«Родину с собой не увезёшь…»

Наше знакомство с Олесем было неслучайным. Познакомиться с ним я хотел еще с тех пор, как прочитал его «Тайную историю Украины-Руси», которая мне очень понравилась, поскольку мой взгляд на украинскую историю абсолютно совпадал с взглядами автора. Кроме того, работая многие годы на Украине, я часто читал его статьи, и все они, за редким исключением, были созвучны моим мыслям.
В 2012 году я переехал из Варшавы в Киев и через наших общих знакомых передал Олесю предложение встретиться. Оказалось, что это было наше обоюдное желание — Бузина откликнулся буквально на следующий день.
Помню, как мы довольно большой компанией встретились в центре города, где-то в районе улицы Владимирской. Перед встречей мы с друзьями специально поехали на киевский книжный рынок Петровку и купили там его книжки, чтобы взять их на эту встречу. И хотя Олесь уже привык к своей популярности, чувствовалось, что ему очень приятно такое внимание с нашей стороны.
Сидя в кафе, мы долго общались на разные темы, но в результате вырулили на тему белогвардейскую, о которой Бузина мог говорить часами. Он вспоминал 2004 год и то, как он ощущал себя белогвардейцем в окружении то ли красных, то ли петлюровцев. Рассказывал он смешно и увлеченно — у него было прекрасное чувство юмора. Не все, правда, этот юмор воспринимали — Олесь любил иронизировать и троллить.
А потом я снимал квартиру на Малоподвальной, и он приходил ко мне в гости. Мы часами говорили на разные темы, в том числе и о бандеровщине, которая стала поднимать голову на Украине. Олесь был уверен, что эта «публика» нас в покое не оставит, с Украины живьем не слезет, и этот вопрос надо решать радикально.
Тогда мне казалось, что Бузина — человек слишком резких суждений, но сейчас, по прошествии времени, я понимаю, что он был абсолютно прав во многих вопросах.
Когда начался майдан, мы с ним встречались недалеко от его дома на Шулявке. Однажды я позвонил ему вечером, подъехал к его дому, оставил машину, и мы пошли прогуляться в сторону рынка. Это было в канун нового, 2014 года, и мы уже понимали, куда все движется.
Олесь показался мне тогда каким-то потерянным. Он и одеваться стал так, чтобы его меньше узнавали — известность становилась для него опасной. Мне кажется, он прекрасно понимал, чем для него может закончиться встреча с какими-нибудь бандеровскими отморозками.
Помню, мы зашли в магазинчик на Шулявке, который торговал ножами, и долго разглядывали витрину. Олесь посоветовал мне купить финку. Я отнесся к его предложению с юмором: не наши, мол, это методы. А он очень серьезно ответил:
— Бог его знает, к каким методам нам еще придется прибегать.
В тот вечер он купил себе самый настоящий стилет. Я удивился:
— Но это же настоящее оружие!
И услышал в ответ:
— О чем ты, Леша? Сейчас люди со стволами ходят!
В качестве «ствола» продавщица предложила нам переделанный «тэтэшник». Заметив, что этот товар потенциальных покупателей не впечатлил, она сказала:
— Очень подходящая вещь, если нужно напугать.
Олесь посмотрел на нее с усмешкой:
— Знаете, сейчас такое время: напугаешь — себе дороже будет, голову открутят. Пугачи уже отжили свое. Стилет — это гораздо круче и надежнее.
Читать дальше: «Родину с собой не увезёшь…»

Leave a Reply