Борьба русского государства за Могилев в первой трети XVI века: дипломатия и война.

 

Завершение процесса образования единого Русского государства в годы правления Ивана III (1462 — 1505) и Василия III (1505 — 1533), повлекло за собой изменение всей внешнеполитической ситуации в Восточной Европе. После свержения монголо-татарского ига (1480), присоединения различными путями Новгорода (1478), Твери (1485), не менее трети восточнославянских земель Великого княжества Литовского (далее ВКЛ) по результатам войн 1492 — 1494 и 1500-1503 гг. и взятия Смоленска (1514), включения Пскова (1510) и Рязани (1523) появилось большое, сильное в военном отношении государство, открыто выдвинувшее уже в конце XV в. программу объединения всех бывших древнерусских земель под властью Москвы. А поскольку Русь как этнокультурное пространство к этому времени оказалась примерно в двух равных половинах в составе владений Ивана III и Александра Казимировича (1492-1506), то именно ВКЛ становилось главным препятствием на пути реализации московской внешнеполитической программы. В этой программе получило свое отражение средневековое «право войны» как вооруженной борьбы за конкретную территорию, обусловленную нарушенными владетельными правами московской правящей династии [1,с. 32-33]. В означенный период между Русским государством и Великим Княжеством состоялось пять кровопролитных войн: 1500-1503, 1507-1508, 1512-1522, 1534-1537 гг., в результате которых ни одной из сторон не удалось добиться решающих успехов. Это были войны не только за «всю Русь», но и в первую очередь за конкретные регионы, «земли», «волости» и прежде всего города, как наиболее эффективные центры обороны и очаги сопротивления. Именно города, в силу территориальных потерь или приобретений выступали главными реперными точками войны. В этом качестве они становились главными объектами военного противостояния и дипломатических споров. Военно-стратегический потенциал городов оказывал существенное влияние на выработку внешнеполитического курса в Виленском Верхнем замке и в Московском Кремле. В очерке о борьбе Русского государства за , синтезирующем экспозицию, логику и хронику военных событий с их дипломатическими предпосылками и общественными факторами на главных внешнеполитических направлениях межгосударственных отношений, отразившихся в истории дипломатии и в военной истории, и пойдет речь в этой статье.
В настоящее время в историографии насчитывается не менее пяти работ о борьбе Русского государства за Смоленск, имеются исследования о борьбе за Полоцк. Источниковая база позволяет появиться и очерку о борьбе за Витебск и другие города. Сопоставление и синхронизация источников позволили автору воссоздать в подробностях борьбу Русского государства за Могилев. Это первое исследование такого рода, что не только позволит заполнить историографическую лакуну, но и будет способствовать наиболее полному представлению о роли внешнеполитических факторов развития города в его истории, и его месте в исторических судьбах и внешнеполитических процессах средневековой Восточной Европы.
К началу XVI в. Могилев был хорошо известен в дипломатических кругах ВКЛ и Русского государства. Виленские послы и московские дьяки «польского двора» при заключении «перемирной грамоты» по итогам войны 1500 — 1503 гг. отнесли город к владениям Александра Казимировича [2, №118.13.р.209]. При заключении «докончанья вечного» по результатам кампании 1507 — 1508 гг. «город Могилев с волостьми» сохранялся за королем и великим князем Сигизмундом I (1506 — 1548) [3, № 80. р.125]. Дополнительную известность в обоих государствах город получил в 1503г., когда великий князь Александр Казимирович разрешил своей жене Елене Ивановне — дочери Ивана III управлять Могилевским замком пожизненно [4, №117. р. 175]. После смерти Елены Ивановны в 1513 г. это послужило поводом взаимных дипломатических демаршей. В 1517 г. на переговорах в Москве «литовским» послам Яну Щиту и Богушу Боговитиновичу от имени Василия III было заявлено: «сестре нашей королеве и великой княгини Олене и которые городы и волости подавал сестре нашей, а своей жене королеве и великой княгине муж ее Александр король и Жигимонт бы король тех городов и волостей нам поступился»… [5, № 85. с.527-528]. Речь шла прежде всего о Могилеве и Могилевской волости.
