Модель отчуждения и «надежда на заграницу»

Модель отчуждения и "надежда на заграницу"

Я пытаюсь понять, пусть и запоздало, но лучше поздно, чем никогда: откуда вообще появилась эта странная мысль в головах людей, что Запад поможет нам обустроить жизнь, наладить экономику, пришлёт советников, которые организуют у нас высокий уровень, и т.п. Ну вот откуда?! А ведь эта мысль имеет место, и у многих, и устойчиво, уже больше 30 лет вожделеющих ожиданий… «У них хорошо, и они у нас сделают хорошо, как у себя»! Кто это первый придумал, с какого перепою и почему?! Я даже не берусь разбирать вопроса – действительно ли у них хорошо? Большие сомнения, но допустим… Почему они нам-то помогут до своего уровня добраться?! Своими руками конкурента себе слепят?!
И я понял, что наше доморощенное западничество – гибрид между впечатлениями туриста и советским целеполаганием, совместившимся в голове! Гибрид уродливый, противоестественный, и мертворожденный. Вы побывали в гостях в чужом доме, ахнули роскоши – и вбили себе в голову, что хозяин этого дома спит и видит, мечтает вам точно такой же построить…

Что советского в нашем антисоветизме? Взращенная в СССР с молоком матери идея об организации жизни всех людей, всего общества и всех народов. «Совет Экономической Взаимопомощи».
Социализм и капитализм завлекают вкусняшками. И в этом их общий корень, кстати говоря, равно отсечённый от глубинной метафизики, мистических глубин бытия. Вкусняшка – она и есть вкусняшка, нечто материальное и потребительское, это не церковная утварь, а ширпотреб.
Но, поскольку социализм адресован абстрактному мышлению, способному обобщать идеи, понятия, строить сложные обобщения, опознавать подобия – то он говорит:
-Вот такая вкусняшка у вас будет!
Капитализм более примитивен, он – с точки зрения теории познания – на широкие обобщения неспособен. Он близок к зоопсихологии. И потому он завлекает без абстрактного расширения:
-Вот такая вкусняшка у тебя будет!
То есть социализм испекает опытный сладкий калач с прицелом в те или иные сроки этот калач растиражировать на всех (у вас будет).
А капитализму это не нужно, это кажется нелепым и крайне расточительным. Самому себе калач – рупь, а если миллиону людей по калачу, так это ж миллион рублей надо, убытки-то какие, убытки!
А поскольку локалисту нужен один калач, больше он не съест – то он и ограничивается выпеканием калача для себя. Без какого-то расширительного и обобщающего продолжения-тиражирования.
У капитализма и человеческого вида коренное противоречие в том, что у человечества, конечно, есть общие для всех людей проблемы. А у капитализм общих проблем вида нет.
В нём любая проблема – «твоя проблема», она не получает статуса общественной.
Если тебе не хватает сосисок в СССР – то это общественная проблема, порождающая общегосударственную «Продовольственную программу».
А если тебе не хватает мяса в Боливии или Перу, или в Англии (где такое тоже часто случается) – то это не выходит на политический уровень, и никого, кроме тебя не беспокоит. Принято считать, что кто достоин мяса – тот его получает достаточно. А кто не получает – сам виноват. Солидное западное СМИ «Die Welt»(ФРГ) сообщает, что «греческие школьники падают в обморок от голода» — но кроме родственников этих школьников их проблемы никого не беспокоят.
Вкусняшки не тиражируются во всеобщий доступ: они при капитализме эксклюзив. Оттого, что у тебя они есть – вовсе не факт, что у других появятся. И наоборот.
У людей, разделённых взаимоистребительной конкурентной борьбой за «место под солнцем» нет общих проблем: беда покупателя – радость для продавца, а беда продавца – успех покупателя.
Именно поэтому рыночная экономика и бессильна решать глобальные проблемы, какими бы они ни были: от экологической до проблемы голода. Здесь каждый сам за себя. И монополизация ничего не меняет: нет конкуренции производителей, но есть конкуренция за место внутри монополии. Общего же дела нет: моё не твоё, твоё не моё. От тебя убыло, ко мне прибыло, тебя назначили – меня обошли и т.п.
+++
Понимая, что западный образ жизни – это погоня за личным успехом («американская мечта») – мы понимаем и то, насколько абсурдны и нелепы влажные мечты западников о Западе как жизнеустроителе. Организаторе и вдохновителе лучшей жизни для кого-то, кроме него самого (да и сам он отнюдь не монолит, то есть для кого-то в нём, правильнее говорить).
