Искушённый властью

Искушённый властью

Утром 9 декабря от осложнений, вызванных короновирусом, скончался бывший премьер-министр Белоруссии (в 1990-94 гг.) В.Ф. Кебич. Бурные политические события, непосредственным участником которых он был, повлияли на жизнь не только белорусского народа и народов бывшего СССР, но и всего мира. А значит Вячеслав Францевич – это политик, выходящий за рамки одного лишь постсоветского пространства. Его активная политическая карьера совпала по времени с перестройкой. Оказавшись на посту главы правительства по воле партийной бюрократии, он был способен работать в новой политической реальности с людьми разных взглядов, в том числе и противоположных его собственным. Хотя многие советские бюрократы были к этому совершенно неприспособлены. Взять того же Н. Дементея, покинувшего пост главы Верховного Совета после провала ГКЧП. Благодаря объёмным мемуарам мы теперь можем судить о его жизни и деятельности, что называется, от первого лица.
В своей биографии «Искушение властью» Вячеслав Францевич рассказывает занятный эпизод, характеризующий обстановку в Белоруссии в начале 90-х годов. На площади перед Домом правительства собралась огромная толпа, около 100 тысяч, требуя отставки Председателя Верховного Совета Н. Дементея. Кебич пришел к нему в кабинет и сказал, что «нельзя прятаться от людей», «если к ним не выйдем мы, то они сами к нам придут и тогда объясняться будет поздно!» Дементей побледнел, попытался отказаться от разговора с народом, а потом нашел выход – предложил Кебичу выйти самому. Кебич вышел, но, не имея мегафона, просто не смог докричаться до толпы… Эта картина ярко описывает то отчаяние и растерянность, которые царили тогда в среде советской элиты. Но напряженная ситуация в стране была связана не только с экономическим крахом, но и с деструктивной деятельностью т. н. «Белорусского народного фронта», которому удалось провести на выборах в Верховный Совет около 40 своих членов (из 350). Казалось бы, это капля в море! Но море, в виде членов КПСС, на тот момент уже превратилось в лужу, полностью деморализованную и разрозненную. В то время как БНФ представлял из себя «орден меченосцев» со строгой дисциплиной и иерархией. На вершине которой стояла харизматичная личность Зенона Позняка. В то время у БНФ было два главных козыря (или «две политические лошадки», как их назвал Кебич) – это борьба за демократию, а значит против КПСС и «крокодиловы слёзы по поводу притеснения белорусского языка», а значит русофобия. И если в первом случае, используя еще и тему Куропат, Зенону Позняку удалось на время привлечь под свои знамёна часть электората, то в случае с языком его карта была бита заранее. Ведь подавляющее большинство населения тогда (как и сейчас) разговаривало на русском языке. А потому искусственное насаждение «мовы», сопровождающееся оголтелой русофобией, не могло не вызвать отторжение и раздражение у большинства электората. С такими идеологемами БНФ по определению не мог добиться прихода к власти, тем более демократическим путём. Сам Позняк видимо это понимал, а потому готовился к силовому захвату власти. Один из его соратников Сергей Наумчик открыто это признаёт в своей книге! «Не рискнули они пойти на этот шаг только потому, что знали: все силовые структуры находятся под жестким контролем Совета Министров и сохраняют ему преданность», — пишет в своей книге Кебич. Вот этот-то факт, на наш взгляд и следует считать главной заслугой В.Ф. Кебича перед страной, ведь последствия прихода к власти деятелей из БНФ были бы катастрофическими.
Кроме борьбы с экстремистами из БНФ, правительство Кебича вело отчаянную борьбу с еще одним врагом – экономическим кризисом. Весь драматизм складывавшейся тогда ситуации в экономике Кебич описывает в красках Апокалипсиса: «В Москве, Ленинграде, других крупных городах, полки продовольственных магазинов были пусты… с перебоями выбрасывали в продажу хлеб». В этой отчаянной ситуации союзный центр в лице премьер-министра В. Павлова решился на повышение цен в 4-5 раз. В отличие от других республик, Правительство Белоруссии тогда разработало целый комплекс мер по социальной защите населения – главная из которых – закон о ежемесячной индексации заработной платы. Однако, резкое повышение цен перечеркнуло все эти усилия – народ просто очистил полки всех магазинов! Острейший экономический, политический и идеологический кризис вкупе