Ротшильды. Закулисные кукловоды

Ротшильды. Закулисные кукловоды

Ротшильды. Закулисные кукловоды
Константин Никифоров7 мая 2018 г. 11:03:19На фото- отец Дэвид Ротшильд и сын Александр Ротшильд. Неделю назад было сообщено, что 17 мая инвестиционный банк Rothschild & Co возглавит представитель седьмого поколения знаменитой династии Ротшильдов — 37-летний Александр де Ротшильд. СМИ наперебой заговорили про «золотые гены», о том, что Ротшильды вырастили очередного финансового воротилу, о котором скоро заговорит весь мир. Где- то так вот.

«(…)Уже двести лет семейство строго соблюдает заветы патриарха и основателя рода, который наказал потомкам всегда действовать сплоченно, доверять управление семейным предприятием только родственникам по мужской линии и соблюдать секретность в делах. Знаменитый банковский дом на протяжении веков занимался сделками исторического масштаба. Образ всемогущих закулисных кукловодов формировался под впечатлением от их деятельности.(…) Исполняя заветы Александр Ротшильд, единственный сын нынешнего главы Rothschild & Co 75-летнего Дэвида Рене, является прямым потомком основателя французской ветви Ротшильдов — Якова. После окончания Высшей школы внешней торговли (ESCE International Business School) в Париж е Александр набирался опыта в нью-йоркском банке Bear Stearns, а также в инвесткомпании Argan Capital в Лондоне. В семейный бизнес он пришел в 2008 году, четыре года назад стал вторым лицом Rothschild & Co — заместителем председателя совета директоров, то есть своего отца Дэвида. По данным СМИ, Александр увлекается конным спортом и верховой ездой. После того как Александр официально встанет у руля компании, Дэвид будет присматривать за ним — займет должность председателя наблюдательного совета. Смену поколений Ротшильд прокомментировала газета Le Monde так: «Удача, немного знаний и то, что всегда было главным в семье: к концу карьеры каждый Ротшильд всегда ставил на свое место члена семьи, обычно выбирая лучшего. Если такого не находилось, худшего не выбирали. Надо учитывать способность выполнять работу». Дэвид Рене Ротшильд управлял семейным бизнесом на протяжении более 40 лет, под его руководством Ротшильды в 2007 году объединили британскую и французскую ветви клана. Сейчас более 3,5 тысяч финансистов в 40 странах мира работают на семью, предоставляя услуги по управлению частным капиталом, консалтингу и коммерческому банкингу. Членам семей Ротшильд принадлежит 48 процентов финансового холдинга Rothschild & Co., еще 10,3 процента акций принадлежит близким к Ротшильдам семьям или партнерам, а остальные акции торгуются на бирже. Капитализация компании составляет 2,4 миллиарда евро, выручка в 2017 году — 1,9 миллиарда евро, чистая прибыль — 247 миллионов евро. Под управлением компании Ротшильдов находятся активы на 74,8 миллиарда евро. По данным Reuters, Ротшильды занимают 12-е место в мировом рейтинге финансовых консультантов сделок по слиянию и поглощению — им принадлежит более шести процентов этого рынка. В 2017 году с участием структур, подконтрольных семье, было заключено 363 сделки на 181 миллиард долларов. Сила клана Ротшильдов не только в выдающихся способностях ее отдельных представителей, но и в династической солидарности, жесткой преемственности и умении подбирать толковых работников. Критики семьи во многом правы — их деятельность повлияла на формирование нынешнего мира, если не всего, то финансового уж точно» (конец цитаты).

Практически незаметным для широких кругов оказалось еще одно назначение.

Франсуа Пероль

«Франсуа Пероль, босс, символ французского банковского гиганта BPCE, покинет свой пост и перейдет в банк Ротшильда, а его заменит Лоран Миньон, нынешний генеральный директор Natixis, дочерней компании инвестиционного банка группы. «Наблюдательный совет Groupe BPCE (…) единогласно принял решение в соответствии с мнением Комитета по назначениям назначить Лорана Миньона Председателем Совета директоров Groupe BPCE вместо Франсуа Пероля. с 1 июня 2018 года », — объявила группа поздно вечером в четверг. Rothschild & Co объявила в пятницу утром о переходе к ним Франсуа Пероля, который знаком с Ротшильдами (С 2005 по 2007 год он был управляющим партнером банка Ротшильда. В частности, он консультировал Филиппа Дюпона, генерального директора Banque Populaire, при создании Natixis- К.Н.) . Он будет одним из трех управляющих партнеров, с г-ном Ротшильдом во главе и со своим сопредседателем исполнительного комитета Робертом Лейтао. Уход Франсуа Пероля произошел неожиданно, ведь его полномочия заканчиваются в 2020 году, и он только что опубликовал свой новый стратегический план для группы, реализация которого предусмотрена до этого срока. В основе этого проекта — цифровая адаптация розничного банка BPCE, второго во Франции с тридцатью миллионами клиентов. (…)В феврале BPCE объявила о небольшом снижении доходов в 2017 году, чему способствовали низкие процентные ставки, которые, однако, компенсировались превосходной работой Natixis. В отдельном заявлении, Наблюдательный совет BPCE похвалил «выдающуюся приверженность Пероля группе (…), которую он возглавлял с 2009 года. Под его руководством и властью BPCE удалось преодолеть кризис 2008-2009 и стать сегодня второй по величине банковской и страховой группой во Франции и одной из десяти ведущих в Европе, сохранив на высоком уровне платежеспособность и стабильную рентабельность » (конец цитаты).