Козёл, конечно, с удовольствием посетит огород с капустой, но ведь не для занятий огородничеством! Медведь очень любит мёд, лезет на пасеку – но ведь не для пчеловодства!
Цель западного человека, выпестованного рыночной экономикой – воспользоваться ситуацией. Той или иной. В режиме приспособления к реальности. То есть найти слабое место у собеседника по любому диалогу и обыграть его, обвести вокруг пальца. Чтобы в одном месте убыло, а в другом прибыло. Догадайтесь, в каких?
+++
Естественно, богатый сосед не станет строить вам дом – копию собственного, хотя бы потому, что его собственный дом (в единственном экземпляре) к нему не с неба упал и не просто так возник. Богатый дом – продукт хищений, и остаётся только установить – откуда? Кто остался на Земле бездомным ради второго этажа вашего соседа, а кто – ради третьего? И не вы ли тот «спонсор», за счёт которого, сжевав ему судьбу, сосед роскошествует?
Если богатый сосед вздумает всем выстроить такие же дома, как у себя, то никакого богатства не хватит. Когда кусочек масла размазывают по широкому ломтю – слой масла всё тоньше и тоньше – разве вы с этим никогда не сталкивались?!
Поэтому никому в Эквадоре или в Португалии и в голову не пришла бы странная мысль, что США или ещё кто-то помогут им обустроить жизнь! В Эквадоре все прекрасно понимают, зачем США приходят к ним, ставят очередную хунту. «Было ваше – стало наше» — закон рыночного «захватного права». А если вы отбились – и ваше осталось вашим? Тогда нашего меньше, мы беднее, у нас «упущенная прибыль». Чем дороже Эквадор отпускает свои бананы – тем ниже прибыль корпорации «Юнайтер фруит», продающих их в США и Европе.
Поэтому идеальная ситуация для ЮФ – чтобы бананы вообще забирать бесплатно. Например, как проценты от какого-то давно украденного местной хунтой кредита…
В формуле Х-Y < Z величина Х приближается к Z по мере уменьшения Y. И если Y = 0, то Х = Z, то есть текущее равно максимально возможному.
Если вам бананы или завод во время приватизации достались бесплатно, то ваша личная прибыль равна выручке при сбыте. А если пришлось что-то заплатить поставщикам, подрядчикам – то ваша личная прибыль снизилась относительно суммы общей выручки. Чем дороже какао или картофель оптом – тем меньше прибыли при торговле им в розницу, чего тут непонятного?!
Ведь именно для этого богатым корпорациям и нужен почти бесплатный каторжный детский труд в Азии! Или вы думаете, они просто так, из садизма, от нечего делать, косоглазых детишек мучают на конвейерах?!
Недаром же Стивен Кинг в одном из недавних романов пишет: «Кукла… чего… я мог ожидать от тряпок, засунутых в розовое тело каким-нибудь несчастным ребенком, которого заставляли трудиться и нещадно эксплуатировали где-то в Камбодже или в гребаном Уругвае».
Именно там делают куклы, которые потом продают американцам, и чем хуже дела ТАМ – тем доступнее куклы американскому покупателю и тем выше прибыль их американского продавца.
+++
Наш западник, контуженный советским коллективизмом, совершенно превратно и извращённо понятым, именно в силу советской ментальности понимает чужое богатство как обещание собственного. А простейшей, первоклашковой формулки Х-Y < Z – не понимает.
Не понимает того, что западному человеку обустраивать чужую жизнь, в первую очередь, опасно (растишь конкурента), а во вторых – попросту неэкономно, невыгодно. Рост уровня жизни у соседа делает его услуги дороже, а его спесь и гонор – выше.
Ему не только приходится больше платить, но он ещё и менее покорен, менее управляем. Голодный за краюху хлеба перед тобой будет на голове ходить, а с сытым такой фокус не проделаешь…
Дело не только в том, что ребёнок в Уругвае, перестав быть несчастным и обездоленным, потребует плату выше за набивку кукол. Дело ещё и в том, что ребёнок, перестав быть обездоленным, вообще перестанет набивать кукол, а будет, например, как и положено ребёнку, ходить в школу, играть в футбол и т.п.
Так как же можно было додуматься – что при покорности Западу его благосостояние станет нашим?! Разве нанимаясь в слуги к богатому хозяину, ты становишься, как он, богат? Ровней ему становишься – оттого что лакействовать перед ним согласился?!
