Мыслочанская гора – адрес горя и боли

Мыслочанская гора – адрес горя и боли

Тема14 мая 2021 г. в Республике Беларусь был принят ряд резонансных законов в сфере национальной безопасности. Особую значимость имеет Закон «О недопущении реабилитации нацизма». Он и издан для того, чтобы на государственном уровне пресечь любые попытки сфальсифицировать историческую правду о развязанном нацистами геноциде против белорусского народа. Определенная работа в этом направлении уже ведется. Генеральная прокуратура Беларуси возбудила уголовное дело по факту геноцида белорусского народа в годы Великой Отечественной войны. Следственная группа изучает архивные документы и уголовные дела в отношении нацистских преступников и их пособников. Ведется поиск живых свидетелей, которые могли бы поделиться своими воспоминаниями. Организована работа по установлению ранее неизвестных мест массового уничтожения мирных жителей Беларуси.
До войны в местечке Глуск проживало более 3 тысяч евреев, что составляло 70% его населения. Многие из местных жителей разговаривали на языке идиш. Евреи Глуска, как и их земляки других национальностей, терпели лишения, но не теряли надежды на лучшую жизнь. Надежды не оправдались. Грянула война – и в одночасье трагически закончилась многовековая евреев Глуска. Их как будто здесь и вовсе не было, будто и не жили они здесь…
Немцы оккупировали Глуск 27 июня 1941 года и сразу установили для евреев жесткий порядок. Всем без исключения велели пришить к одежде спереди и сзади  желтые звезды. Начались издевательства и расстрелы. Оккупанты сразу организовали в местечке лагерь для принудительных работ и обязали евреев являться туда ежедневно, лишь вечером отпускали домой. За уклонение от явки на работу наказанием был расстрел.

2 декабря 1941 года, в 6 часов утра,  объявили приказ: всем евреям явиться с документами и ценными вещами к комендатуре для регистрации. Собрав при помощи полицаев всех евреев на площади в центре Глуска, парк оцепили со всех сторон автоматчики. Приехавшая накануне зондеркоманда погрузила женщин и детей в машины, а мужчин автоматчики с собаками повели в сторону Мыслочанской горы (по названию ближайшей д.Мыслотино), что в полукилометре от местечка. Здесь фашистские жертвы увидели подготовленные военнопленными огромные траншеи и все поняли. Военнопленных здесь же расстреляли. Затем расстреляли и 3 тысячи евреев. Еще часть евреев, около 500 человек, расстреляли почти в самом центре города – на Костельском валу около костела. Часть евреев расстреляли на территории артели «Спатры», часть – на территории кладбища. Женщин перед расстрелом раздевали, насиловали.  Массовые убийства осуществляли немцы – зондеркоманда. Тех, кто не пришел в первый день на площадь или сумел скрыться, искали: полицаи обыскивали дома и кого находили – отводили в комендатуру. Их расстреляли в последующие два дня (около 70 человек). Осенью 1943 года и в начале 1944 года нацисты, уничтожая следы преступлений, заставили военнопленных выкапывать и сжигать тела убитых глусских евреев. Военнопленных затем тоже расстреляли.
На Мыслочанской горе долгое время стоял памятник расстрелянным евреям, который установили в 1958 году родственники тех, кто погиб здесь. Это была пирамида в металлической ограде, окруженная соснами и табличкой с надписью: «Вечная память гражданам (еврейской национальности), советским военнопленным и партизанам, зверски замученным немецко-фашистскими извергами в 1941–1944 гг. От граждан Глуска».
 Я не раз бывал у этого памятника, ибо в районе горы в мои школьные годы проходили разные слеты, соревнования и игры. Потом приходилось бывать на горе по работе, ибо там был песчаный карьер и заводик по изготовлению асфальта. Вокруг памятника всегда было убрано, ухожено. Стоит небольшой памятник и на еврейском кладбище, где произведено перезахоронение. На табличке написаны на иврите слова памяти погибшим евреям. В Глуске умеют чтить память погибших земляков.
Памятник  нужен  живым
В канун 65-летия Победы над фашистской Германией открыт новый памятник на Мыслочанской горе. Инициатором идеи нового памятника стал Наум  Сандомирский – писатель, лауреат литературных премий, журналист, долгие годы возглавлявший глусскую районную газету «Радзiма», один из немногих евреев, сегодня живущих в Глуске.
«В моем маленьком Глуске за последние годы появились новые памятники. Они поставлены по разным поводам, но всегда значительным. Сегодня сказано много чувственных слов. И это тот случай, когда пафос не раздражает, потому что содержание события совпадает с тем, что мы чувствуем. Все, что здесь происходит, говорит: наши души не зачерствели.
Сегодня вся еврейская диаспора Глуска – это одна семья. Только не в переносном, а в буквальном смысле – всего пять человек. Я себя чувствую смотрителем еврейского кладбища. Каждому мероприятию, которое проводится в Глуске, придаю своим присутствуем многонациональный колорит.
Может так случиться, что через некоторое время евреев в Глуске не будет вообще. Поэтому памятник, который мы сегодня открываем, – это свидетельство десятилетий, столетий совместной жизни евреев, белорусов, представителей других национальностей на этой земле», – сказал Наум Сандомирский во время открытия памятника.