Groupe BPCE является четвертым по величине банком Франции (общие активы 1 124 млрд. евро, кредиты выданные- 288 миллиардов евро). Она возникла в 2009 году в результате слияния CNCE (Caisse Nationale де Caisses d’Epargne) и BFBP (Banque F?d?rale де BANQUES Популярные), имеет более 8200 отделений по всей стране в рамках своих брендов, обслуживающих почти 40 миллионов клиентов. Благодаря своим дочерним компаниям (включая Natixis) она предоставляет банковские и финансовые услуги частным и юридическим лицам и учреждениям во Франции и на международной арене. Одним словом, Ротшильда на его посту решено подпереть Перолем. Последний, к слову, сделал блестящую карьеру. В 2009 году он стал генеральным директором Groupe BPCE , а в ноябре 2012 года переизбран на четыре года в качестве Председателя Правления. Он также был президентом Французской банковской федерации с 1 сентября 2009 года. Интересно, назначение в 2009 году вызвало серьезную полемику во Франции, поскольку кандидатура Пероля еще не была официально одобрена комиссией по профессиональной этике, хотя руководство обоих банков выражало полное доверие кандидатуре помощника Саркози по экономическим вопросам, его офис располагался на верхних этажах Елисейского дворца. Сразу после назначения разгорелся скандал.

«Пероль изначально не значился среди кандидатов, как он сам утверждает, на предложенный ему пост. Более того, он, как сообщает «Монд», «вообще даже не думал об этом», но принял это предложение «по долгу» и потому, что дело не терпело отлагательств. После того, как имя Пероля попало в прессу в качестве будущего главы новой группы BPCE, социалисты заговорили о форс-мажорных обстоятельствах, вызванных произвольным решением государственного органа. Но не только социалисты — сенатор-центрист Жан Артюс назвал это решение «шокирующим» и «незаконным». Кроме того, в случае Пероля во Франции заговорили не только об «отсутствии прозрачности», но и о несоблюдении, того, что в экономике называется правилом revolving door (принцип вращающихся дверей), когда бизнес и власть связаны между собой. Во Франции, согласно закону, высокопоставленный чиновник не имеет права работать в той компании, которую он контролировал или по поводу которой он давал консультации. Для того, чтобы принцип revolving door соблюдался без нарушения закона, чиновник должен прийти из власти в бизнес только через три года, после того, как он оставит государственную службу, т. е. переход спонтанным быть не может. «Монд» задается вопросом, а не был ли Франсуа Пероль, которому грозит три года тюрьмы и 200 000 евро штрафа, тем самым человеком в Елисейском дворце, отвечающим за слияние банков Caisses d’Epargne и Banques populaires, переименованным в проект «Sequana»? Помимо перехода из власти в бизнес, в деле Пероля есть еще один любопытный момент. Во Франции существует специальная комиссия, которая занимается деонтологией в сфере государственных чиновников. По идее, именно эта комиссия и должна была воспрепятствовать переходу Франсуа Пероля на пост главы новой банковской группы. Если, конечно, Елисейский дворец обратился бы к ней за консультацией. А с членами комиссии никто, собственно, и не консультировался — тогда в окружении президента Саркози оправдывались, комментируя, что на такую консультацию уходит слишком много времени. В 2008 году грянул мировой финансовый кризис. Рецессия обострилась зимой 2009 года: беспрецедентный рост безработицы, банкротства сотен компаний по всему миру, падение мировых биржевых индексов, девальвация валют, падение ВВП и даже волна самоубийств среди руководителей крупных компаний. В Париж е Caisses d’Epargne и Banques populaires держались, но потери были существенными. Государство обязалось выделить 5 млрд. евро при условии, что между банками произойдет слияние. Новую банковскую группу должен был кто-то возглавлять. «Монд» ссылается на окружение Франсуа Пероля, говоря о качествах, которыми, по мнению его друзей, обладает этот человек: постоянство — одно из них. За шесть лет его аргументы для своей защиты ни разу не изменились. Пероль заявлял, что от него требовалось «держать президента Республики в курсе (…) и помогать ему улучшать экономическую политику». А идея о слиянии компаний, как заявлял Пероль, исходила от самих банков. Инструктажем по досье занималось Казначейство, а контролем — банковская комиссия. Регулирование всей системы — роль министерства экономики. Пероль утверждает, что никогда не консультировал компетентные органы по этому поводу. Елисейский дворец, видимо, либо не в счет, либо, по мнению Пероля, не является компетентным органом. Судья Ле Луар, который начал дело, а потом и финансовый прокурор направили дело в суд, найдя несколько элементов, которые ослабляли линию защиты Франсуа Пероля. Следственный судья отметил, что «бесспорно встречи проходили совсем иначе, чем описывалось (Франсуа Перолем)». Следствие полагает, что встреч в бюро Пероля было намного больше, чем он говорил. Это выяснилось при сверке расписаний встреч в Елисейском глав банков Caisses d’Epargne и Banques populaires. Если суд посчитает президента Республики «компетентным органом», то такие визиты банкиров в Елисейский могут негативно отразиться и для самого Саркози. «Монд» цитирует бывшего директора кабинета Кристин Лагард в министерстве экономики Стефана Ришара. Он подтверждает, что Елисейский дворец «занимался (этим делом), даже если досье банковской группы BPCE в основном занималось Казначейство и Банк Франции»: «во время президентства Николя Саркози все знали, что все решения принимались в Елисейском дворце». Тогда как глава Казначейства Ксавье Мюска признал в ходе следствия, что 5 млрд. евро никогда не были бы выделены банкам без согласия министерства экономики, главы правительства и Елисейского дворца. Если бы не свидетельства Мюска и Ришара, это дело так никогда бы и не дошло до суда, прокурор сделал заключение только на основании свидетельств, сделанных самим Франсуа Перолем: «незаконное получение выгоды, которое ему вменяется, не имело места» в данной ситуации» (конец цитаты).