с ослаблением влияния центра в союзных республиках вели страну к краху! И крах этот был спектаклем в двух актах. Первый акт – это так называемый путч ГКЧП, а второй — это Беловежские соглашения. О путче Кебич ничего не знал. Как и все граждане пока ещё СССР увидел всё по телевизору. Хотя в своей книге он говорит прямо: «Высказанные путчистами идеи я поддерживал… смещение Горбачёва было правильным шагом». Зато второй акт драмы под названием «Вискули» прошел при непосредственном участии самого В. Кебича. Подробности той исторической встречи он рассказывает во всех деталях: «За каждую одобренную главами делегаций статью я по просьбе Ельцина подносил всем по фужеру шампанского». Подписывая эти соглашения, Кебич, как он уверяет, был «абсолютно убеждён, что это формальный акт, что союзное государство… возродится как птица феникс из пепла». Отрезвление наступило быстро, но уже когда страны не стало и каждая республика оказалась наедине с последствиями этих соглашений. Чтобы остановить Ельцина, который был инициатором этой встречи, Кебич мог прежде чем ехать туда разузнать в Москве об истинных намерениях Бориса Николаевича, обратиться за помощью к Назарбаеву, попытаться отговорить Шушкевича от участия во встрече, или, как крайний вариант, слить информацию в СМИ. Но ничего из этого он не сделал, о чём потом сильно пожалел, не пытаясь оправдываться. В отличие от того же Шушкевича, который всегда считал своё участие в этом деле чуть ли не подвигом!
Идеей-фикс Кебича в период после развала СССР стало объединение валютных систем России и Белоруссии, которое предполагало переход Белоруссии на российский рубль по курсу 1:1. Хотя реальный курс составлял на тот момент 5:1! Однако подписание этого договора в январе 1994 года было сорвано главой Национального банка РБ С. Богданкевичем, договорившейся об этом со ставленником БНФ С. Шушкевичем. Так союзное государство было похоронено первый раз. Если бы в 1994 году Кебич всё-таки стал бы Президентом Белоруссии, то можно не сомневаться, что к этому вопросу вернулись бы. Однако «фактор ответственности за экономический кризис, за не доведенное до конца объединение денежных систем… сыграли определяющую роль в моём поражении на президентских выборах». Исход тех выборов определили не только эти факторы, но и личность главного оппонента Кебича – Александра Лукашенко. Молодой политик (ему не было ещё и 40 лет), напористый, уверенный в себе, признанный борец с коррупцией, выглядел очень привлекательно на первых (и последних) теледебатах кандидатов в президенты. Эти теледебаты перед вторым туром выборов окончательно похоронили надежды В. Кебича на президентство, да он и сам это понимал. Хотя шансы победить в той гонке у него конечно же были. Но он допустил несколько важных промахов: во-первых, набрал в свой предвыборный штаб не тех людей, которые его предали, во-вторых, его кампания была очень статичной, государственные СМИ за частую работали против него, в-третьих, социологические службы рисовали радужные для него перспективы, выдавая желаемое за действительное. И наконец самое главное, Кебич мог бы вообще не пустить Лукашенко на выборы, подняв минимальный возраст кандидата в президенты до 40 лет, или же, как ему и советовали, бойкотировать второй тур выборов, а потом провести их заново. Он отказался от всего этого, потому, что это было бы политическим шулерством. Злые языки потом будут твердить, что Кебич сдался, чуть ли не по договорённости сдал Лукашенко власть в стране. Всё это конечно же фантазии! Думаю, что Кебич, как опытный игрок понял, что для страны наступают новые времена, а значит во власти должны появиться и новые лидеры.
Вячеслав Кебич был одним из символов того времени, когда БССР стала Республикой Беларусь. Вместо тоталитарного режима началось становление демократии, сопровождавшееся откровенным хаосом в политике, вылившееся в реставрацию старых порядков при Лукашенко. Однопартийный режим КПСС сменялся многопартийным, с появлением оппозиции в лице БНФ. Он не только жил в эпоху перемен, но и сам творил эти перемены. Его имя безусловно войдёт в историю белорусского народа как имя сложное, противоречивое, но обязательно судьбоносное. Свои мемуары он заканчивает вопросом самому себе: «Что было бы если бы я победил в 1994 году? Добился бы я больших успехов? Видит Бог, не знаю…»
Артур Гриневич

Присоединяйтесь к @teleskopby в Telegram

ТЕЛЕСКОП Оригинал