Наум Сандомирский (справа) и Дмитрий Кустанович во время открытия памятника.
Авторами памятника стали архитектор лауреат государственной премии Беларуси Галина Левина и скульптор Максим Петруль. На шести колоннах – фрагменты довоенной семейной фотографии. Сами колонны разрывают ее части. И надписи: «Мыслочанская гора – адрес горя и боли. Место массового уничтожения 3 тысяч глусских евреев», «9 декабря 1941 года. Трагедия зимнего дня – эхо в наших сердцах». Серьезнейшую помощь в установке памятника оказало районное руководство, глава районной власти стал координатором всех работ. Деятельное участие принял внук Праведницы народов мира Марии Бабак – Иван.

 Мендель Рубинсон. 
Активное участие в создании памятника принял питерский художник Дмитрий Кустанович. Его прадед был расстрелян на Мыслочанской горе. Дед – еврейский писатель Симха Кустанович – издал в Нью-Йорке две книги: «Глуск – боль моя» и «Глуск – мой штетл». Подойдя к микрофону, Дмитрий сказал: «Тем, кто здесь лежит, нужна наша молитва, наши добрые дела. Памятник нужен нам – живым».

 Михаил Хархурин.
Была официальная церемония. Звучал гимн Беларуси. Выступали Посол Государства Израиль Эдуард Шапиро и представители районных властей, еврейских общественных организаций. Было зачитано приветствие Леонида Левина, руководителя Белорусского союза еврейских организаций. Офицеры стояли в почетном карауле. Дети зажигали свечи. У памятника говорили прочувственные слова раввин и православный священник. На открытие памятника приехали два человека, которые чудом спаслись во время декабрьского расстрела, – Мендел Рубинсон  и Михаил Абрамович Хархурин.
 …Фотография довоенной еврейской семьи. Такие же семьи были здесь, в Глуске. Поход к фотографу становился настоящим событием. К нему го-товились, надевали лучшие наряды. Фотография – свидетельство счастли-вой жизни, даже если на самом деле она была не такой уж счастливой. Под каждой крышей были свои проблемы, своя судьба…
Война расстреляла еврейские семьи. Война уничтожила семейные фотографии.
На шести колоннах – фрагменты довоенной семейной фотографии…
«Праведник народов мира» Глусчины
Трагедия на Мыслочанской горе продолжалась три дня. Спаслись те, кому помог счастливый случай (не более 2%). Они остались в живых благодаря людям, которые жили рядом, которые, рискуя своей жизнью, жизнью своих родных и близких, спасли их от неминуемой гибели. Их благородные поступки не были забыты Израилем. Со временем они были награждены памятными медалями и дипломами о присвоении почетного звания «Праведник народов мира».
Звание «Праведник народов мира» присваивает Израильский Мемориальный музей памяти жертв и героев Катастрофы европейского еврейства «Яр Вашем». Праведниками стали называть тех, кто, рискуя своей жизнью и жизнью своих родных, спасал евреев от верной гибели. В Глусском районе шесть человек удостоены высокого звания «Праведник народов мира»:
Надежда Архипцева и ее дочь Любовь Волчек (Архипцева), Ольга Слабко (Белицкая).
Место спасения – Глуск. Спасенная – еврейская девочка Ольга Шульман. 
