Репарационные поставки в восстановлении и дальнейшем развитии сельского хозяйства Могилевщины (1945-1950 гг.)

 
 

В результате боевых действий и нацисткой оккупации территории БССР был причинен существенный вред сельскому хозяйству республики, в том числе и сельскому хозяйству Могилевщины. Репарации, направляемые для восстановления сельского хозяйства БССР в соответствии с решениями Крымской и Потсдамской конференций 1945 г., включали в том числе и сельскохозяйственных животных, семена культурных растений, сельскохозяйственную технику, инвентарь, различное оборудование и запасные части. Причем основную часть репараций в данный сектор отечественной экономики составили сельскохозяйственные животные, а также сельскохозяйственная техника и инвентарь. Репарационные поставки производились в хозяйства всех двенадцати областей БССР, существовавших на том момент, и города Минска. В тот период территория нынешней Могилевской области входила в состав двух областей — Могилевской и Бобруйской.

Для скорейшего восстановления общественного животноводства Могилевщины необходимо было предпринять срочные меры. В связи с чем особое значение приобрели трофейные и репарационные поставки сельскохозяйственных животных, что нашло свое отражение в постановлениях ГКО СССР от 9 марта 1945 г. «О перегоне трофейного племенного скота с территории Германии и Польши в районы Советского Союза, освобожденные от немецкой оккупации, для передачи этого скота колхозам и семьям воинов Красной Армии» и от 14 марта 1945 г. «О перегоне не используемых фронтами трофейных лошадей с территории Германии и Польши в районы Советского Союза, освобожденные от немецкой оккупации, и передаче этих лошадей колхозам» [1, с. 350]. В соответствии с этими постановлениями началось поступление сельскохозяйственных животных в БССР. С правовой точки зрения, данные документы закрепляли именно трофейные поставки сельскохозяйственных животных, а не репарационные. Политическое решение вопроса о репарациях в то время еще только вырабатывалось союзниками по антигитлеровской коалиции, а частичное возмещение ущерба сельскому хозяйству СССР было крайне необходимо в кратчайшие сроки.

Организацию перегона скота СНК БССР возложил на наркоматы земледелия и мясо-молочной промышленности, а также привлек к этой операции ряд других наркоматов и ведомств. В ходе подготовительных работ на границе республики были организованы 11 контрольно-входных пунктов, а также были определены 12 основных трасс перегона скота с расположенными по пути следования 54 ветеринарно-контрольными и 49 диспетчерскими пунктами. К перегону сельскохозяйственных животных привлекли 17038 специалистов и подсобных работников из БССР [1, с. 351]. Например, в зону 2-го Белорусского фронта уже в начале февраля 1945 г. были командированы: 700 из Могилевской и 700 человек из Бобруйской областей [2, л. 46].

Однако во время перегона лошадей в БССР и их распределения по хозяйствам был потерян значительный процент предназначенных для Беларуси животных. Основной причиной этих потерь являлось то, что многие лошади не выдерживали длительного пути из Германии в БССР. В Приказе № 62с по Наркомзему СССР от 29 июня 1945 г. «О перегоне лошадей» отмечалось, что потери животных происходили главным образом потому, что допускались к перегону истощенные лошади, а также некованые лошади, которые отставали в пути. Чтобы улучшить условия перегона животных, решено было расширить штат специалистов, направляемых из БССР, и включить в него кузнецов. Они должны были перековывать животных в пути и тем самым сокращать их падеж (таблица 1) [3, л. 200].

Таблица 1. Сведения о командировании специалистов для перегона лошадей в БССР от Бобруйской и Могилевской областей на август 1945 г.

