«Витебляне» или «витебчане»: глубинный смысл мышиной возни

Намедни сайт Радыё Свабода «осчастливил» горожан публикацией: в Витебске состоялись посиделки, где обсуждался «наиважнейший» для каждого жителя северной столицы вопрос – «витебляне» они иль «витебчане»?
«Обделенные» самоназванием жители Витебска побросали дела и напряженно вглядываются в мониторы, понимая, что вот именно сейчас им, непонятливым, объяснят: кто они и как их звать-то.
На пашнях замерли трактора, птицы остановились в полёте, перестали плакать младенцы – всё застыло в ожидании «вердикта»…
«Віцябляне» – поправив акуляры, выдаёт мовазнаўца Вінцук Вячорка… И тотчас взревели сельхозмашины, заголосили карапузы, вспорхнувшие голуби отметились на памятнике литовскому князю… А недоверчивые жители города отчего-то вдруг вспомнили об американских фондах и агентствах, вроде USAID, соросовском NED, «евразийском» EF, институте IRI и прочих «фридом хаусах», спонсирующих прозападные СМИ…
Подобные «выяснения» в одном ряду с такими навязанными извне и  изрядно надоевшими «недовольками», как:
— «На» Украину или «в» Украину;
— «Беларусь» или «Белоруссия»;
— «Руская мова» или «расейская».
Жители Витебска никогда не делали проблему из того, как им самих себя называть! Это надуманная «проблема», привнесенная извне.
Помнится, во времена первых «Славянских базаров» российские конферансье «шутили» на тему женского варианта «витеблян»; зал, вопреки ожиданиям, реагировал сдержанно. Разрыв шаблона. Витебляне –всегда было привычной формой самоидентификации горожан.
Ещё в конце 80-х поэт Давид Симанович объяснял гостям фестиваля польской песни в Витебске, что это отнюдь не смешно, а очень даже благозвучно. В своей экспрессивной манере Давид Григорьевич вещал, предаваясь воспоминаниям молодости, что в шестидесятых этот «момент» имел однозначное понимание, как в среде городской интеллигенции, так и среди простых тружеников и служащих. Лишь накануне празднования 1000-летия Витебска в 1974 году «всплыла» тема с «витебчанами». Вроде кто-то из партийцев то ли от безграмотности, то ли из желания выслужиться перед руководством страны решил свести лингвистическую особенность к «единообразию» с брестчанами, минчанами и могилевчанами.
Но и определение «витебчане» никогда не обижало горожан и часто употреблялось в печати и выступлениях. Вот и глубокоуважаемый Валерий Шишанов, научный сотрудник краеведческого музея, недавно подтвердил, что форма витебчане «встречается и до 1974 года, и даже в XIX веке», добавляя, правда, что не считает её правильной.
Читать дальше: «Витебляне» или «витебчане»: глубинный смысл мышиной возни

Leave a Reply