О подборе кадров и о перспективах.

Был на свете такой человек. Звали его адольф гитлер. Я лично такие фамили, как гитлер (или ельцин) всегда пишу с маленькой буквы. Потому что не считаю их людьми.

Но речь тут не об алкоголике, а о вегетарианце и трезвеннике из тихого австрийского городка Браунау.

Гитлер — синоним величайшего зла в истории человечества. Эта историческая фигура не имеет ни одного положительного свойства, ни одной добродетели.

Как известно, могилы фюрера нет. Где он зарыт — неизвестно. И это правильно. Человечество отказалось от гитлера раз и навсегда, если не считать сопливых шизофреников, страдающих по нацизму, как прыщавый юнец по резиновой бабе.

Ну, а если представить себе, что такая могила существует и она известна? Допустимо ли глумление над ней?

Это совсем не такой лёгкий вопрос. Ещё раз! Гитлер — величайший негодяй в истории! Это не требует доказательств. Допустимо ли издевательство над его прахом?

Малолетним философам ответить на это вопрос не удастся.

Ответим за них.

Нет! Никакое глумление над могилой гитлера было бы недопустимо! Категорически! И не из каких-то абстрактных этических соображений, а по вполне конкретным причинам.

По вине гитлера погибли десятки миллионов человек. Оскорбляя и унижая могилу фюрера, вы невольно оскорбите память павших от его руки.

Не ради памяти бесноватого ефрейтора, а ради памяти наших предков мы не имеем права унижать память их убийцы.

Мы в праве давать гитлеру любые негативные оценки, мы вправе как угодно осуждать нацизм и проклинать фашистских палачей, включая «дядюшку адольфа». Но мы не можем, не имеем права гадить на его могиле. Таковы законы морали.

Если эта несложная мысль хорошо закрепилась в неокрепших мозгах некоторых читателей и нашла понимание в сознании взрослых, умных людей, мы можем двинуться дальше, круто меняя тему но не забывая о только что сказанном.

В те далёкие годы, когда самые пламенные «патриоты Путина» ещё не существовали даже в виде оплодотворённых яйцеклеток, автор этих строк имел удовольствие несколько раз наблюдать в очень, как бы сказали сейчас, приватной обстановке одну хорошо известную сегодня политическую персоналию.

Звали персоналию Валентина Ивановна Матвиенко. А приватная обстановка заключалась в мероприятии, которое сегодня называют приятным словом «корпоратив», а тогда — просто праздничным банкетом для узкого круга «своих».

Углубляться в детали и расписывать в красках то давнее незабываемое зрелище я, конечно, не буду. Это совершенно ни к чему.

Хотя при личной встрече с Валентиной Ивановной я, пожалуй, сумел бы вызвать в её памяти приятные тени далёкой молодости.

Однако, речь тут не об этом, а о том, что вся «честнАя компания», включая сюда и В.И. произвела на меня отвратительное впечатление таким своим разнузданным, безнаказанным поведением, что сегодня на него были бы способны, пожалуй, только бомжи.

Ещё раз! Всё это сказано не в укор лично Валентине Ивановне! На том «разгуляеве» она ничем, не выделялась на общем фоне. Были там «дамы» куда более отвязанные, несмотря на высокие партийные посты.

В те годы я был молодым парнем, только начинавшим свою трудовую деятельность, и, естественно, картина, которую я наблюдал, никак не способствовала моей сознательности. Проще сказать, я тогда, как мне казалось, понял, что двигало нашими советскими «диссидентами». Почему я говорю «казалось»?

Потому что, будучи молодым и глупым, я ещё не мог соотнести в своих мозгах «теорию и практику». Я не мог понять, что те люди, которых я с отвращением наблюдал, не имели ни малейшего отношения ни к Советской Власти, ни к великой Идее, которой они по чёму-то преступному недосмотру или злому умыслу были поставлены служить.

И что именно в них, в этих «ответственных гуляках» начала 80-х уже прочно гнездилось скорое разрушение страны. Это разрушение было навеки впечатано в их лица.

Те, кого я видел, но не понимал, представляли собой партийное руководство Ленинграда среднего звена. Сама Валентина Ивановна в те времена командовала всем ленинградским комсомолом.

Понимание ко мне пришло гораздо позже. А в тот момент меня, наверное, можно было смело записать в самые отмороженные антикоммунисты, какие когда-либо существовали.

Время всё раставило на свои места. И «весёлые гуляки», герои банкетных приключений канули в неизвестность один за другим. Осталась одна Валентина Ивановна.

И не просто осталась, а сумела сделать неплохую карьеру в новые времена, начав с дипломатической работы и заканчивая высоким постом Председателя Совета Федерации.

Но, прежде, чем занять этот пост, наша Валетина Ивановна успела побыть мэром Санкт-Петербурга.

Каким она была мэром, вам с «удовольствием» расскажут ленинградцы.

В истории нашего славного города было мало людей, к которым население относилось бы так однозначно, как к В.И. Матвиенко.

Валентина Ивановна сумела оставить по себе заметный след. Можно было бы здесь припомнить сына В.И. — Сергея, который за короткий срок из весьма невзрачного молодого паренька, страдающего некоторыми пороками, в одночасье сделался крупнейшим петербургским бизнесменом с миллиардным состоянием и был окрещён возмущёнными горожанами «Сирожей».

Ни лично мне наиболее памятным кажется другой эпизод.

Тот, когда рехнувшееся от вопиющей безнаказанности федеральное ворьё во главе с Михаилом Прохоровым решило устроить весёлую пьянку… на крейсере «Аврора».

Читать дальше: О подборе кадров и о перспективах.

Leave a Reply