Когда началась война, Надежда Архипцева жила со своим больным мужем и четырьмя детьми в Глуске. В 1941 году 11-летняя Ольга Шульман, убежав от расправы над евреями, постучала в дверь Архипцевых. Несмотря на опасность и бедственное положение, Надежда спрятала ребенка у себя дома. Ее дочь, 11-летняя Люба, школьная подруга Ольги, ухаживала за беглянкой и даже спала вместе с ней в потайном месте. Когда немцы стали обыскивать дом, Ольгу уже спрятали в лесу, в землянке. Архипцева и ее дочь продолжали ухаживать за девочкой. Летом 1943 года поиски евреев участились. Архипцевы решили поселить Ольгу в семье своей сестры, которая жила в контролируемом партизанами районе. Через неделю Ольга убежала в лес. Там она встретила Ольгу Белицкую, жительницу одной из близлежащих деревень. Белицкая спрятала Ольгу Шульман у себя дома на два месяца, пока не прекратились обыски. Потом Ольга вернулась к Архипцевым, где оставалась до освобождения Глуска от немецко-фашистских захватчиков (июль 1944 г.). Все это время Белицкая регулярно посещала Ольгу и приносила ей еду.
Звание «Праведник народов мира» присвоено в 1998 году.
Муж и жена Анисим и Анна Красневские.
Место спасения – д. Городище Глусского района. Спасенный – еврейский мальчик Михаил Хархурин.
Когда в конце августа 1941 года фашисты расстреляли всех евреев Городка – деревни, что в 17 километрах от Глуска, убили девять взрослых еврейских мужчин, живших в деревне, – Абрам Аронович Хархурин с Мишей успели уйти в Глуск, где жили их дочь и сестра Маня. Вскоре всем глусским евреям приказали собраться на площади перед немецкой комендатурой. Хархурины понимали, что обратной дороги не будет и ночью вернулись в свою деревню Городок. Решили всей семьей – отец, мать, трое братьев – уйти в лес  и присоедениться к партизанам. И только самого младшего, Мишу, которому шел девятый год, оставили в д.Городище, в двух километрах от Городка, у Анисима и Анны Красневских. С их сыном Николаем  Миша учился в одном классе, сидели за одной партой. С августа по декабрь 1941 года Мишу прятали ночью под кроватью, днем – в сарае.
В декабре 1941 года за Мишей приехали на лошади и увезли в Октябрьский район, в партизанский отряд 125-й партизанской бригады имени Рокоссовского, где уже воевали отец и братья.
Звание «Праведник народов мира» присвоено в 2001 году.
Мария Бабак.
Место спасения – Глуск. Спасенные – Мендель Рубинсон, Хая Кацман с детьми, Эмма Штейн (Меклер) и ее дети.
Утром 12 декабря 1941 года Рубинсоны попытались уйти из Глуска, но он был оцеплен полицейскими. Маму, брата и сестру расстреляли. Менделю удалось бежать и спрятаться в свинарнике, принадлежавшем семье Бабак. В нем же прятались Эмма Меклер и ее мать. Позже Мария Бабак перевела беглецов в погреб, где уже были Хая Кацман с тремя сыновьями и Копул Голуб.
Расстрелы продолжались три дня. После того, как оцепление сняли, евреям помогли перебраться через реку Птичь. Мендель, Эмма и ее мать добрались до партизанской зоны в Октябрьском районе Гомельской области. Вскоре к ним присоединился отец Менделя.
Звание «Праведник народов мира» присвоено в 2007 году.
Глусчане вправе гордиться своими Праведниками и не забывают их имена. И не дай бог, чтобы нечто подобное когда-либо случилось!
В Глуске и сегодня вспоминают жертв Холокоста. Венки и цветы жители райцентра приносят к памятному знаку из шести двухметровых колонн, символизирующих шесть миллионов евреев, погибших в огне Холокоста…
Ничего подобного нигде и никогда не должно повториться…
Подготовил  Валерий Василевский, г/п Глуск. 
При подготовке использованы открытые исторические источники и фото.
Автор: MogilevNEWS.byВладимир Воробьев
08.09.21
MogilevNEWS.by

