Почему Яковлев пришёлся Брежневу не ко двору

В историко-документальную хронику новейшей политической истории «добрый человек из Политбюро», как демократические СМИ называли Александра Яковлева, вписал мое имя 30 апреля 1990 года.  Не будь его слезливого письма на имя М. С. Горбачева, кто бы из политологов и историков ныне вспомнил сопредседателей депутатской группы «Союз» Верховного Совета СССР «черных полковников» Алксниса и Петрушенко?

А. Яковлев, жалуясь М. Горбачеву на наступившие тяжелые времена, пишет: «Поношения постоянно звучат на заседаниях Верховного Совета СССР (известно, что Петрушенко выступает не сам, а только по указаниям), на Пленумах ЦК КПСС и ЦК КП РСФСР».
 
Это признание интересно тем, что в нем мы видим беспомощность вчера еще всесильного человека из высшей политической иерархии КПСС и властной верхушки позднего СССР перед критикой, на которую архитекторы перестройки делали ставку, когда задумывали процесс демократизации.
 
Идеологи отказа от принципов классовой борьбы тем самым продемонстрировали ненависть к этим новым инструментам политического противоборства сразу, как только самим пришлось держать ответ на неудобные вопросы. Хочу подчеркнуть, что на долю Яковлева не вылилось и сотой доли того, что сами демокрады обрушили на голову, например, Егора Кузьмича Лигачева.
 

О перечне обид Яковлева
 
С позиции интересов нынешних политических реалий, по моему скромному мнению, представляется важным из двух десятков обид, которые сам Яковлев перечислил в письменном виде Горбачеву, вычленить наиболее важные. Ключевые слова среди них принадлежат, говоря словами рецензируемого письма, тезису:

 

«…попутно продался империализму, Западу, насаждает в стране сионизм… проповедует русофобство… носят плакаты, что закуплен на корню ЦРУ…»

Подчеркиваю: это — цитата из жалобы. Из текста я убрал лишь некоторые слова Яковлева во избежание обвинений в разжигании национальной розни.
 

Позже он в своих мемуарах честно, если только это слово можно адресовать политику, публично признавшемуся во лжи, сознается в давно вынашиваемой ненависти к Советам и марксизму.
 
В Сети можно легко найти его признание «На первых порах перестройки нам пришлось частично лгать, лицемерить, лукавить — другого пути не было. Мы должны были — и в этом специфика перестройки тоталитарного строя — сломать тоталитарную коммунистическую партию».
 
Одного этого примера достаточно, чтобы признать: обиды Яковлева — это сопли обидевшегося Иуды.

Одно дело врать с трибуны съезда Народных депутатов СССР заранее изготовленными фальшивками перед аудиторией, которая не знала даже о предстоящей повестке дня форума и совсем иное, когда люди начли понимать истинное лицо перестройщика.

Лично для меня таким рубежом было выступление Яковлева по вопросу денонсации Пакта Молотова — Риббентропа. Депутаты Прибалтики к тому времени уже имели целые сборники нужных им документов.

А вот, к примеру, депутатов Казахстана ЦК компартии республики во главе со ставленником Горбачева и Яковлева готовили к тому, что

 

«главная задача Съезда народных депутатов ССР — избрание работоспособного Верховного Совета СССР». Потребовалось время, прежде чем в кабинетах Кремля мне довелось услышать: «Извините, Николай Семенович. При людях Яковлева я не мог Вам сказать всего. Теперь, когда мы одни, могу Вам показать интересный документ…»

 
Откровенно признаваясь в обмане народа и партии взрастившей его, Яковлев подтвердил и мое право на предание гласности через газету «Ветеран» в далеком 1990 году его фото вместе с будущим изменником Родины генералом КГБ Олегом Калугиным на крыльце Колумбийского университета США.

Саму фотографию мне передали «рыцари плаща и кинжала» по поручению тогдашнего руководителя КГБ В. Крючкова. Газета «Ветеран» оставалась одним из немногих СМИ, не подвластных члену Политбюро, курировавшему в те годы агитацию и пропаганду.

Вокруг темы предательства советской партийной верхушки нужно вести речь в первую очередь с преимущественно молодежной аудиторией нашего непростого времени.

В официальной биографии А.Н. Яковлева, размещенной на сайте «Архив Александра Н. Яковлева» делается упор на то, что по требованию потерпевшего, обвинение В.А. Крючкова в его связях с западными спецслужбами было расследовано Генеральной прокуратурой, которая «установила беспочвенность этих утверждений».

Как говорится, мели Емеля — твоя неделя.
 

Читать дальше: Почему Яковлев пришёлся Брежневу не ко двору

Leave a Reply