Область, командировавшая специалистов

Областной

уполномоченный

Начальник

колонны

Ветеринар

Табунщик

Кузнец

Л

К

Л ч

Ч ев g X

Ь о

L о

0 Л

1 S

с «

о

РР

Бобруйская область

1

5

5

25

12

350

область

1

11

11

55

28

770

К началу июля 1947 г. в БССР в счет репараций поступило 130430 лошадей [4, л. 142]. Распределение поступивших лошадей по регионам и хозяйствам разных категорий собственности выглядело следующим образом. Во-первых, восточные и центральные области БССР получили 119439 лошадей, а в западные только 10991 (91,6 % и 8,4 % соответственно). Во-вторых, получателями лошадей в восточной части БССР были колхозы и организации — 108745 и 10694 соответственно, а в единоличное владение здесь они практически не передавались. На западе Беларуси в послевоенный период коллективизация еще только начинала набирать обороты. Поэтому основными получателями выступили организации и единоличники, которым передали 6355 и 4059 лошадей соответственно. Колхозы в свою очередь получили только 578 лошадей [5, с. 105]. В Бобруйскую и Могилевскую области поступило 14928 и 21283 лошади соответственно, что в совокупности составило 27,8 % от всех лошадей, полученных республикой1 (таблица 2) [4, л. 142].

Таблица 2. Поступление по репарациям лошадей в Бобруйскую и Могилевскую области на 1 июля 1947 г.

Наименование

областей

Получено лошадей в 1945 — первой половине 1947 гг.

Передано лошадей

Стоимость в тысячах рублей

Колхозам

Организациям

Единоличникам

Лошадей

Таборного

имущества

(инвентаря)

Общая

стоимость

Бобруйская

область

14928

13599

1329

165828

2212

168040

Витебская

область

21283

20189

1094

262248

8406

276504

Всего по БССР

130430

109322

17049

4059

1642327

43015

1691194

За полученных колхозами германских лошадей устанавливался следующий порядок расчетов. Заготживконтора Наркомзема СССР в трехдневный срок после передачи лошадей хозяйствам предъявляла им для оплаты счета, выписанные в ценах, установленных Постановлением Совнаркома СССР от 16 апреля 1945 г. № 771. В рамках данного постановления предусматривались следующие цены: сельскохозяйственные лошади в хорошем состоянии стоили 1100 рублей за голову, а в удовлетворительном 1000 рублей; верховые и легкотранспортные лошади оценивались по 1500 и 1300 рублей соответственно; тяжелотранспортные по 2600 и 2500 рублей; молодняк до 1 года по 150 рублей, от 1 года до 2 по 300 рублей, а от 2 до 2,5 лет по 500 рублей за голову. Расчеты колхозов производились за счет кредитов Сельхозбанка, предоставляемого им в соответствии с Постановлением Совнаркома СССР от 16 апреля 1945 г. № 771 или за счет средств неделимых фондов по платежным поручениям колхоза-покупателя. Из сумм, уплачиваемых за репарационных лошадей, учреждения Сельхозбанка перечисляли на расчетный счет соответствующей Заготживконторы 332 рубля за каждую переданную лошадь в счет возмещения расходов по приемке, перегону и передаче лошадей. Остальные средства подлежали перечислению в доход союзного бюджета (§ 44 раздела 12) под наименованием «Поступления от реализации трофейного народнохозяйственного имущества». За лошадей, переданных наркоматам или подведомственным им организациям в соответствии с Постановлением Совнаркома СССР от 26 мая 1945 г., расчеты проводились централизованно. Всесоюзная Заготживконтора Наркомзема СССР после получения актов передачи лошадей предъявляла наркоматам или подведомственным им хозяйственным организациям счета в порядке инкассо, в соответствующие банки долгосрочных вложений для оплаты их из лимитов на капиталовложения этих наркоматов и организаций. Из сумм, уплачиваемых получателями репарационных лошадей, спецбанки перечисляли на счет Всесоюзной Заготживконторы Накомзема СССР 220 рублей за каждую переданную лошадь в качестве возмещения расходов по приемке и передаче лошадей. Остальные средства перечислялись в доход союзного бюджета (§ 44 раздела 12) [6, л. 301, 302].

Рассматривая репарационные поставки крупного и мелкого рогатого скота в БССР следует отметить, что этот процесс, в общих чертах схож с поставками лошадей и также сопровождался определенными потерями животных. В целом на октябрь 1946 г. в БССР поступило 133231 голова немецкого крупного рогатого скота, из которых 100170 голов было передано в хозяйства всех форм собственности [7, л. 206]. Причем Бобруйская и Могилевские области получили 17329 и 13730 головы крупного рогатого скота соответственно [7, л. 206], что в совокупности составило 23,3 % от всего поголовья крупного рогатого скота1, полученного республикой. Менее массовыми были поставки репарационных овец. По данным на октябрь 1946 г. в БССР поступило 38961 голова овец, из которых 2607 и 2487 соответственно

поступили в Бобруйскую и Могилевскую области [7, л. 207], что в совокупности составило 13,1 % от всего поголовья мелкого рогатого скота, полученного республикой1.

