«Вот затрещали барабаны – и отступили басурманы…»

«Вот затрещали барабаны – и отступили басурманы…»

Сошлись лицом к лицу две лучшие армии в мире — завоеватели и защитники Отечества. Французская, слывшая непобедимой и покорившая почти всю Европу, и русская, одержавшая в своей истории немало славных викторий.
Иноземцы – вражья сила состояла из представителей «двунадесяти языков», – вторгшиеся в пределы «любезного нашего Отечества», прошли тысячи километров по земле России. Впереди была древняя Москва, и ее захват, как грезилось французам, означал очередной триумф.
Войска противоборствующих сторон возглавляли блестящие полководцы – Наполеон Бонапарт и Михаил Кутузов. Французу было 43 года, русскому – 67. Первый был горяч, порывист, оружием второго были холодный расчет и хитрость. Оба – тонкие и искусные стратеги, жаждавшие победы…
Остановимся, переведем дух, оглядимся вокруг. Прежде чем перейти к прелюдии Великого сражения и его деталям, совершим еще более далекий экскурс в историю. Ненадолго остановимся на июньских днях 1812 года, когда огромная армия Наполеона пересекла русскую границу.
Александр Первый тоже узнал о вторжении Наполеона на балу – он танцевал с прекрасными польками в Закрете в усадьбе барона Беннигсена, недалеко от Вильно. Донесение с границы император воспринял спокойно, ибо слухи о близости столкновения двух великих держав давно витали в воздухе. Однако…
«Ничто не было готово для войны, — писал Лев Толстой в «Войне и мире». – Общего плана действий не было. В каждой из трех армий был свой отдельный главнокомандующий, общего над ними не было – император не принимал на себя этого звания… Чем дольше жил император в Вильне, тем менее и менее готовились к войне, уставши ожидать ее. Все стремления людей, окружавших государя, казалось, были направлены только на то, чтобы заставлять государя, приятно проводя время, забыть о предстоящей войне…»
Но сам Александр о ней, конечно же, помнил. Он допускал, что Наполеон, вступив в пределы России, добьется серьезных успехов. Но это не даст ему полной, окончательной победы. В беседе с послом Франции в России Арманом Коленкуром русский царь сказал: «Если император Наполеон начнет против меня войну, то возможно и даже вероятно, что он нас побьет, если мы примем сражение, но это еще не даст ему мира… За нас – необъятное пространство, и мы сохраним хорошо организованную армию… Если жребий оружия решит дело против меня, то я скорее отступлю на Камчатку, чем уступлю свои губернии и подпишу в своей столице договоры, которые являются только передышкой. Француз храбр, но долгие лишения и плохой климат утомляют и обескураживают его. За нас будут воевать наш климат и наша зима».
Читать дальше: «Вот затрещали барабаны – и отступили басурманы…»

Leave a Reply