Артем Агафонов. Чиновники усомнились в языковом референдуме?

Недавно я, наконец, получил ответ на свою петицию о возвращении русского языка на улицы Минска. Горисполкомовские чиновники думали долго, явно больше положенных по закону 15 дней. И, наконец, додумались. Честно говоря, я ожидал, что вместо решения проблемы и исправления сложившейся ситуации я получу отписку. Но текст ответа превзошел самые худшие ожидания.

По ситуации с использованием исключительно белорусского языка в общественном транспорте чиновники еще сослались на решение «Минсктранса», принятое «с учетом мнения жителей республики». Я обязательно поинтересуюсь у столичных транспортников, как они определяли это мнение. Проводили ли общественные слушания? Или социологический опрос? Если был опрос, то как он проводился, имеет ли организация, проводившая этот опрос соответствующее разрешение на их проведение? В общем, вопросов к «Минсктрансу» много и я их задам. По крайней мере, ни о каких подобных опросах или слушаниях я никогда не слышал.

Что касается табличек с наименованиями улиц – про них вообще ни слова. Только ссылка на Законы «О языках» и «О наименованиях географических объектов», которые вовсе не запрещают использование русского языка. Напротив, часть 2 статьи 2 Закона «О языках» провозглашает, что Республика Беларусь обеспечивает всестороннее развитие и функционирование  белорусского  и  русского языков во всех сферах общественной жизни. Так ведь, я именно этого и просил – чтобы обеспечили всестороннее функционирование. На днях специально посмотрел таблички на улицах Могилева. Полный плюрализм. Есть на русском языке, есть на белорусском. По словам знакомых из регионов, такая же ситуация в Бресте и Витебске. Чем в этом ряду выделяется Минск. Разве минчане все поголовно заговорили на роднай мове? Или на них ставят социальный эксперимент, пытаясь принудительно заставить эту мову возлюбить? Так, ведь, не доводят ни до чего хорошего такие эксперименты. Давно известно: насильно мил не будешь.

Но самое сильное впечатление на меня произвела такая фраза чиновников: «Аргументы и терминология, используемая Вами в обращении, являются крайне спорными и относятся к предмету исторической науки и не входит в компетенцию государственных органов и государственных организаций, оказывающих транспортные услуги населению». Они хоть мою петицию читали? В ее коротком тексте есть лишь один экскурс в историю. Он касается голосования на референдуме 14 мая 1995 года, закрепившего равный статус русского и белорусского языков. Или работники Главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Мингорисполкома считают «крайне спорным» сам референдум? Хочется надеяться, что это всего лишь рядовой специалист заработал дисциплинарное взыскание, написав ответ «от балды» и подставив своего начальника, этот бред подписавшего. В противном случае можно утверждать, что «либерализация» в горисполкоме зашла слишком далеко. В любом случае, этот ответ я считаю оскорбительным не столько для себя, сколько для миллионов белорусов, участвовавших в референдуме о статусе русского языка и четко и однозначно выразивших свою позицию.

В Академию наук, как предлагают идеологи Мингорисполкома, я обращаться не буду. Нет в петиции вопросов, достойных экспертного заключения академиков. И исторической науки в ней нет никакой. В первую очередь, я, как уже говорил, обращусь в «Минсктранс». А уже затем будет опубликовано новое обращение – на этот раз к Президенту. Александр Григорьевич сам выступил инициатором того референдума и всегда выступал за равноправие двух государственных языков и против создания ненужной напряженности на языковой почве. Дискриминационная политика столичных чиновников именно такую напряженность и создает. Именно это я и хочу донести до главы государства. Мы – лояльные и добропорядочные граждане. Нас большинство. Мы платим основную часть налогов, чем обеспечиваем функционирование городского хозяйства. И хотя бы поэтому, не в ущерб белорусскоязычным гражданам, мы имеем право на получение информации на родном языке, как это практикуется и в двуязычных европейских странах (Бельгия, Финляндия) и в других городах Беларуси.

В общем, останавливаться на полпути мы не будем, борьба продолжается, победа вполне возможна.

Читать дальше: Артем Агафонов. Чиновники усомнились в языковом референдуме?

Leave a Reply