Рассматривая проблему репарационного скота, необходимо отметить, что данные поставки сыграли значимую роль в возрождении племенного животноводства в БССР, в том числе и на Могилевщине. Так, в докладной записке заместителя начальника Могилевского областного заготовительного отдела Монгалева на имя секретаря Могилевского обкома Петушкова отмечалось, что в 1945 г. ряд районов Могилевской области получил племенной скот из Восточной Пруссии. Ввиду того что данный крупный рогатый скот был исключительно высокопродуктивным и чистопородным (породы «Остфриз») и овцы были тонкорунными, в их распределение по районам и колхозам вносился ряд предложений:

  1. Предполагалось выделять племенной скот сравнительно сильным в экономическом плане колхозам (по 40-50 голов на хозяйство), которые имели хорошие помещения для животных (или могли их построить до начала зимы 1945-1946 гг.). Данные хозяйства также должны были располагать хорошей кормовой базой.
  2. Также обосновывалась необходимость распределения племенного скота только крупными партиями. Это объяснялось тем, что со скотом поступило малое количество производителей, поэтому для сохранения породы скот и распределялся крупными партиями.
  3. В докладной записке отмечается, что есть возможность создать хорошие племенные фермы уже к 1946 г. и снабжать другие колхозы племенным молодняком. Автор записки предполагал, что порода «Остфриз» станет в БССР основной плановой породой, т.к. другой племенной породы в республике в таком количестве не было.
  4. В восточных районах Могилевской области предполагалось создать в среднем по 4-5 племенных ферм на район.
  5. Племенных овец предполагалось разделить между 3-4 районами Могилевской области и создать племенные фермы с поголовьем 50-60 голов, которые должны были обеспечиваться колхозы племенным молодняком для организации новых племенных ферм [8, л. 4].

Также в БССР по репарациям поставлялся и семенной материал для растениеводства, но в отчетности по данному виду поставок присутствуют только отдельные разрозненные данные. Например, на заседании Бюро ЦК КП(б)Б 8 мая 1945 г. слушался вопрос о распределении «трофейных» семян льна-долгунца. Был утвержден план, согласно которому из 120 тонн прибывших семян 90 тонн было направлено в хозяйства Минской области, а 30 тонн в хозяйства Бобруйской области [9, л. 13].

Одновременно с поставками репарационных животных и семенного материала происходило поступление в республику и германской сельскохозяйственной техники. В целом к началу декабря 1948 г. БССР получила 16463 единицы репарационных сельскохозяйственных машин различных типов, а также 1631 единицу оборудования по ремонту тракторов и сельскохозяйственных машин [10, л. 7, 8].

Хозяйства Могилевской области в 1945 г. получили из Германии около 100 вагонов с сельскохозяйственными машинами и инвентарем на сумму 224,2 тысяч рублей, а в 1946 г. только на сумму 21,4 тысяч рублей [11, с. 123].

Цифры поступления репарационной сельскохозяйственной техники в БССР носят общий характер, то есть благодаря архивным источникам мы знаем, что осуществлялись значительные репарационные поставки такой техники в республику, но практически неизвестна ее дальнейшая судьба. Нет данных, за редким исключением, об ее эксплуатации в МТС, колхозах и совхозах. Например, трактористы Шкловской МТС М. Борохов и А. Гонаков на репарационном тракторе марки «Бульдог» выработали к 1 октября 1945 г. 1087 гектаров пахоты и при этом сэкономили 7866 кг горючего. Данный результат нашел свое отражение в «Постановлении об итогах социалистического соревнования МТС республики за сентябрь 1945 г.» [3, л. 356, 357], что подтверждает факт успешной эксплуатации репарационной сельскохозяйственной техники в первые послевоенные месяцы.

