Детские приюты на территории Могилевской губернии (1840-1914 гг.)

 

В Российской империи обязанности заботиться о нетрудоспособных лицах — сиротах и стариках — были возложены на их близких родственников либо на общества в целом. Для тех, кто не принадлежал к определенному обществу, существовали специальные заведения закрытого призрения: богадельни, сиротские приюты, воспитательные дома.
Эти учреждения входили в структуру приказов общественного призрения в соответствии с законом 1775 г. Они предназначались для лиц, «кои пропитания не имеют». При этом указывалось, что если по каким-либо причинам местный приказ признавал неудобным открывать специальный приют, то он имел право отдавать неимущих сирот «добродетельным и добронравным людям» для воспитания и обучения какому-либо ремеслу или торговле за умеренную плату [17, с. 271-272]. Данные нормы были включены в Устав общественного призрения. В нем подчеркивалось, что в сиротские дома принимались дети мещан, купцов и вообще свободных сословий, а также чиновников и канцелярских служителей, которые после смерти родителей нуждались в особом попечении либо если родители не имели возможность обеспечить своим детям воспитание и обучение в других заведениях. Но речь шла исключительно о законнорожденных детях [20, с. 73].
На территории Могилевской губернии располагался один из старейших в Беларуси сиротских приютов. Он был создан в 1840 г. по инициативе могилевского губернатора С.П. Энгельгардта, который возбудил соответствующее ходатайство еще в 1839 г. Штаты сиротского дома были утверждены 22 мая 1846 г., в соответствии с ними число воспитанников должно было составлять 45 человек. Данное учреждение подчинялось Приказу общественного призрения и предназначалось для призрения детей обоего пола из свободных сословий исключительно христианского вероисповедания [5, с. 18; 6, с. 3]. Мальчики обучались в уездном училище и гимназии, а девочки — в самом заведении. Однако уже к середине 1860-х гг. стали очевидны недостатки в деятельности сиротского приюта. Дети воспитывались в нем до достижения 12-13 лет. Выйдя из заведения, они были не в состоянии обеспечивать себя собственным трудом и в результате становились, как отмечалось в одном из отчетов, «жертвами бедности или разврата» [7, л. 88 об. — 89].
Первоначально сиротский приют располагался в нескольких домах, разбросанных по городу, а в 1883 г. за счет средств Приказа общественного призрения для него было приобретено здание на Дворянской улице [5, с. 18]. В 1894 г. последовала реорганизация приюта. По просьбе Приказа общественного призрения девочки были переведены в Николаевский приют. За содержание каждой из 20 воспитанниц из приказных средств выплачивалось по 100 руб. в год [16, с. 160]. В сиротском приюте остались только мальчики.
Значительное участие в развитии помощи детям принимало Ведомство учреждений императрицы Марии. В его ведении находился детский приют, открытый 6 декабря 1846 г. по инициативе княгини С.П. Голицыной. В 1870 г. он получил наименование «Николаевский» в честь умершего цесаревича Николая Александровича [12, с. 5]. Приют был рассчитан на 50 мест и принимал на попечение девочек всех сословий христианского вероисповедания. В нем было организовано обучение в соответствии с программами начальных учебных заведений. Кроме того, воспитанницы обучались рукоделию. Приют могли посещать и приходящие ученицы (не более 15 человек) на бесплатной основе. Наиболее способные девочки затем продолжали обучение в гимназии за счет средств Губернского попечительства [6, с. 1]. В 1912 г. при приюте было открыто отделение для малолетних, которое состояло под покровительством великой княжны Анастасии Николаевны [15, с. 132].
В целом состояние обоих приютов не вызывало особых нареканий со стороны губернской администрации. Как неоднократно отмечал губернатор А.С. Дембовецкий, они были «вполне благоустроены» [13, с. 28; 14, с. 58]. Однако эти учреждения предназначались для детей от 7 лет. Что касается сирот и незаконнорожденных подкидышей младше этого возраста, то в соответствии с действовавшими правовыми нормами Приказ общественного призрения должен был отдавать их на попечение благонадежным людям за установленную плату или на безвозмездной основе. Расходы на эти цели постепенно увеличивались: так в 1889 г. из приказных средств было затрачено чуть более 500 руб., а в 1902 г. — свыше 2,3 тыс. руб. [11, с. 66; 13, с. 28]. Это косвенно подтверждало необходимость в расширении специализированных заведений, предназначенных для призрения детей, оставшихся без попечения родителей.
