Алексиевич. Саморазрушение репутации.

Есть у меня среди отечественных околополитических celebrities любимые персонажи, о которых я пишу чаще остальных. Я был бы и рад о них забыть, но они не устают меня удивлять, подкидывая все новые и новые темы.


Особое место среди них занимает Светлана Алексиевич, получившая в 2015 году Нобелевскую премию по литературе и сделавшая за прошедшее с тех пор время все возможное, чтобы окончательно дискредитировать эту, некогда почетную награду. Настолько, что Бунин, Пастернак, Шолохов и Бродский, доживи они до 2017 года, сейчас бы стояли в очереди у дверей Нобелевского комитета с заявлениями об отказе от премии.
До недавнего времени она, хоть и высказывалась много, часто и глупо, но в совсем уж крупные скандалы не попадала. Большинство ее высказываний попадало на, привычную ко всему, белорусскую информационную и политическую кухню, где они спокойно перемалывались и растаскивались на цитаты. И, вот, дернул ее черт дать интервью «Регнуму» — слава о сумрачном белорусском гении прогремела на всю Россию.
Конечно, слова Алексиевич, попали в резонанс с содержанием черепных коробок определенной части белорусского общества. «Наша нива» даже вынесла в заголовок фразу о том, как она «размазала» корреспондента российского интернет-ресурса. Впрочем, у подавляющего большинства читателей, как белорусских, так и российских, интервью вызвало ужас. И по форме, и по содержанию.
Я прочитал интервью. Корреспондент вовсе не выглядел размазанным. Острые вопросы, четкие формулировки, мгновенная реакция на реплики своей визави. Одним словом, хорошая профессиональная работа. Писательница же выглядела жалко. Бессвязные косноязычные реплики, подчас противоречащие друг другу, слабые аргументы, форменная истерика под конец интервью. Совсем не так должен отвечать мастер художественного слова, названый одним из лучших литераторов планеты.
Но хуже не это. Называя своего собеседника «набором пропаганды», она сама повторяет самые нелепые пропагандистские мифы украинского режима и белорусских националистов. Русскоязычная писательница в своем интервью оправдала запрет гражданам Украины на получение образования на родном для многих из них русском языке. «Другого способа сделать нацию нет», — прокомментировала она свое предложение, видимо считая украинскую нацию недоделанной.  Странное у нее отношение к национализму. Русских или французский национализм она называет чудовищным явлением и отказывает ему в праве на существование, а украинский цинично называет «сопротивлением, принимающим ожесточенные формы». Сопротивлением чему? Вместо ответа на этот вопрос – повторение русофобских мантр.

Читать дальше: Алексиевич. Саморазрушение репутации.

Leave a Reply