Эпоха суррогатов

ЭПОХА СУРРОГАТОВ

Экономический кочевник, мародёр и грабитель, оставляющий за собой пепелище – имеет главный опознавательный признак: он не хочет себе того, что делает для других, он не выступает потребителем того продукта, который производит. Поэтому первое требование, которое должен выдвигать Разум к правителям и производителям – чтобы они сами потребляли то, что произвели…

ТВ, показывают арестованного китайца. Китаец выращивал помидоры в плёночной теплице. Его посадили в наручниках перед камерой, и дают ему вкусить его собственную помидору, напичканную химикалиями… Китаец мотает головой, а когда ему предлагают кушать настойчиво, начинает плакать:

-Это нельзя есть!
-Есть нельзя? – строго спрашивают следователи – А продавать русским на рынке можно?!

Вопрос, как вы понимаете, риторический. Только умный человек поймёт, что он не только китайцу-химизатору адресован.

В случае с китайцем, который наотрез отказался кушать выращенный им самим овощ – как в капле воды отражается трагедия народа, управляемого людьми, не связывающими своего будущего с «этой страной».

Это когда руководители страны отказываются жить, содержать семью в той стране, которой управляют. То есть они растят такие «томаты», про которые прекрасно знают, что человеку их вкушать нельзя, они строят такую социальную систему, от которой своих собственных детей хотят любой ценой избавить…

Мы живём в эпоху суррогатов.

Купив в магазине как бы продуктов (в которых химии больше, чем натурализма), мы идём в как-бы семью (все эти фокусы современников с «гражданскими браками»), включаем как-бы общественное телевидение и видим как-бы разъяснения (ложь, в которой они сами ни слову не верят) от как бы избранных политиков.

За как-бы работу мы получаем как-бы деньги (которые в отличии от золотых монет в любой момент могут превратиться в пыль), с помощью декораций, разработанных в Голливуде сперва для съёмок фильмов делаем как-бы обстановку из фальшивой мебели, фальшивых строительных материалов, ИМИТИРУЮЩИХ дерево (пустая внутри фанера), гранитные колонны (если постучать – под «гранитом» пустота). Мы кладём на полы фальшивый паркет, который с виду состоит из дощечек, а на самом деле – имитация плотно пригнанных дощечек.

У нас есть как-бы свобода слова, но нет свободы после слова, да и говорить отупевшим согражданам совершенно нечего, хоть сто раз дай им свободу слова. Они как-бы разговаривают (набор «вау», «упс» и прочих междометий, выдающих зоологический уровень эмоций), и в таком виде получают как-бы дипломы о как-бы образовании.

После шарашкиной конторы платного ВУЗа, являющего собой легализованную форму продажи дипломных «корочек» — они становятся как-бы врачами, но совершенно не умеют (а главное – и не хотят) – лечить людей. И становятся врачами от слова врать – удаляя в корыстных целях здоровые зубы за деньги, не замечая болезней у бедных пациентов, и находя несуществующие болезни у богатых.

Наши как-бы правоохранительные органы увенчаны как-бы судами, в которых взятки дают обе стороны, и та, которая дала больше – выигрывает дело, а та, которая дала меньше – проигрывает и идёт рассказывать про «невыносимую коррупцию».

Наша как-бы культура никем не востребована, потому что глупеет год от года; а глупеет год от года она потому, что никем не востребована. Зачем стараться и умнеть – если всё равно разговариваешь книгами и фильмами только сам с собой?!

Мировая киноиндустрия настолько обнищала, что снова и снова ПЕРЕСНИМАЕТ старые фильмы, дословно копируя старые сценарии. Если раньше кино было самореализацией художника, то теперь стало средством «отмывки» ассигнований и «распила» бюджета. Фондрайзинг (сбор денег) стал главным – а самовыражение в искусстве – третьестепенным, как-бы присутствующим, а на самом деле давно покинувшим мир алчного чистогана.

В нашем мире тотального суррогатизма проходят «как-бы конкурсы», победитель в которых всегда заранее известен, а сама процедура – тонко или грубо составленный заговор. Этот заговор пронизал всё, начиная от районных кастингов и заканчивая как-бы выборами как-бы высшего руководства (которое на самом деле никакое не высшее, и в США готово языком пол вылизывать, как Порошенко, как-бы избранный, как-бы президент как-бы государства).

Вот конкретный пример: 25 мая 2017 года как-бы президент как-бы Соединённых как-бы Штатов как-бы Америки (на самом деле – унитарной империи и не Америки, а всего мира) Дональд Трамп на саммите НАТО в Брюсселе грубо и демонстративно, скандально оттолкнул премьер-министра Черногории Душко Марковича, который, по его мнению, не там встал. В итоге Душко Маркович долго и паскудно извинялся в соцсетях, что посмел не там встать, и заставил большого босса трудиться над точком.

Вспоминается дракон из пьесы Шварца, который бил всем между ног пинком, а корчащиеся от боли жертвы стонали: «Строг, но справедлив!»

Когда с экрана вещает политик – мы вообще не знаем, живой ли это человек или продукт компьютерной анимации, как динозавры из сериала «Прогулки с динозаврами». Да и простые люди стали через фотошоп вместо своих фото выставлять как-бы свои как-бы фото. Гламурные дивы пугают фальшью кукольности, у них ничего натурального, всё подправлено, подтянуто, подменено. Как-бы песню (в которой нет ни музыки, ни слов, ни смысла) поёт как бы женщина (про которую не знаешь – а вдруг она переодетый мужчина).

Читать дальше: Эпоха суррогатов

Leave a Reply