В прошлом году Пероля оправдали, а в нынешнем один их самых влиятельных банкиров Франции перешел к Ротшильдам. Но вернемся к Ротшильдам. Опять.

«К бракам детей придворный финансист подходил очень серьезно: сыновья приводили в семью невесток с солидным приданным, супруги дочерей также входили в клан, но работали на низовых должностях. Встать у руля семейного предприятия зятьям не светило в любом случае. Богатство клана мог контролировать только потомок Майера Амшеля по мужской линии. Нажитые деньги должны были оставаться в семье, поэтому потомки Майера вступали в брак с двоюродными и троюродными родственниками. Впрочем, так поступала вся элита. Например, к концу XIX века австрийское императорское семейство оказалось настолько разветвленным, что все более частыми становились браки между родственниками, принадлежавшими к разным ветвям рода Габсбургов, пишут Андрей Шарый и Ярослав Шимов в своей книге «Австро-Венгрия: судьба империи». Эрцгерцог Австро-Венгрии Франц Фердинанд, ставший в 1895 году наследником престола, возмущался по этому поводу: «Если кто-то из нашей семьи влюбится на стороне, в родословной непременно найдется какая-то ерунда, препятствующая такому браку. Вот и получается, что у нас муж и жена, все двадцатикратные родственники. В итоге половина детей — дурачки или полные идиоты». Ротшильды заключали браки исключительно с приверженцами иудаизма и завоевали славу «еврейской королевской фамилии». Правила, установленные Майером Амшелем, оставались неизменными на протяжении 200 лет, лишь в 1970-х годах Дэвид Рене, представитель французской ветви Ротшильдов, женился на католичке, итальянской аристократке Олимпии Альдобрандини. Своих дочек они воспитывали в католической вере, но единственного сына Александра — будущего наследника семейного дела — в иудаизме. Также в 2010 году Ротшильды впервые назначили исполнительным директором инвестиционного банка NM Rothschild человека не из родни — британца Найджела Хиггинса. Правда, совсем чужим Хиггинс все же не был — к этому моменту он проработал на семью уже четверть века» (конец цитаты).

По идее Ротшильды должны давно выродиться, это произошло с другими династиями, взять хотя бы Поля Гетти, богатейшего в свое время человека в мире. Подозреваю, Ротшильды не исключение, финансовых гениев в семье давно нет, да и быть не может, хотя заурядных финансистов- отчего нет? Ротшильды- мировой бренд, но управляют империей ( если она существует, в чем я стал сомневаться) другие люди, взятые со стороны, и зачастую остающиеся в тени. Занятно, кому нужна легенда про семь поколений гениальных финансистов? Вспомнилось, великий Тимур Тамерлан был всего лишь эмиром, ханом мог стать только чингизид. Вот он и возил с собой в обозе какого-то потомка Чагатая- третьего сына Чингиз- хана. Как подтверждение собственной легитимности на занимаемой должности. Может, и здесь нечто подобное имеет место быть?
Читать дальше: Ротшильды. Закулисные кукловоды

Leave a Reply