+++
Обустройство быта всем и каждому – любимая забава СССР. Вот уж кто действительно был – чем богат, тем и рад, каждому встречному-поперечному! На чём всего себя и растратил…
Кому только СССР не дарил и свою рыбу, и свои удочки – в широком, метафизическом смысле слов! Если советские люди умели что-то полезное – они из кожи вон лезли, чтобы это стали бы вместе с ними уметь в Анголе или Монголии.
Чего только мы не передавали разным сомнительным «братьям», вместо того, чтобы воспользоваться их бедностью, беспомощностью и слабостью перед нашими технологиями!
Потому что социализм – продукт высшего развития абстрактного мышления: «у нас всё будет». А у нас – стало быть, у всех, у землян. С одной стороны, это высшая форма разума, вершина цивилизации. С другой – чем выше залез, тем больнее падать (диалектика). Высшее развитие абстрактного мышления не только содержит в себе великие перспективы, но и таит в себе великие угрозы.
Раздаришь всё своё всем – «и пусть никто не уйдёт обиженным» — а сам с чем останешься?
Капитализм попроще, ближе к животному миру. В силу своей мыслительной примитивности – устойчивее. «У тебя всё будет» — шепчет он на ухо каждому в качестве соблазна. А дальше объясняет, как сделать так, чтобы у тебя было всё, а у других – ничего. Дерзай, это общество больших возможностей! Правда, нулевых перспектив.
Ибо от того, что тебе лично хорошо – человечеству в целом ни жарко, ни холодно. Ты пришёл, покуражился, побухал, поплясал – и умер. А поскольку твоё было только твоим – оно умерло вместе с тобой. А человечество в целом не сдвинулось вверх ни на миллиметр (чаще, впрочем, сдвинулось в худшую сторону) – потому что ему, как своему виду, ты ничего от особи своей не выделил, не предоставил, не сберёг.
Посмотрите на ворон: умные птицы с начальными формами интеллекта. Страшно подумать, сколько лет (наверное, миллионы!) они одинаково вьют гнёзда, одинаково рождаются, и каждое воронье поколение начинает с инстинктного ноля. Именно с той точки, с какой начинали родители вороны, а до неё родители родителей, и т.д.
Это замкнутый круг: вороны не накапливают цивилизацию, они не умеют передавать опыт предков. Какие гнёзда они миллион лет назад вили – такие и сегодня вьют. Как не умели плавать миллион лет назад – так и не научились.
Но живут вороны по-разному. Кто-то очень сытно и радостно. Иногда находят очень сытные помойки и пируют блистательно…
Ворона осознаёт себя, может понять стаю – но она бессильна абстрагироваться до видового сознания, преодолевающее биологическую смерть бессмертием нематериальных идей.
Человек при капитализме (в рыночных дрязгах) такая же ворона. Например, коммунистам Космос нужен, а для капиталистов он затратная обуза и прорва. Коммунисты втянули их в «гонку престижа», а как только коммунисты кончились – капиталисты с удовольствием избавились от бремени космических исканий. Рей Брэдбери, классик американской литературы, пронзительно до слёз описывает крушение своей мечты: как космодром в США стал музеем, заглох, будущее поменялось местами с прошлым…
+++
При всех опасностях, которые таит в себе развитие абстрактного мышления (способности обобщать, и замечать подобие в кажущихся уникальностях) – у цивилизации нет иного пути. Психический локализм, замкнутость особи на себе и своих хотелках-болячках – звериный тупик, конец «человека разумного», вырождение вида в «человека приспособляющегося».
Важно понимать: сколько бы ни было у локалиста возможностей и средств – он их потратит только на себя. И на всякую примитивную фигню, которая не имеет цивилизационной ценности.
Локалист не делится своим превосходством, наоборот, тщательно оберегает монополию на него. Коммерческой тайной или копирайтом, засекречиванием наук и технологий, мегатонами лжи и путаницы, химерогонии, идущей на внешний мир – локалист стремится остаться уникальным в личном успехе.
…И тогда государь
Повелел ослепить этих зодчих,
Чтоб в земле его Церковь
Стояла одна такова,
Чтобы в Суздальских землях
И в землях Рязанских
И прочих
Не поставили лучшего храма,
Чем храм Покрова!
Чему может научить локалист другого человека?
Только плохому…
Экономика и Мы

Оригинал