Виктор Мараховский. Минутка веществ

Я, ув. друзья, в последнее время часто замечаю после каждого громкого инцидента с наркотой повторяющуюся сцену.

Из глубин медиакласса выпрыгивают легалайзеры и поют балладу «Как в Португалии декриминализовали вещества и победили наркоманию».

В их изложении выглядит так:

1) В 1990-х Португалии началась жуткая нарковолна, ужасная смертность, СПИД на каждом углу.

2) Тогда в 2001 году португальские власти пошли на резкий ход — декриминализовали потребление. Полиция смогла сосредоточиться на борьбе с организаторами наркотрафика, а наркозависимые — начали получать помощь.

3) В итоге смертность от наркотиков в Португалии всего 3 на 100 000, что в разы меньше общеевропейского уровня. Количество наркоманов упало. Волну удалось сбить, ура.

…Я не поленился позанудствовать, ув. друзья, и вчера немного поизучал источники. Особенно рекомендую два:

1) Доклад, опубликованный в академическом журнале Law and Social Inquiry в 2014 году.

2) Интервью с автором Boston Globe, изучавшим последствия португальского эксперимента на местности

Я настоятельно рекомендую именно прочесть. Если же вы верите мне на слово, то основные пункты, на которые я хотел бы обратить внимание, следующие.

а) «Португальный «наркоэксперимент» — это как пятна Роршаха: легалайзеры видят в нём подтверждение своих выкладок, оппоненты — своих».

б) В действительности уровень смертности от наркотиков в Португалии не «стал» меньше общеевропейского в результате декриминализации, но и всегда был.

в) В действительности и до декриминализации, которая якобы изменила всё — не более 1% приговоров по делам о хранении наркотиков в Португалии заканчивались тюремными сроками. Фактически новое законодательство легализовало и без того имевшуюся практику.

г) В действительности в Португалии в конце 90-х и начале нулевых была героиновая волна (как, собственно, и везде в Европе, в том числе в России), а потом она спала (как и у нас) — потому что поколение героинщиков просто сдохло (извините, но возвышенное «погибло» совершенно не годится для описания этого процесса).

д) Легалайзеры напирают на то, что количество «проблемных наркоманов» в 2001 было около 1% населения, а потом стало вдвое ниже. Противники легалайза напирают на то, что количество «пожизненно употребляющих» выросло на 40-50%.

Обе стороны правы, замечу.

е) Спустя восемь лет после реформы, в 2009 году, количество вновь диагностируемых ВИЧ-инфицированных среди наркоманов в Португалии было 13,4 случая на миллион — что почти впятеро выше среднеевропейского уровня в 2,85 случая.

Иными словами — португальского чуда просто не было. Был комплекс мер и динамика процессов, которые в среднем привели к противоречивым и неоднозначным последствиям.

Откуда же пошла великая Легенда о Португальской Победе Над Наркотой Путём Декриминализации?

В том же 2009 году ультралибертарианскийамериканский «институт Катона» выдал обзор, в котором кропотливо вытащил из статистики Португалии конца нулевых всё, что выглядит лучше данных 2000 года или лучше общеевропейских данных — и сгруппировал так, чтобы это выглядело а) улучшением, б) достижением декриминализации. Обзор превратился в бродячее евангелие легалайзеров и вот уже десять лет кочует по интернетам разных стран.

…К чему я это всё, ув. друзья. Вы помните другую бродячую легенду — об Исландской Революции?

Ну вот. Добро пожаловать в эпоху игносферы, о которой я так часто и с удовольствием пишу. В нашем гиперинформационном веке вместо света истины, пронизывающего каждый уголок — всюду крутится цветной туман и бродят симулякры никогда не случавшихся событий, осёдланные хитроватыми проповедниками.

И мы, ув. друзья, должны заново научиться интеллектуальному смирению — то есть признавать, что во многом не только не знаем правды, но и узнать, кажется, не можем.

Оригинал