Так кто же был неправ?

Так кто же был неправ?

Владимир Малышев

Член Политбюро ЦК КПСС Егор Кузьмич Лихачев скончался в Москве на 101-м году жизни. Его считали самым «упёртым» консерватором, а в историю вошла ставшая крылатой фраза, брошенная им рвавшемуся к власти Борису Ельцину: «Борис, ты не прав!».
Как-то, когда могучая прежде система уже разваливалась, Лигачев сказал Виталию Коротичу, главному редактору журнала «Огонек» –тогдашней информационной трибуны либералов: «Так ты говоришь, что я вымирающий динозавр? Мамонт? А ты не задумывался над тем, что после эпохи динозавров начинается эпоха крыс? Вы ещё о нас, мамонтах, пожалеете…» Сегодня это выглядит, пожалуй, как сбывшееся пророчество…
Весной 1985-го, после кончины Константина Черненко, именно Лигачев, занимавшийся в ЦК кадрами, помог Михаилу Горбачеву получить пост генсека. А сам стал членом Политбюро, фактически вторым человеком в руководстве СССР. Вместе они затеяли перестройку с целью «улучшить» социализм. А спустя пять лет Михаил Сергеевич выкинет Лигачева из Кремля. Случится это после двух его писем о необходимости созвать чрезвычайный пленум ЦК, ибо перестройка «пошла не туда», Советскому Союзу грозит распад и это «станет потрясением мирового масштаба».
Кстати, и Борис Ельцин был обязан Лигачеву своей карьерой.Ведь именно благодаря ему Борис Николаевич был переведен из Свердловска в Москву в апреле 1985 года. Хотя в то время против перевода Ельцина в высший партийный аппарат возражали практически все. Но перечить второму человеку в КПСС не осмелился никто. В результате Ельцин вскоре стал первым секретарем Московского горкома КПСС, а после ХХVII съезда был избран кандидатом в члены всемогущего Политбюро. Хотя потом Егор Кузьмич назвал это решение о переводе в Москву Ельцина «главной ошибкой своей жизни».
Фактически Лигачева «съели» те, кого он сам же и выдвигал. В реальной политике он, крепкий хозяйственник и идеалист, потерпел сокрушительное фиаско. Аведь у харизматического Егора Кузьмича обаяния было ничуть не меньше, чем у Михаила Сергеевича или у Бориса Николаевича.
За его обманчивой простоватостью выходца из российской деревни на самом деле скрывался весьма образованный человек. Он закончил в 1943 году Московский авиационный институт по специальности «самолетостроение», слыл любителем поэзии. Лигачев, в отличие от бывшего тракториста Горбачева или «волейболиста» Ельцина, был технократом до мозга костей, знал слабости, но и силу советского государства.

При этом он никогда не допускал и мысли о том, что может предать ту страну и ту систему, которая вознесла его, простого сибирского крестьянского мальчика из многодетной семьи, на вершину власти. А потому некоторые считают, что если бы именно непреклонный коммунист Лигачев победил тогда в противостоянии с Горбачевым и Ельциным, то СССР не только мог бы избежать краха, но, может, пошел бы совсем по другому пути. Быть может, даже по тому, по которому пошел коммунистический Китай, который сегодня под руководством компартии становится первой экономической державой мира. В любом случае Лигачев никогда бы не допустил позора Беловежской пущи.
Ведь если вспомнить, то с новаторскими предложениями в экономике еще в годы своей молодости выступал именно Лигачев. В1949 году он, кого даже в партии назовут потом «консерватором», был уволен с должности первого секретаря одного из новосибирских райкомов комсомола за «троцкизм»–предложение создать молодежные производственные бригады, чтобы дать возможность молодым людям побольше заработать. В те времена за такое он мог даже поплатиться головой. Но пронесло…



Перерождение руководителей
Рассказывают также, что когда Лигачев был уже членом Политбюро, то вызвал для очередной «проработки»уже упомянутого главного редактора журнала «Огонек», который тогда считали «локомотивом перестройки», Виталия Коротича. Поводом послужила публикация в журнале стихов запрещенного в то время в СССР Николая Гумилева. Подойдя к шкафу в своем кабинете, Лигачев неожиданно достал оттуда томик стихов Гумилева в самодельном переплете. На вопрос Коротича о том, почему второй человек в партии не может официально разрешить напечатать Гумилева, Егор Кузьмич ответил уклончиво: «Ой, все не так просто, Виталий!»
Теперь-то уже известно, что именно запрещенный в СССР Гумилев, как ни странно, был любимым поэтом члена Политбюро.

Но тогда он понимал: только вынь из страны идеологический стержень – рухнет государство. Что потом и произошло. Но этого не понимал начавший перестройку Михаил Сергеевич, да и многие другие, в том числе и Борис Николаевич. И не понимал Хрущев, когда начал разоблачать «культ личности Сталина».
В канун своего 100-летнего юбилея Лигачев сказал в интервью «Комсомольской правде»:
«Перестройку мы задумывали для улучшения советской системы. Она поддавалась реформированию. Это доказано НЭП, индустриализацией, переходом на военную, затем мирную экономику. Опытом коммунистического Китая. Он становится первой экономикой мира. Однако Горбачев и его новое окружение позже решили разрушить систему. Якобы она не реформируется. Предпосылки к распаду страны создал Горбачев. А непосредственной ликвидацией Союза занялся Ельцин.
Это было перерождение группы руководителей – коммунистов в центре и республиках. Жаждавших личного богатства и безраздельной власти. Они решили разрушить партию и страну, чтобы забрать народное добро в свои руки. Многие стали миллионерами. Сами или их родственники, что одно и то же».
Разве не прав был Егор?



