Ценообразование в сфере невосполнимых ресурсов

Ценообразование в сфере невосполнимых ресурсов

У невосполнимого сырья (такого, как нефть, газ, руды металлов и т.п.) нет объективной цены. Этим НС отличается от восполнимого сырья (например, почвы, которую можно удобрить) и от продуктов обрабатывающей промышленности. Никакой объективной цены (справедливой, как любят говорить) у ресурса, который не восполняется, и при этом дан в виде дара природы – просто не может быть.
С одной стороны, если они есть – то они даны бесплатно, любому, кто их первым нашёл и не дал потому у себя отобрать. С другой стороны – если их нет, то их нет, и с этим ничего не сделаешь. Можно построить автомобильный завод, можно расширить действующий автозавод, но нельзя «построить» руками залежи угля, нефти, природного газа.

Как же происходит ценообразование в области невосполнимых ресурсов?
Есть три метода ценообразования у нефти-газа-руд: конструктивный, шантажистский и террористический.
Первый метод исходит из конструктивных потребностей цивилизации, человечества, прогресса и т.п. В рамках этого метода «человек разумный» средствами разума определяет, сколько и на каких условиях ему необходимо сжечь невосполнимого бесценного ресурса планеты, учитывая текущее состояние жизни. Такая цена не будет объективной (у невосполнимого такой не бывает) – но она будет разумной, потому что опирается на рациональный анализ, в котором рационально рассмотрены:
1) как сверхценность недр маленькой планеты,
2) так и необходимость ими пользоваться, пока не найдём им замену.
Конструктивный метод ценообразования относится к плановой экономике, социальным приоритетам, и в современном мире не актуален.
Шантажистский метод формирования цен на нефть, газ, руды и т.п. невосполнимые ресурсы (не только недр, кстати говоря) применяется при сложении военно-политической силы и обладания месторождениями.
Если люди, не имеющие необходимых ресурсов, не имеют, вместе с тем и возможности силой отобрать их у того, кто их имеет – он может выставить, теоретически, любые, даже самые жёсткие условия. Кстати говоря, это – частный случай общего состояния при капитализме, то есть строе, при которым, по меткому выражению А. Леонидова, «слабым не платят». Возможности шантажа работодателя (ресурсовладельца) по отношению к работнику (потребителю незаменимых ресурсов) на практике, разумеется, ограничены угрозой вымирания жертв шантажа. Но в теории – ничем. И потому шантажист не всегда останавливается на пресловутом «крайнем физиологическом минимуме»: порой он идёт и дальше, что и составляет предмет «экономического убийства», «экономического геноцида». Если человек не может без твоего согласия получить что-то ему остро необходимое, и силой отобрать у тебя это тоже не может – то ты легко загонишь такого человека в крайнюю нищету (осуществляя обмены на своих условиях), или ещё ниже: под землю.
Это, в частности, позволяет работодателям регулярно снижать реальное содержание заработков своих работников (если нет «шухера революционной угрозы»), по формуле: «уходить им некуда, а если нет разницы – зачем переплачивать? Работают за буханку, будут и за полбуханки работать, а у меня – снижение издержек».
Снижение издержек – не только прибыль в карман работодателя, но и конкурентное преимущество его продуктов на рынке. Потому тот, кто добр к рабочим, не только «сам себя рублём наказывает», но ещё и оказывается в итоге банкротом (по причине высокой себестоимости своих товаров).
По такой общей схеме капитализма работает и шантажистское ценообразование в области потребления невосполнимых ресурсов. Те, у кого они есть – если не видят угрозы военной интервенции – просто задирают планку, кому на сколько наглости хватит. Идеальное сочетание – когда у тебя есть уникальное сырьё и атомная бомба в комплекте: тогда твой запрос (любой) – и есть окончательное слово в ценообразовании.
Разумеется, бантустаны, вроде Бутана или Молдовы, таким путём идти не могут, что и составляет главную черту их «ограниченного суверенитета», на самом деле иллюзорного.
Для них есть третий путь ценообразование в области недропользования: террористический. Это когда цену назначает не продавец, а покупатель, и тоже, руководствуясь только собственной наглостью. Причина – военно-политическая сила на его стороне. Как он сказал – так и будет.
Важно отметить, что такой экономический террорист чаще использует не саму интервенцию (как интервенции США в Ирак, Ливию, Сирию, Югославию и т.п.), а угрозу интервенции. На одного империя нападает и рвёт в клочья, а десять других боятся, и «ладят дело миром». В этом и заключается стратегия США, например: не столько важно растоптать Ирак, сколько показать всем эмиратам и султанатам мира, как это делается. И побудить номинальных ресурсовладельцев «к скромности» в разговоре с гегемоном, доказав им через Ирак, что они только номинальные «хозяева» своей земли, а реально планетой владеет совсем другой.
Таковы, для всеобщего сведения, три метода ценообразования на нефть, газ, руды и другие невосполнимые ресурсы земных недр, не нами сделанных и нами не возобновляемые.
Экономика и Мы

Оригинал