Хрущёв в ООН: а был ли ботинок?

Хрущёв в ООН: а был ли ботинок?

12 октября 1960 года в истории международных отношений, а также в истории Организации Объединённых Наций осталось заметным, в том числе, по причине известного эмоционально окрашенного выступления Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Сергеевича Хрущёва с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, на её 15-й сессии, проходившей в Нью-Йорке.
Многие при упоминании о выступлении лидера СССР в ООН сразу же вспомнят «историю с ботинком, которым Хрущёв (якобы) стучал по трибуне Генассамблеи ООН» — неоднозначный эпизод времен «холодной войны». Так был ли в руках советского лидера ботинок, стучал ли он им по трибуне, если да, то почему?
Эмоциональные выступления Никиты Сергеевича, так же как и его поведение во время этих выступлений нельзя отнести к числу выдающихся примеров ораторского искусства. Однако эта же эмоциональность и в определённом смысле несдержанность его как оратора сохранили его образ в памяти, а также до сих пор заставляют многих обращаться к хронике и пересматривать её. Кто-то при этом улыбается, кто-то задумывается, кто-то проводит аналогии с современным положением дел в ООН, не зацикливаясь исключительно на личности Хрущёва, а обращаясь непосредственно к контексту и подоплёке тех событий, которые разворачивались в ООН в день 12 октября 1960 года.
Сегодня в сети вообще много информации относительно того, стучал ли вообще Хрущёв ботинком на заседании Генеральной Ассамблеи ООН. Ссылаясь на интервью В.М. Суходрева (официального переводчика советской делегации и государственных и партийных лидеров СССР Хрущёва и Брежнева), можно с уверенностью утверждать, что ботинок всё-таки в руках Никиты Сергеевича был. Но стучал им он не по трибуне, а по столу, за которым сидел Хрущёв и представители Советского Союза на заседании Генассамблеи.
Само по себе выступление Хрущёва было очень эмоциональным и выдержанным в духе идеологии и лозунгов коммунистической партии того периода. Речь шла о борьбе с колониализмом, и глава советского правительства обвинял страны НАТО, называя их империалистическими державами, в подавлении всякого рода проявлений борьбы народов за свободу и независимость.
После предложения принять Декларацию о предоставлении свободы всем колониям, представитель Филиппин заметил, что этот документ должен касаться и стран Восточной Европы, находящихся под контролем СССР, то есть фактически лишённых независимости. В ответ на эту реплику Хрущев взорвался. Он поднял руку, требуя предоставить ему слово, но этот жест то ли не заметили, то ли проигнорировали. И вот тут-то и произошел знаменитый казус. Чтобы обратить на себя внимание, он стучал по столу кулаком, но так и не добившись реакции, стал размахивать ботинком. О том, каким образом под рукой у генсека оказался его ботинок, позже рассказала одна из женщин, обслуживающих в тот день зал заседаний: «Когда Хрущеву до своего места оставалось сделать буквально шаг, кто-то из корреспондентов случайно наступил ему на пятку, башмак слетел. Я быстро подобрала башмак, завернула в салфетку и, когда Хрущев через мгновение сел на свое место, незаметно подала ему сверток под стол. Между сиденьем и столом совсем небольшое пространство. И наклониться к полу, чтобы надеть или снять обувь, плотный Хрущев не мог, мешал живот. Так он и сидел до поры до времени, вертя под столом свой башмак. Ну а когда его возмутило выступление другого делегата, он в запальчивости стал колотить по столу предметом, который случайно оказался у него в руках. Если бы он тогда держал зонтик или трость, то принялся бы стучать зонтиком или тростью».
Когда Хрущев поднялся на трибуну, никакого ботинка в руках у него уже не было. Он размахивал кулаком, но по трибуне ничем не стучал. Появившийся позже башмак у него в руке на фото в некоторых газетах – не более чем фотомонтаж. Есть только одна фотография, на которой генсек сидит на своем месте, а ботинок лежит перед ним на пюпитре. Филиппинца Хрущев ответе назвал «холуём американского империализма», в очередной раз, поставив переводчиков в затруднительное положение. А заодно предложил «взять заступ и поглубже похоронить империализм» В газетах же потом написали: «Разъяренный Хрущев молотит ботинком по трибуне Генеральной Ассамблеи ООН и в исступлении кричит: «Мы вас похороним!»». Так и родился миф.
Так или иначе, но бесспорным остаётся тот факт, что стоя у трибуны, советский лидер не стучал по ней своим ботинком, а лишь эмоционально произносил свои речи. Однако, находясь за столом, где сидели представители СССР, Никита Сергеевич, всё-таки держал в руках свой ботинок и стучал им по столу, пытаясь привлечь к себе внимание Председателя Генеральной Ассамблеи и протестуя против выступления представителя Филиппин.
Подготовил Петр Журавлев по материалам сайтов Calend.ru и Kulturologia.ru
Источник — Журнал Междунанодная жизнь Оригинал