Также интересные данные можно привести относительно Горецкой МТС. В инвентарной книге основных средств за 1948-1951 гг. Горецкой МТС числился репарационный автомобиль фирмы «Штейр», но он был списан 31 июня 1950 г. [12, л. 6, 7]. Это еще может говорить о сложности эксплуатации репарационной техники в условиях сельской местности и преждевременного ее списания из-за отсутствия запасных частей. В то же время относительно простая репарационная техника успешно эксплуатировалась в сельском хозяйстве республики, например, в той же Горецкой МТС находились на балансе и интенсивно использовались две молотилки немецкой фирмы «Ланц» [12, л. 13].

Таким образом, репарации, направляемые для восстановления сельского хозяйства БССР, в том числе и Могилевщины, включали в себя сельскохозяйственных животных, семенной материал, сельскохозяйственную технику, инвентарь, различное оборудование и запасные части. Репарации сыграли роль своеобразного стартового капитала. Особо выделяются репарационные поставки лошадей. Они позволили частично восполнить нехватку животных в тягловой силе, гужевых перевозках и многих других функциях, которые могла обеспечить лошадь в сельском хозяйстве. Необходимо отметить, что значительную роль для восстановления общественного животноводства Могилевщины сыграли поставки

репарационного крупного и мелкого рогатого скота. Благодаря тому, что своевременно была поставлена сельскохозяйственная техника и инвентарь удалось улучшить техническое обеспечение посевных и уборочных компаний. В целом использование репарационных поставок, в послевоенном восстановлении сельского хозяйства Могилевщины сыграло положительную роль и ускорило данный процесс, но репарации являлись только одним из источников материального обеспечения этого процесса. Основную же роль в восстановлении сельского хозяйства БССР, в том числе и Могилевщины, сыграл героический труд белорусского народа. Репарационные поставки в определенной мере компенсировали материальные потери БССР, но они ни в коей мере не смогли компенсировать те жертвы и страдания, которые понес белорусский народ в результате нацисткой агрессии.

Литература:

  1. Воронкова, И. Ю. К вопросу о трофейных и репарационных поставках из Германии в Белорусскую ССР (1945-1948 гг.) / И. Ю. Воронкова // Великая Отечественная война в исторической судьбе белорусского народа : материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 65-летию победы в Великой Отечественной войне, Гродно, 4-5 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т истории, Гродн. гос. ун-т им. Янки Купалы, Департамент по архивам и делопроизводству Мин-ва юстиции Респ. Беларусь ; редкол. : А. А. Коваленя [и др.]. — Минск : Беларус. навука, 2012. — С. 342-354.
  2. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). — Ф. 48. — Оп. 10. — Д. 3.
  3. НАРБ. — Ф. 48. — Оп. 10. — Д. 4.
  4. НАРБ. — Ф. 93. — Оп. 9. — Д. 1049.
  5. Концевой, П. А. Репарации в восстановлении и дальнейшем развитии промышленности и сельского хозяйства БССР (1945 — начало 1950-х гг.) / П. А. Концевой. — Минск : БИП — Ин-т правоведения, 2019. — 192 с.
  6. НАРБ. — Ф. — Оп. 9. — Д. 1037.
  7. НАРБ. — Ф. — Оп. 9. — Д. 1040.
  8. Государственный архив общественных объединений Могилевской области (ГАООМгО). — Ф. 9. — Оп. 1. — Д. 87.
  9. НАРБ. — Ф. 4п. — Оп. — Д. 151.
  10. НАРБ. — Ф. 4п. — Оп. — Д. 58.
  11. Бушчык, Г. П. Значэнне германскіх рэпарацый для аднаўлення гаспадаркі г. Магілёва і Магілёўскай вобласці пасля Другой сусветнай вайны / Г. П. Бушчык // Гісторыя Магілёва: мінулае і сучаснасць: зборнік навуковых прац удзельнікаў канф. У 2 ч. / Уклад І. А. Пушкін, В. В. Юдзін. — Магілеў, 2003. — Ч. 1. — С. 119-127.
  12. Государственный архив Могилевской области (ГАМгО). — Ф. 544. — Оп. 2. — Д. 11.

Концевой П.А.

Частное учреждение образования «БИП-Институт правоведения»

Могилевский филиал
(г. , Беларусь)

Оригинал