Претензии были отвергнуты «литовской» стороной, но стал ясен их политический подтекст — после потери Смоленска в войне 1512 — 1522 гг. верхнеднепровский регион, находящийся на кратчайшем пути к центральным, жизненно важным районам ВКЛ и его столице, оставался незащищенным. Итоги этой долгой войны, закончившейся пятилетним перемирием, подвели дипломаты обоих государств на московских переговорах в сентябре 1522 г., Могилев оставался в составе ВКЛ [5, №93. с.640]. Очередная война 1534 — 1537 гг. также не изменила владетельного статуса города [6, №4.с.105] и усилия дипломатии Ивана III и Василия III о претензиях на Могилев, как и на «литовскую» часть Руси не принесли ожидаемых результатов. Вместе с тем передача этого города приобретала для московской дипломатии характер долговременной перспективы, и в 1567 г. Иван IV (1533-1584) будет требовать у Сигизмунда Августа (1548 — 1572) в порядке первого шага к миру «…Шклов, Могилев и иные городы по Днепру» [7, с.262].
Главное внешнеполитическое направлением в споре за Могилев все же оставалось за войной. В Москве достаточно быстро оценили невоспол- нимость для ВКЛ потери Смоленска и незащищенность верхнеднепровских волостей, и создание здесь крупного оборонительного узла, который хоть в малой степени мог бы компенсировать утрату смоленской крепости, было вполне ожидаемым. Переговоры 1517 г. ни к чему не привели, и война возобновилась, усилив желание Василия III выяснить оборонные возможности Поднепровья и, прежде всего, Могилева. Целевой характер похода не вызывает сомнений и подтверждается военно-окладной документацией
Русского государства за 1518 г. По разрядам, «Тово же году были воеводы в Вязьме, а из Вязьмы князь великий Василей Иванович всеа Руси посылал литовские земли воевать воевод своих под Могилев. А были воеводы по полком: В болшом полку князь Василей Васильевич Шуйский да Ондрей Васильевич Сабуров. В передовом полку князь Иван Михайлович Воротынской да князь Петр Федорович Охлябинин. А в правой руке князь Василей Ондреевич Микулинской да Ондрей Микитич Бутурлин. В левой руке князь Федор Васильевич Лапата Телепнев Оболенской да Юрья Иванов сын Замятнин. В сторожевом полку князь Семен Федорович Курбской да князь Иван Федорович Офчина Телепнев Оболенской. А стояли воеводы тем походом в Красном» [8, с. 159-160]. На могилевском направлении действовало пять полков под командованием десяти воевод, из которых семь имели княжеский титул, то есть под Могилев летом 1518 г. уходила основная масса войск западной группировки.
В следующем 1519 г., стремясь развить успех, московские полки по данным официальной Никоновской летописи из Вязьмы и Смоленска двинулись к оршанской крепости, «…а от Орши воеводы великого князя поидоша к Могилеву и Меньску» [9, с.268]. Такое внимание к недостаточно хорошо укрепленному городу не могло быть случайным, московские воеводы прощупывали самый уязвимый участок восточной границы ВКЛ и это становилось очевидным для Сигизмунда I. В 1520 г., с последующими подтверждениями, Могилев с волостью был отдан королем «в держанье» князю Василию Соломерецкому, скорее всего под условием постройки здесь нового замка [10, с.148]. Уже в июне 1520 г. от смоленского воеводы И.В. Шуйского в Москву ушло донесение: «Да здесь нам, государь говорил воевода виленской писал деи яз до приятеля своего, до вашего государя, до Григорья Федоровича: доколе меж государя послы будут, и в ту пору войска меж их ни на одну бы сторону не было, ино деи после вас из Смоленска были казаки в могилевских местах; а он сказывает, что их государь король свою украину велел укрепити гораздо, и казаком ходити не велел в московские украйны» [5, №86. с.561].
К 1526 г. строительство замка было завершено. «Лета 1526 — сообщает Баркулабовская летопись — болший замок зароблен и принято много горы Могилы, на которой теперь замок Могилев стоит» [11, с.174]. «Roku 1526-go. Za Zygmunta, krola polskiego, a w szesciu leciech bedacego syna jego Zygmunta Awgusta, miasto Mohilow zalozilo sie, a zamek z wloscia przed kilkaset lat przed tym byl» — дополняет хроника [12, с.239]. Уже в 1523 г. в замке смог разместиться гарнизон из 300 наемных «драбов» [13, с.188].