В разрешении данной проблемы принимали участие частные лица, благотворительные организации и православная церковь, которые начали создавать собственные учреждения для помощи детям. Так, в Гомеле, втором по значимости городе Могилевской губернии, функционировало два детских приюта. Первый был открыт в 1874 г. по инициативе княгини И.И. Паскевич и предназначался для девочек в возрасте от 5 до 10 лет. Его воспитанницы обучались грамоте и ремеслам. Второй приют был открыт Обществом пособия бедным в 1898 г. Он был рассчитан на 40 мест и принимал детей обоего пола христианского вероисповедания в возрасте от 4 до 14 лет. Детский приют для мальчиков-евреев функционировал в Шклове [6, с. 5, 8].
В Могилеве на рубеже XIX-XX вв. было создано два приюта. В 1898 г. при Благотворительном обществе был открыт приют для мальчиков христианских вероисповеданий [6, с. 3]. Здесь дети не только обучались грамоте, но также изучали столярное и слесарное ремесла. В 1901 г. для размещения приюта Общество построило за счет собственных средств отдельное здание [10, с. 68]. В 1900 г. состоялось торжественное открытие приюта-школы с ремесленным отделением при Могилевском церковно¬православном братстве. Он был рассчитано на 20-25 мальчиков [9, с. 78].
В таких заведениях дети обучались грамоте, а также ремеслам (слесарно-кузнечному, сапожному, швейному). Они содержались за счет собственных средств и пожертвований. Дальнейшее развитие помощи детям в заведениях закрытого призрения было связано с деятельностью Управления по делам земского хозяйства, созданного на территории Могилевской губернии в 1903 г. В его ведение были переданы все учреждения упраздненного Приказа общественного призрения, в том числе и сиротский приют. На протяжении 1904-1910 гг. количество детей, воспитывавшихся в нем, увеличилось с 31 до 49 человек. Сироты посещали учебные заведения Могилева — мужскую гимназию, реальное училище, фельдшерскую школу, городское и приходское училища. В 1910 г. Могилевское управление по делам земского хозяйства открыло при приюте собственную школу, в которую принимались и приходящие ученики. При ней были созданы мастерские для ремесленного обучения — столярная, кузнечная и слесарная [5, с. 18-19].
Кроме того, Управление приняло на себя и финансовые обязательства упраздненного Приказа общественного призрения. Оно продолжало выплачивать пособие на содержание 20 воспитанниц в Николаевском приюте, размер которого составлял примерно 2 тыс. руб. в год. За счет земских средств было организовано призрение подкидышей и малолетних сирот. Их отдавали на воспитание благонадежным лицам, которые получали ежемесячное пособие по 5 руб. в месяц. Для наблюдения за их содержанием при Могилевской губернской земской управе были введены две должности разъездных надзирательниц, при замещении которых предпочтение отдавалось акушеркам [8, л. 21-21 об.]. На протяжение 1906-1910 гг. расходы на эти цели увеличились в три раза — с 3 003 руб. 1 коп. до 9 489 руб. 23 коп., что косвенно свидетельствовало об увеличении контингента воспитанников. Серьезной проблемой являлось то, что выплата пособия прекращалась после достижения ребенком восьми лет. С этого времени забота о воспитаннике, как и вообще устройство его будущего ложились на попечителя [18, л. 1-1 об.].
Существовавших на территории Могилевской губернии детских приютов по-прежнему было недостаточно, чтобы обеспечить помощью всех нуждавшихся. Потребность в заведениях подобного типа оставалась высокой. Собственных ресурсов для развития сети детских приютов у Могилевского управления по делам земского хозяйства не было. В этой связи оно практиковало поддержку подобных заведений, находившихся в ведении благотворительных обществ. Так, Губернский комитет выплачивал Гомельскому обществу пособия бедным ежегодное пособие в размере 1,5 тыс. руб. на содержание детского приюта, а Могилевскому обществу пособия бедным — 2,2 тыс. руб. на содержание мастерских при детском приюте [5, с. 19-20].
