Есть ли в Беларуси правозащитники?

Приезд в белорусскую столицу Парламентской ассамблеи ОБСЕ вызвал нездоровое оживление в среде профессиональных революционеров, оппозиционеров, протестующих. Оживились и отечественные правозащитники и те, кто себя так называет.

Прошедшая 7 июля на Октябрьской площади оппозиционная акция была комичной во многих отношениях. Разрекламированное через все основные оппозиционные рупоры мероприятие собрало лишь немногим более десятка участников, сиротливо стоявших посреди площади с откровенно русофобскими плакатами и портретами нескольких человек, которых они называли «политзаключенными» и требовали освободить.

Когда речь заходит о политзаключенных в Беларуси, лично я вспоминаю о трех публицистах, седьмой месяц находящихся под стражей за свои слова. Но их лиц и фамилий на этих портретах не было. Зато на этих портретах, снабженных, кстати, для большей убедительности, эмблемой «Белого легиона», присутствовали коррумпированный таможенник Александр Юркойть, воевавший в Донбассе боевик «Правого сектора» Тарас Аватаров, попавшийся на контрабанде оружия в Синеокую, приемная мать Ирина Моцная, осужденная за истязание детей, а также Илья Воловик и Дмитрий Теханович — пара футбольных ультрас, загремевших на зону за драку с конкурирующей фанатской группировкой. Таких вот колоритных персонажей пытаются нам выдать за «узников совести».

К чести отечественных правозащитников, эта пестрая компания на портретах — результат «самодеятельности» отдельных активистов, решивших, видимо, предъявить европейским парламентариям побольше «политзаключенных», не важно какого качества. В расчете на то, что европейцы, может и обратят внимание на количество портретов, но уж точно не будут выяснять, кто из изображенных на них взяточник, кто контрабандист, а кто-просто хулиган. Просто 5 июля собрались непонятно, кого представляющие люди, назвали себя форумом «Свободу политзаключенным» и потребовали от ОБСЕ освободить всех и сразу.

Основные правозащитные организации Беларуси эту пеструю компанию политзаключенными, все-таки, не признают. Признанных политзаключенных в нашей стране всего двое — Михаил Жемчужный и Дмитрий Полиенко. Их дела довольно противоречивы, содержат далекие от политики обвинения, но, как бы то ни было, хоть какое-то признание у них есть.

Меня волнует другое. Почему наши правозащитники так и не признали политзаключенными Юрия Павловца, Сергея Шиптенко и Дмитрия Алимкина? Статья чисто политическая. Они никого не били, ничего не крали и взяток не брали. Просто высказывали свою точку зрения в СМИ. По двум из трех следствие до сих так и не представило широкой публике тексты, за которые их собираются судить.

Читать дальше: Есть ли в Беларуси правозащитники?

Leave a Reply