В конце 1533 г., когда между Вильно и Москвой истекал срок очередного перемирия, умер Василий III. Его вдова и регентша Елена Глинская, оставшись на руках с двумя детьми, старшему из которых, будущему Ивану Грозному исполнилось всего три года, была более чем кто заинтересована в мире с Сигизмундом I. Однако в Вильно решили, что более удачного момента для реванша не найти. Требования ВКЛ для сохранения мира с Русским государством были хорошо известны — возвращение Северской земли и
Смоленска, потерянных в войнах 1500 — 1503 и 1512 — 1522 гг., на что Москва пойти не могла. Февральско-мартовский сейм 1534 г. санкционировал войну и объявил о сборе «посполитого рушенья». Под знаменами великого гетмана Юрия Радзивила вооруженные силы ВКЛ медленно собирались «на Друцких полях» с мая по август 1534 г., а затем двинулись к Могилеву. «В то время — сообщает Евреиновская летопись — приехали из Москвы князь Семен Бельский и Иван Луцкии, а сними было четыреста коней и встретили войско живущее литовское в Магилеве. Там же в Магилеве гетман литовский Юрье Родивил с войском лежал пят днии и послал гетмана дворного пана Андрея Немировича, воеводу киевского и пана Василия Чижа, конюшего дворнного, с войском на Северу. И пришли под Стародуб, Отчину погромили, а с ним было 3000 людеи, а сам Овчина утек, и много людей живых поимали. И от Стародуба пошли прочь до Радогоща, и под Радогощом князя Борбошина побили и Радогощ город сожгли и много полону побрали, и оттоле ходили под Почап, замком не взяли и пошли во свою землю к Литву на Кричев. А с другими людьми посылал пан Юрье Родивил князя Андрея Коверскаго да князя Андрея Вишневецкого под Смоленск. И Смоленскую землю извоевали, и под городом были и города не взяли, и в свою землю к Магилеву в целости пришли до домов своих» [12, с.236].
Летом следующего 1535 г. военные действия были перенесены на территорию Русского государства. Войскам ВКЛ с помощью польского вспомогательного отряда удалось занять Гомель, а позднее Почеп и Радогощ, а в конце августа взять Стародуб. Но еще в начале года московские воеводы попытались перехватить инициативу и нанести контрудар в Поднепровье. Уже в январе 1535 г. по известиям Вологодско-Пермской летописи, воевода Горбатый-Кислый должен был «…идти из Смоленска на Мстиславль и на Оршу и на Могилев…[13, с.316]. Через несколько месяцев на это же направление был послан Василий Шуйский «.к Мстиславлю, и к Орше, к Кричеву, к Могилеву и иным городом Литовским» [14, с.14-15]. Русские войска, возглавляемые Василием Шуйским, находились в Поднепровье до конца лета 1535 г. Отряды воеводы «.воевали городы Литовские ото Мстиславля: Кричев, Радомль, Могилев, Княжичи, Шклов, Копос, Оршу, Дубровну; и остроги имали, и посады жгли, и людей многих побили, и живых поимали» [14, с.88].
Истощив друг друга во взаимной борьбе, и не имея больше сил для продолжения войны, враждующие стороны сели за стол переговоров. По их итогам 16 — 18 февраля 1537 г. было заключено перемирие сроком на пять лет, от Благовещенья 1537 г. до Благовещенья 1542 г. К ВКЛ отходила Гомельская волость, Русское государство получало Себеж и Заволочье, несколько сел попадали под двойное управление. Могилев оставался в составе ВКЛ [6, № 4. с. 105].
Целенаправленная борьба Русского государства за Могилев в первой трети XVI в. не привела к успеху, как это было в случае со Смоленском. Благодаря своевременно принятым в ВКЛ Сигизмундом I мерам в Могилеве был выстроен новый замок по самым передовым технологиям того времени. Сам город выдержал безуспешные осады в 1518, 1519, 1535 гг., но несмотря на это и в дальнейшем постоянно находился в поле зрения московских военных властей. Обладание Могилевом открывало для Русского государства возможность контроля водной магистрали по Днепру, самого короткого пути к центральным районам ВКЛ и в перспективе завоевания всего Верхнеднепровского Левобережья.