Финансовую помощь от Управления по делам земского хозяйства получало и Губернское попечительство детских приютов, входившее в структуру Ведомства учреждений императрицы Марии. Оно принимало активное участие в развитии сети учреждений закрытого призрения для детей. В 1909 г. было открыто Быховское уездное попечительство, а приют при нем — в 1910 г. Реализация данного проекта была осуществлена благодаря финансовой поддержке органов местного и сословного самоуправления. Так, Могилевское управление по делам земского хозяйства на открытие приюта выделило единовременно 700 руб. и назначило ежегодное пособие в размере 100 руб. От волостных крестьянских обществ поступило почти 700 руб. Ежегодное пособие со стороны местного городского общественного управления составило 100 руб. [12, с. 43-45].
Выплата пособий в пользу детских приютов продолжилась и после преобразования Управления по делам земского хозяйства в полноценное земство. В связи с тем, что в Быховском детском приюте призревались преимущественно дети из крестьянского сословия, и планами увеличить число воспитанников с 17 до 20 человек, Быховское уездное земское собрание в 1911 г. приняло решение увеличить размер ежегодного пособия до 200 руб. [ 1, с. 17— 18, 112]. Финансовая помощь со стороны уездных земств поступала и в пользу Николаевского приюта. Так, Могилевское уездное земство в 1911 г. назначило ему пособие в размере 600 руб., а Климовичское — 200 руб. [3, с. XIV, XVIII- XIX; 4, с. II—III]. Указанные средства предоставлялись при условии призрения сирот из соответствующих уездов. Регулярную финансовую помощь со стороны земства получало и само Губернское попечительство. В частности, в 1913 г. Могилевское губернское земское собрание назначило ему субсидию в размере 500 руб. [2, с. 67, 69].
Одновременно Губернское земство приступило к разработке плана реорганизации призрения детей в губернии и расширения сети заведений, предназначенных для их воспитания и обучения. В 1913 г. оно обсуждало возможность создания специализированного заведения для сирот, в рамках которого сочетались бы призрение и сельскохозяйственное обучение. К этому времени в распоряжение земства поступило имение Чурилово, подаренное И.В. Барановским, а Сельскохозяйственная комиссия предложила перенести туда школу из соседней деревни и оборудовать приют для сирот. Предполагалось, что на эти цели потребуется до 10 тыс. руб. На заседании 17 декабря 1913 г. Могилевское губернское земское собрание под председательством Ф.В. Бондырева одобрило это предложение [19, с. 49, 71]. Кроме того, 18 декабря 1913 г. было принято решение возвести новое здание для сиротского приюта, находившегося в ведении земства, на участке, арендованном у городских властей. На это требовалось более 23 тыс. руб., которые планировалось позаимствовать из губернского больнично-строительного фонда, однако затем было решено взять краткосрочный кредит на пять лет из Кассы городского и земского кредита [19, с. 77-79, 110]. К сожалению, в связи с началом Первой мировой войны эти планы так и не были реализованы.
Таким образом, первые детские приюты на территории Могилевской губернии были открыты в Могилеве в 1840-х гг. Они предназначались исключительно для представителей свободных сословий христианского вероисповедания, рожденных в законном браке. Расширение сети детских приютов в регионе произошло в конце XIX — начале XX вв., благодаря деятельности частных лиц, благотворительных обществ, православной церкви, а также органов местного самоуправления — Управления по делам земского хозяйства и сменившего его земства. Они принимали участие в финансировании существующих детских приютов, открывали собственные заведения для призрения детей, где сироты не только обучались грамоте, но и получали профессиональные навыки.

Моторова Н.С.
Белорусский государственный университет
(г. Минск, Беларусь)

Литература
1. Журналы Быховского уездного земского собрания первой очередной сессии 1911 года с приложениями. — -на-Днепре: Типо-лит. А.И. Шнейдера, 1911. — VI, 164 с.