14 мая 2021 г. в Республике Беларусь был принят ряд резонансных законов в сфере национальной безопасности. Особую значимость имеет Закон «О недопущении реабилитации нацизма». Он и издан для того, чтобы на государственном уровне пресечь любые попытки сфальсифицировать историческую правду о развязанном нацистами геноциде против белорусского народа. Определенная работа в этом направлении уже ведется. Генеральная прокуратура Беларуси возбудила уголовное дело по факту геноцида белорусского народа в годы Великой Отечественной войны. Следственная группа изучает архивные документы и уголовные дела в отношении нацистских преступников и их пособников. Ведется поиск живых свидетелей, которые могли бы поделиться своими воспоминаниями. Организована работа по установлению ранее неизвестных мест массового уничтожения мирных жителей Беларуси.
До войны в местечке Глуск проживало более 3 тысяч евреев, что составляло 70% его населения. Многие из местных жителей разговаривали на языке идиш. Евреи Глуска, как и их земляки других национальностей, терпели лишения, но не теряли надежды на лучшую жизнь. Надежды не оправдались. Грянула война – и в одночасье трагически закончилась многовековая евреев Глуска. Их как будто здесь и вовсе не было, будто и не жили они здесь…
Немцы оккупировали Глуск 27 июня 1941 года и сразу установили для евреев жесткий порядок. Всем без исключения велели пришить к одежде спереди и сзади  желтые звезды. Начались издевательства и расстрелы. Оккупанты сразу организовали в местечке лагерь для принудительных работ и обязали евреев являться туда ежедневно, лишь вечером отпускали домой. За уклонение от явки на работу наказанием был расстрел.

2 декабря 1941 года, в 6 часов утра,  объявили приказ: всем евреям явиться с документами и ценными вещами к комендатуре для регистрации. Собрав при помощи полицаев всех евреев на площади в центре Глуска, парк оцепили со всех сторон автоматчики. Приехавшая накануне зондеркоманда погрузила женщин и детей в машины, а мужчин автоматчики с собаками повели в сторону Мыслочанской горы (по названию ближайшей д.Мыслотино), что в полукилометре от местечка. Здесь фашистские жертвы увидели подготовленные военнопленными огромные траншеи и все поняли. Военнопленных здесь же расстреляли. Затем расстреляли и 3 тысячи евреев. Еще часть евреев, около 500 человек, расстреляли почти в самом центре города – на Костельском валу около костела. Часть евреев расстреляли на территории артели «Спатры», часть – на территории кладбища. Женщин перед расстрелом раздевали, насиловали.  Массовые убийства осуществляли немцы – зондеркоманда. Тех, кто не пришел в первый день на площадь или сумел скрыться, искали: полицаи обыскивали дома и кого находили – отводили в комендатуру. Их расстреляли в последующие два дня (около 70 человек). Осенью 1943 года и в начале 1944 года нацисты, уничтожая следы преступлений, заставили военнопленных выкапывать и сжигать тела убитых глусских евреев. Военнопленных затем тоже расстреляли.
На Мыслочанской горе долгое время стоял памятник расстрелянным евреям, который установили в 1958 году родственники тех, кто погиб здесь. Это была пирамида в металлической ограде, окруженная соснами и табличкой с надписью: «Вечная память гражданам (еврейской национальности), советским военнопленным и партизанам, зверски замученным немецко-фашистскими извергами в 1941–1944 гг. От граждан Глуска».
 Я не раз бывал у этого памятника, ибо в районе горы в мои школьные годы проходили разные слеты, соревнования и игры. Потом приходилось бывать на горе по работе, ибо там был песчаный карьер и заводик по изготовлению асфальта. Вокруг памятника всегда было убрано, ухожено. Стоит небольшой памятник и на еврейском кладбище, где произведено перезахоронение. На табличке написаны на иврите слова памяти погибшим евреям. В Глуске умеют чтить память погибших земляков.
Памятник  нужен  живым
В канун 65-летия Победы над фашистской Германией открыт новый памятник на Мыслочанской горе. Инициатором идеи нового памятника стал Наум  Сандомирский – писатель, лауреат литературных премий, журналист, долгие годы возглавлявший глусскую районную газету «Радзiма», один из немногих евреев, сегодня живущих в Глуске.
«В моем маленьком Глуске за последние годы появились новые памятники. Они поставлены по разным поводам, но всегда значительным. Сегодня сказано много чувственных слов. И это тот случай, когда пафос не раздражает, потому что содержание события совпадает с тем, что мы чувствуем. Все, что здесь происходит, говорит: наши души не зачерствели.
Сегодня вся еврейская диаспора Глуска – это одна семья. Только не в переносном, а в буквальном смысле – всего пять человек. Я себя чувствую смотрителем еврейского кладбища. Каждому мероприятию, которое проводится в Глуске, придаю своим присутствуем многонациональный колорит.
Может так случиться, что через некоторое время евреев в Глуске не будет вообще. Поэтому памятник, который мы сегодня открываем, – это свидетельство десятилетий, столетий совместной жизни евреев, белорусов, представителей других национальностей на этой земле», – сказал Наум Сандомирский во время открытия памятника.