Последующие события, уже выходящие за хронологические рамки исследования, свидетельствуют о том, что внимание к городу со стороны Москвы только возрастало. Поход под Могилев летом 1581 г. любимца Ивана Грозного — Дмитрия Хворостинина проходил по сценарию похода 1519 г. Пожар в Могилевском замке (1633 г.) в разгар войны Речи Посполитой с Россией 1632-1634 гг., в котором нетрудно увидеть диверсию, осады Могилева в годы войны 1654-1667 гг. как военные акции против конкретного города по своему масштабному стратегическому осмыслению уходят своими корнями в первую треть XVI в., когда в Русском государстве крепло осознание значения днепровского центра в долгосрочной внешнеполитической игре.
Список литературы и источников:
1.Сидоренко, Б.И., Свиб, А.Ф. «Право войны» во внешнеполитических взаимоотношениях Великого княжества Литовского и Московского государства в конце XV — первой трети XVI вв. / Б.И. Сидоренко, А.Ф. Свиб // Сацыяльна-эканамічныя i прававыя даследаванні. — 2014. — № 3. — С. 32 — 43.
2.Lietuvos Metrika. Kniga 5 (1427 — 1506): Uzrasymu knyga 5 / Parenge E. Banionis. — Vilnius: Mokslo ir ensiklopediju leidykla, 1993 — 402 p
№ 118. 13 р. 209-212.
3.Lietuvos Metrika. Kniga 8 (1499-1514): Uzrasymu kniga 8 / Parenge A. Baliulis, R. Firkovicius, D.Antanavicius. — Vilnius: Mokslo ir ensiklopediju leidykla, 1995 — 708 p. — № 80 с. 125-128.
4.Lietuvos Metrika. Kniga 25 (1387 — 1546): Uzrasymu kniga 25 / Parenge D Antanavicius ir A. Baliulis. — Vilnius: Mokslo ir ensiklopediju leidybos institutas, 1998 — 460 p.
5.Сборник Императорского Русского исторического общества в 148-ми томах. — СПб — Петроград, 1867 — 1916. — Т.35: Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским (с 1487 по 1533 гг.) / Изд. под ред. Г.Ф.Карпова. — СПб.: Типография Ф.Г. Елконского и Компании, 1882 — Т. I. — 869 с.
6.Сборник Императорского Русского исторического общества в 148-ми томах. — СПб — Петроград, 1867 — 1916. — Т. 59: Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским (с 1533 по 1560 гг.) / Изд. под ред. Г.Ф. Карпова. — СПб.: Типография Ф.Г. Елконского и Компании, 1887 — Т.ІІ. — 629 с.
7.Послания Ивана Грозного./ Подг. текста Д.С.Лихачева, Я.С. Лурье. Под ред. В.П. Адриановой-Перетц. — М-Л.: Изд. АН СССР, 1951. — 716 с.
8.Разрядная книга 1475-1605гг. / Сост. Н.Г. Савич; под. ред. В.И.
Буганова — Т.І.,Ч.1. — М.: Изд. АН СССР, 1977 — 188 с.
9.Полное собрание русских летописей: Т. 13 (1506-1553). — Патриаршая или Никоновская летопись — Изд. АН СССР — М.: Наука, 1965. — 532 с.
10.Сидоренко,Б.И. К вопросу о времени основании Могилевского замка: хронология и война /Б.И.Сидоренко// Научные труды Могилевского филиала БИП: Право. Политика. Экономика. — Вып.14. — Под общ. ред. А.А. Скикевича — Могилев — ЧУО МФ БИП, 2012 — с. 145-149.
11.Полное собрание русских летописей: Т.32. — Баркулабовская летопись / Изд. АН СССР — М.: «Наука», 1975. — 234с.
12.Полное собрание русских летописей: Т.35. — Евреиновская летопись. — Приложение! Могилевская хроника Т.Р. Сурты и Ю. Трубницкого / Изд. АН СССР — М.: «Наука», 1980. — 305 с.
13.Полное собрание русских летописей: Т.26 — Вологодско-Пермская летопись / Изд. АН СССР — М.: «Наука», 1959. — 412 с.
14.Полное собрание русских летописей. — Т.29 — Летопись начала царства царя и великого князя Ивана Васильевича. — Александро-Невская летопись. — Лебедевская летопись / Изд. АН СССР — М.: «Наука», 1965. — 390 с.

Б.И. Сидоренко (Могилев, Беларусь)
ЧУО «БИП — Институт правоведения»

Оригинал