2. [Журналы заседаний второго очередного Могилевского губернского земского собрания. 8-16 января 1913 г.]. — Без тит. л. — 976 с. разд. паг.
3. [Журналы заседания первого очередного Климовичского уездного земского собрания 6-13 октября 1911 г.]. — Без тит. л. — XXXVII, 108 с.
4. Журналы Могилевского уездного земского собрания Могилевской губернии (с 6 по 10 октября включительно [1911 г.]) / Могилевское уездное земское собрание. 1-я очередная сессия 1911 г. — Могилев-на-Днепре: Типо-лит. А.И. Шнейдера, 1911. — X, 77 с.
5. Краткий обзор деятельности земского управления Могилевской губернии за 1903-1911 годы. — Могилев губ.: Губ. тип., 1911. — 31 с.
6. // Благотворительность в России: сост. по высочайшему повелению Собств. его императ. величества Канцеляриею по учреждениям императрицы Марии: [в 2 т.]. — Санкт-Петербург: [Типо-лит. Н.Л. Ныркина, 1907]. — Т. 2: [в 2 ч.]. Ч. 1: Губернии: Архангельская — Новгородская. — С. 1-22.
7. Национальный исторический архив Беларуси (далее — НИАБ). — Ф. 2001. Оп. 1. Д. 867. Л. 88 об. — 89.
8. НИАБ. — Ф. 2084. Оп. 1. Д. 37. Л. 21-21 об.
9. Обзор Могилевской губернии за 1900 год. — Могилев: Тип. Губ. правления, 1901. — [4], 104 с., 48 табл.
10. Обзор Могилевской губернии за 1901 год. Приложение ко всеподданнейшему отчету. — Могилев: Тип. Губ. правления, 1902. — [4], 92 с., 48 табл.
11. Обзор Могилевской губернии за 1902 год. Приложение ко всеподданнейшему отчету. — Могилев: Тип. Губ. правления, 1903. — [4], 90 с., 48 табл.
12. Отчет Могилевского губернского попечительства детских приютов Ведомства учреждений императрицы Марии за 1910 год. — Губ. гор. Могилев: Губ. тип., 1911. — 59 с.
13. [Отчет о состоянии Могилевской губернии за 1889 год ]. — Без тит. л. — 32 с., 31 табл.
14. Отчет о состоянии Могилевской губернии за 1891 год. Приложение ко всеподданнейшему рапорту могилевского губернатора. — Могилев: Тип. Губ. правления, 1892. — [2], 71, [3] с., 33 табл.
15. Отчет по Ведомству детских приютов, состоящих под
непосредственным их императорских величеств покровительством за 1913 год. — Петроград: Тип. В.Ф. Киршбаума (отделение), 1915. — XV, 150, 159 с.
16. Отчет по Ведомству детских приютов, состоящих под
непосредственным их императорских величеств покровительством и принадлежащих к Ведомству учреждений императрицы Марии за 1890-1894 гг. — Санкт-Петербург: Тип. В. Киршбаума, 1896. — XII, 204, 150 с.; 5 л. ил.
17. Полное собрание законов Российской империи. [Собрание 1]. Том XX: 1775-1780. [От №14233 до 15105]. — Санкт-Петербург: Тип. II Отд-ния Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1830. — 1034, 7, [3] с.
18. Российский государственный исторический архив. — Ф. 1288. Оп.
14 (1911 г.). Д. 136. Л. 1-1 об.
19. Третье очередное [Могилевское] Губернское земское собрание (сессия 12-19 декабря 1913 г.). Журналы заседаний Земского собрания / Могилевское губернское земство. — Могилев-на-Днепре: Типо-лит. Я.Н. Подземского, б/г. — 138, 4, 9 с.
20. Устав о общественном призрении // Свод законов Российской империи повелением государя императора Николая Первого составленный: [в
15 т.]. Издание 1857 год. — Санкт-Петербург: Тип. Второго Отд-ния Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1857. — Т. 13: Уставы о народном продовольствии, общественном призрении и врачебные. — С. 1-294.

Оригинал