Наум Сандомирский (справа) и Дмитрий Кустанович во время открытия памятника.
Авторами памятника стали архитектор лауреат государственной премии Беларуси Галина Левина и скульптор Максим Петруль. На шести колоннах – фрагменты довоенной семейной фотографии. Сами колонны разрывают ее части. И надписи: «Мыслочанская гора – адрес горя и боли. Место массового уничтожения 3 тысяч глусских евреев», «9 декабря 1941 года. Трагедия зимнего дня – эхо в наших сердцах». Серьезнейшую помощь в установке памятника оказало районное руководство, глава районной власти стал координатором всех работ. Деятельное участие принял внук Праведницы народов мира Марии Бабак – Иван.

 Мендель Рубинсон. 
Активное участие в создании памятника принял питерский художник Дмитрий Кустанович. Его прадед был расстрелян на Мыслочанской горе. Дед – еврейский писатель Симха Кустанович – издал в Нью-Йорке две книги: «Глуск – боль моя» и «Глуск – мой штетл». Подойдя к микрофону, Дмитрий сказал: «Тем, кто здесь лежит, нужна наша молитва, наши добрые дела. Памятник нужен нам – живым».

 Михаил Хархурин.
Была официальная церемония. Звучал гимн Беларуси. Выступали Посол Государства Израиль Эдуард Шапиро и представители районных властей, еврейских общественных организаций. Было зачитано приветствие Леонида Левина, руководителя Белорусского союза еврейских организаций. Офицеры стояли в почетном карауле. Дети зажигали свечи. У памятника говорили прочувственные слова раввин и православный священник. На открытие памятника приехали два человека, которые чудом спаслись во время декабрьского расстрела, – Мендел Рубинсон  и Михаил Абрамович Хархурин.
 …Фотография довоенной еврейской семьи. Такие же семьи были здесь, в Глуске. Поход к фотографу становился настоящим событием. К нему го-товились, надевали лучшие наряды. Фотография – свидетельство счастли-вой жизни, даже если на самом деле она была не такой уж счастливой. Под каждой крышей были свои проблемы, своя судьба…
Война расстреляла еврейские семьи. Война уничтожила семейные фотографии.
На шести колоннах – фрагменты довоенной семейной фотографии…
«Праведник народов мира» Глусчины
Трагедия на Мыслочанской горе продолжалась три дня. Спаслись те, кому помог счастливый случай (не более 2%). Они остались в живых благодаря людям, которые жили рядом, которые, рискуя своей жизнью, жизнью своих родных и близких, спасли их от неминуемой гибели. Их благородные поступки не были забыты Израилем. Со временем они были награждены памятными медалями и дипломами о присвоении почетного звания «Праведник народов мира».
Звание «Праведник народов мира» присваивает Израильский Мемориальный музей памяти жертв и героев Катастрофы европейского еврейства «Яр Вашем». Праведниками стали называть тех, кто, рискуя своей жизнью и жизнью своих родных, спасал евреев от верной гибели. В Глусском районе шесть человек удостоены высокого звания «Праведник народов мира»:
Надежда Архипцева и ее дочь Любовь Волчек (Архипцева), Ольга Слабко (Белицкая).
Место спасения – Глуск. Спасенная – еврейская девочка Ольга Шульман. 
