажется, они не в себе.
Когда Европа всё-таки решится переложить на Путина эту проблемную территорию, клоунада с Бабченко будет одной из битых монет, которая качнёт чашу весов в момент спора: ещё поматросить или слить уже, наконец.
— Что почувствовали, когда узнали о том, что Бабченко «застрелили» в Киеве?
— Недоумение, потому что не предполагал, что с ним это может произойти. Не испытывал ни радости, ни злорадства. Но и огорчения, естественно, тоже.
Хотя нет, чувство легкого недоумения. Все-таки это моё поколение. Этого человека я знаю 14 лет. У нас с ним разнообразные были отношения. Я это воспринял, как выстрел не в своего противника и оппонента (врага, говорить не буду, слишком для Бабченко это будет пышно), а как в какую-то часть нашего поколения, пусть даже и заблудившегося.
Мы встречались неоднократно, я не помню, чтобы у нас когда-нибудь была бы душевная близость. Первое, что приходит в голову о нем: помню, что Аркаша любил пить на халяву. У него никогда не было денег, и он всегда искал того, кто напоит его пивом. И я делал всегда это с удовольствием. Мне было не жалко.
— У многих, читавших омерзительные посты о жертвах трагедии в Одессе, катастрофы Ту-154, мирном населении в Донбассе, он ничего, кроме ненависти и чувства гадливости, не вызывал. А у вас?
— Вторая мысль, которая пришла мне в голову, когда я прочел новость о его гибели, была такая. Хочу корректно ее сформулировать. Да, находясь на фронте, воюя, можно убивать людей, но вот радоваться смерти врагов, противников или оппонентов, это противопоказано с точки зрения, прошу прощения, но другого слова не нахожу, кармической. Этого нельзя делать.
Читать дальше: Захар Прилепин: Бабченко погубил наркотик дешевой популярности

Leave a Reply