Он свято верил в идеалы
Сам Егор Лигачев начал свою карьеру в новосибирской комсомольской организации еще при Сталине. В конце 1950-х вместе с академиком Лаврентьевым он строил Академгородок в Новосибирске, затем 17 лет руководил Томской областью. Лигачев принял Томскую область почти без асфальтовых дорог, с деревенским аэропортом и со многими другими острейшими проблемами. Очереди за молоком в Томске выстраивались с раннего утра, за маслом и яйцами приходилось ездить в Новосибирск или Кемерово. Лигачев велел сломать обветшалые торговые ряды в центре и возвести на площади драматический театр. А затем «выбил» в Москве деньги на строительство птицефабрики, тепличного комплекса и нового молочного завода. Вместо понтонной переправы через Томь при Лигачеве появился современный мост. Был построен современный аэропорт.
Лигачев был человеком, свято верившим в социалистические идеалы, его целью был коммунизм. И эта «великая цель», как считали многие в те времена, оправдывала самые суровые средства и крутые меры по отношению к инакомыслящим. Другим в те времена партийный руководитель, начавший свою карьеру еще при Сталине, и быть не мог.
«Прославился» Лигачев еще и как организатор провалившейся «антиалкогольной кампании». Хотя на самом деле идея борьбы с пьянством принадлежала Андропову.
Став вторым секретарем ЦК в апреле 1985-го, Лигачев оказался в партии куратором идеологических служб. Но к 1988 году он потерял монополию в этом вопросе. Считают, что Горбачев специально приблизил к себе «прогрессиста» Александра Яковлева, чтобы сталкивать их лбами, а самому лавировать между ними. Но вскоре генсек сам попал в ловушку яковлевской демагогии. В конечном итоге вся идеология в СССР, включая кураторство СМИ, оказалась в руках у Яковлева, который повел дело к фактическому демонтажу советской системы. Лигачев отчаянно пытался сопротивляться, но ничего поделать не мог.
В декабре 1991 года он был одним из тех, кто подписал обращение к президенту СССР Горбачеву и Верховному Совету СССР с предложением созвать чрезвычайный Съезд народных депутатов СССР в условиях начавшегося погрома страны, особенно после предательских «беловежских соглашений». Однако сам Горбачев к тому времени уже беспомощно капитулировал, сдался на милость победителю – Ельцину. Но Лигачев упорно продолжал бороться.
Кстати говоря, именно он был в 1987 году одним из фактических инициаторов написания и последующей публикации в «Советской России» знаменитой статьи «Не могу поступаться принципами» Нины Андреевой. Статьи, которая была объявлена «манифестом антиперестроечных сил». Но опиравшиеся на жаждавшего личной власти Ельцина либералы тогда одержали верх.
В конечном итоге Лигачев был отправлен в отставку как «враг перестройки». Ельцин, став президентом новой России, через Черномырдина снисходительно передал своему оппоненту предложение о хорошей персональной пенсии. Для этого надо только написать заявление на его имя. Но Лигачев категорически отказался.



Увы, его предсказание сбылось
Но оставался пенсионером Егор Кузьмич недолго и вскоре после распада СССР вернулся к политической деятельности, конечно, уже на других постах. В 2000 году Егор Кузьмич открыл заседание Госдумы России III созыва в качестве старейшего депутата.
В Томске его помнят и уважают до сих пор. Когда в 2018 году в России пошла мода присваивать аэропортам имена известных людей, горожане выбрали для своего аэропорта имя Лигачева. Егор Кузьмич поблагодарил земляков за такую честь, но отказался.
Один из прежде самых высоких руководителей СССР доживал свой век скромно. Его кабинет в трехкомнатной квартире в Москве был уставлен книгами. Была дача –скромный щитовой домик в Подмосковье, на участке в 15 соток между Чеховым и Серпуховым. Домик построил его сын, доктор физико-математических наук Александр Лигачев.
Цитируя знаменитую фразу Лигачева во время его пикировки с Ельциным на 19-й партийной конференции: «Борис, ты не прав!», журналисты обычно не упоминают, что он сказал сразу вслед за этим. А полностью его реплика прозвучала тогда так: «Борис, ты не прав! Ты обладаешь энергией, но твоя энергия не созидательная, а разрушительная!»
«Увы, мое пророчество исполнилось, – с горечью вспоминал потом Лигачев. – Хотя очень рад был бы тогда ошибиться…» В своей книге «Кто предал СССР» главными разрушителями Советского Союза он назвал Горбачева и Ельцина.
А в 90-х и в самом деле началась «эпоха крыс», которые чуть было не погубили Россию…
«Столетие»

Оригинал