Когда началась война, Надежда Архипцева жила со своим больным мужем и четырьмя детьми в Глуске. В 1941 году 11-летняя Ольга Шульман, убежав от расправы над евреями, постучала в дверь Архипцевых. Несмотря на опасность и бедственное положение, Надежда спрятала ребенка у себя дома. Ее дочь, 11-летняя Люба, школьная подруга Ольги, ухаживала за беглянкой и даже спала вместе с ней в потайном месте. Когда немцы стали обыскивать дом, Ольгу уже спрятали в лесу, в землянке. Архипцева и ее дочь продолжали ухаживать за девочкой. Летом 1943 года поиски евреев участились. Архипцевы решили поселить Ольгу в семье своей сестры, которая жила в контролируемом партизанами районе. Через неделю Ольга убежала в лес. Там она встретила Ольгу Белицкую, жительницу одной из близлежащих деревень. Белицкая спрятала Ольгу Шульман у себя дома на два месяца, пока не прекратились обыски. Потом Ольга вернулась к Архипцевым, где оставалась до освобождения Глуска от немецко-фашистских захватчиков (июль 1944 г.). Все это время Белицкая регулярно посещала Ольгу и приносила ей еду.
Звание «Праведник народов мира» присвоено в 1998 году.
Муж и жена Анисим и Анна Красневские.
Место спасения – д. Городище Глусского района. Спасенный – еврейский мальчик Михаил Хархурин.
Когда в конце августа 1941 года фашисты расстреляли всех евреев Городка – деревни, что в 17 километрах от Глуска, убили девять взрослых еврейских мужчин, живших в деревне, – Абрам Аронович Хархурин с Мишей успели уйти в Глуск, где жили их дочь и сестра Маня. Вскоре всем глусским евреям приказали собраться на площади перед немецкой комендатурой. Хархурины понимали, что обратной дороги не будет и ночью вернулись в свою деревню Городок. Решили всей семьей – отец, мать, трое братьев – уйти в лес  и присоедениться к партизанам. И только самого младшего, Мишу, которому шел девятый год, оставили в д.Городище, в двух километрах от Городка, у Анисима и Анны Красневских. С их сыном Николаем  Миша учился в одном классе, сидели за одной партой. С августа по декабрь 1941 года Мишу прятали ночью под кроватью, днем – в сарае.
В декабре 1941 года за Мишей приехали на лошади и увезли в Октябрьский район, в партизанский отряд 125-й партизанской бригады имени Рокоссовского, где уже воевали отец и братья.
Звание «Праведник народов мира» присвоено в 2001 году.
Мария Бабак.
Место спасения – Глуск. Спасенные – Мендель Рубинсон, Хая Кацман с детьми, Эмма Штейн (Меклер) и ее дети.
Утром 12 декабря 1941 года Рубинсоны попытались уйти из Глуска, но он был оцеплен полицейскими. Маму, брата и сестру расстреляли. Менделю удалось бежать и спрятаться в свинарнике, принадлежавшем семье Бабак. В нем же прятались Эмма Меклер и ее мать. Позже Мария Бабак перевела беглецов в погреб, где уже были Хая Кацман с тремя сыновьями и Копул Голуб.
Расстрелы продолжались три дня. После того, как оцепление сняли, евреям помогли перебраться через реку Птичь. Мендель, Эмма и ее мать добрались до партизанской зоны в Октябрьском районе Гомельской области. Вскоре к ним присоединился отец Менделя.
Звание «Праведник народов мира» присвоено в 2007 году.
Глусчане вправе гордиться своими Праведниками и не забывают их имена. И не дай бог, чтобы нечто подобное когда-либо случилось!
В Глуске и сегодня вспоминают жертв Холокоста. Венки и цветы жители райцентра приносят к памятному знаку из шести двухметровых колонн, символизирующих шесть миллионов евреев, погибших в огне Холокоста…
Ничего подобного нигде и никогда не должно повториться…
Подготовил  Валерий Василевский, г/п Глуск. 
При подготовке использованы открытые исторические источники и фото.
Источник — mogilevnews.by Оригинал