Блажен, кто верует… в науку

«Воображение важнее знаний».
Альберт Эйнштейн
Есть уникальная категория людей, которая при любом начальстве проживает жизнь будто бы без него, занимаясь любимым делом.
Эти счастливчики — учёные, нашедшие себя в той или иной сфере исследований и посвятившие им всю свою жизнь.
Большинство из них — озабоченные работой бессребреники.
За 11 лет работы в Академии наук я знал многих, кто добился значительных результатов, хотя до конца жизни так и не представил к защите диссертацию, хотя на их исследованиях выплыло в люди много народу.
Те же, кто оказался пошустрее и думал о научной карьере, подтвердили свой статус документально и теперь разъезжают по конференциям и симпозиумам — стали публичными людьми.
Наиболее предприимчивые и толковые избираются действительными членами Академии. Их в научном сообществе называют «бессмертными».
Кое-кому удавалось получить это высокое звание в молодые годы. То были таланты, получившие всесоюзное и международное признание.
Став знаменитостями, некоторые из них не всегда трезво оценивали свои организаторские способности. Им казалось, что они — первые не только в своей науке, но и во всей Академии.
Результат — фиаско и дурная слава.
Такая участь постигла выдающегося белорусского математика Владимира Платонова, ставшего в 33 года академиком.
В науке Платонов преуспел, а вот с руководством огромным и разноплановым организмом АН БССР не справился.
За пять смутных лет, пришедшихся на период и после развала Советского Союза, он парализовал работу Президиума, а потом бросил академические дела и уехал в Америку.
Сейчас он в Москве — на родину ему возвращаться нет резона.
Постоянно общаясь с именитыми людьми от науки, я старался понять их жизненную мотивацию.
Одни вызывали восхищение, другие — разумение их личных амбиций и намерений.
Но даже с человеческими дефектами учёные оставались для меня интересными людьми с точки зрения достижения поставленных целей и механизмов их действия в условиях академической демократии.
Среди близких друзей у меня было несколько серьёзных учёных-физиков, что со временем привело к пониманию в общих чертах предмета их исследований и пробудило интерес к жизни тех, кто взошёл на Олимп.
Этим и объясняется моя попытка написать несколько очерков о людях необыкновенного интеллектуального дарования, какой бы звездой оно ни было отмечено.
При этом хочу оговориться, что разговор пойдёт не о сути их научных прозрений, а о том, как распорядилась ими судьба.
В фокусе данного повествования — Альберт Эйнштейн.

В июле 1905 года была сдана в печать статья рядового служащего патентного бюро в Берне Альберта Эйнштейна, в которой излагалась специальная теория относительности, решавшая проблему электродинамики движущихся тел.
Средства массовой информации, не без финансового участия определённых кругов, вмиг раскрутили публикацию как крупнейшее событие нового времени.
В то же время многие физики скептически отнеслась к поднятой шумихе и даже усматривали в Эйнштейне человека, присвоившего чужие результаты и сломавшего судьбы родных и близких.
Первое, что бросается в глаза при знакомстве с различными вариантами биографии Эйнштейна — попытки представить фигуру этого необычайно сложного по внутренней организации человека только в розовых тонах, либо выставить его ловким манипулятором.
Объективность же требует учёта всех обстоятельств его жизни.
Великий физик родился 14 марта 1879 года в баварском городе Ульме в семье торговца.
Вид младенца доставил родителям немало беспокойства — огромная голова, угловатый череп наводили на мысли о врожденном уродстве.
Ребенок настолько медленно учился говорить, что мать едва не сочла его умственно отсталым.
Многие из тех, кто знал Эйнштейна, утверждали, что у него на всю жизнь сохранились детская непосредственность.
Когда мать Эйнштейна, дочь богатого торговца Полину Кох, спрашивали, как она сумела справиться с ситуацией, она говорила: «У меня дисциплина».
Человек сильный и властный, Полина Кох не отличалась ни мягкостью, ни терпимостью к обстоятельствам рождения сына, воспитывая его одновременно независимым и в то же время — послушным.
Сам же Альберт рос одиноким, мечтательным ребенком, испытывавшим трудности общения со сверстниками.
Он долго учился говорить, в семилетнем возрасте мог лишь повторять короткие фразы.
С шести лет мальчика начали учить играть на скрипке, но только через 8 лет он стал участвовать в домашних концертах. Интерес к игре на этом инструменте он сохранил на всю жизнь.

Самая ранняя из известных фотографий Альберта Эйнштейна.
Десяти лет от роду Альберт поступил в гимназию, кое-как справляясь со школьной программой.
За год до окончания недовольное гимназическое начальство предложило ему прекратить учёбу, что его не очень-то расстроило.
Возможная попытка поступить в Цюрихский политехнический институт при отсутствии аттестата о среднем образовании успеха не имела.
Читать дальше: Блажен, кто верует… в науку

Leave a Reply